Жаркое лето 1972-го

Фрагмент девятнадцатый, предпоследний – Гранит срочно вылетел в Рим, – сказал утром Джованни, протирая толстые линзы очков. – Думаю, ненадолго. Непредвиденные обстоятельства. Его глаза, лишённые защиты, казались непривычно маленькими и растерянными. – А что с синьорой Гароши? – спросил я. – Она должна была приехать в Милан следом за нами. …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент восемнадцатый Не знаю, стоил ли каждый итальянец тысячи европейцев, а каждый еврей ста итальянцев, но шума от евреев было столько, что его с лихвой хватило бы на всё остальное человечество. Участники миланской конференции набрасывались один на другого, заключали друг друга в тиски-объятия, от которых у каждого должна была хрустеть …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент семнадцатый Рима, как, впрочем, и Лондона, я не видел. Мои дни были заполнены «под завязку»: встречи, многолюдные пресс-конференции, ещё более многолюдные митинги, выступления в больших, на несколько сот зрителей, залах. Меня всюду сопровождали Джованни Бенси и неугомонная, неутомимая Ирена Гароши. Гранит появлялся вечером и уводил всех нас, правда, без …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент шестнадцатый Было хорошо. 29 мая, в понедельник, ещё было хорошо. И во вторник, 30 мая, тоже было хорошо. В среду с синьорой Гароши я приехал в редакцию «Шалома», там толпился народ, люди были непривычно притихшими. Подошла Сарра, в руке она держала свежую утреннюю газету. Ирена впилась взглядом в первую …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент пятнадцатый Пани Ирена даже не поздоровалась со мной. – Альберто Моравия отказался с вами встретиться! Эта фраза была её ответом на моё приветствие. – Я говорю ему: «Он еврей, приехал из Советского Союза, живёт в Израэ’ле. Ты должен поговорить с ним». «Я никому ничего не должен!» – это он …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент четырнадцатый Джованни Бенси должен был заехать за мной рано, в семь с четвертью. До приезда синьоры Гароши оставалось более двух с половиной часов, в эти два с половиной часа мне следовало уложиться. В гостиничном буфете я проглотил глазированную булочку с чашечкой крепкого кофе, вышел на тихую зелёную улицу, прошёл …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент тринадцатый В редакции «Шалома» нас ждал высокий лет тридцати-тридцати двух человек в массивных очках. – Джованни Бенси, – представился он. – Я буду вашим переводчиком. Можете называть меня Иван Михайлович, так меня называли в Москве. Его русский был безукоризненным – с лёгким акцентом: Иван Михайлович мягче, чем следовало, произносил …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент двенадцатый Р И М В римском аэропорту меня встретил двухметровый красавец, который тянул на голливудского супермена, никак не меньше. – Иеуда Гранит, – представился он. Ни русского, ни немецкого, ни, разумеется, идиша он не знал. Итальянский и ладино, два его родных языка, затем иврит, английский, французский, испанский, ещё, наверно, …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент одиннадцатый – Я знаю, с точностью до минуты, до секунды знаю, когда в меня вселилась эта болезнь. Я открыл почтовый ящик, там лежало письмо. Официальное письмо на бланке с государственным гербом. Я прочитал: «Государство Израиль против Ицхака Рагера». Это было извещение о начале расследования. Я почувствовал: в меня вселился …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

Жаркое лето 1972-го

Фрагмент десятый …К мэру Беэр-Шевы приехал министр инфраструктуры Израиля Ариэль Шарон. Рагера с Ариком связывала давняя боевая дружба: подполковник армии обороны Израиля, Ицхак Рагер руководил многими операциями во время Шестидневной войны, его подписи увековечили арабскую капитуляцию в городах вокруг Иерусалима: Гило, Вифлеем (Бейт-Лехем), ещё несколько населённых пунктов. – Срочно приезжай, …

Жаркое лето 1972-го Читать далее

C’EST LA VIE

Сирень была тогда сиреневой, а небо было голубым, и сам я до поры до времени был неприлично молодым, восток бывал утрами розовым, а бриз солоноват и тих, и говорили мы не прозою, а речь сама слагалась в стих, мы были смелыми и сильными, и вес был вес, и рост был …

C’EST LA VIE Читать далее

Вот если б Бог послал мне миллион…

На восьмом десятке я распрощался с моей прежней профессией (инженер по электронике и компьютерам) и с удовольствием занялся самой древней на земле профессией, работаю садовником в местном университете. Ибо сказано в Писании, что, создав первого человека Адама, Творец вручил ему сад Эдемский, наказав хранить и возделывать его. И было так. …

Вот если б Бог послал мне миллион… Читать далее

Живым и здоровым вернуться к маме…

Фрагмент пятый, последний. В одном из помещений института писателя уже ждали несколько десятков сотрудников, вся «русская» учёная колония. Сразу отыскались старые знакомые, знакомые знакомых, родственники знакомых и знакомые родственников. Оказалось, что у журнала «Знамя» давние тесные связи с институтом ядерной энергии имени Курчатова, и ещё оказалось, что бывшие «курчатовцы» работают …

Живым и здоровым вернуться к маме… Читать далее

Живым и здоровым вернуться к маме…

Фрагмент четвёртый Прошли годы, поездки и взаимные визиты стали повседневностью, и вот я везу писателя Г.Я.Бакланова из Беэр-Шевы в киббуц Сде-Бокер, в котором, на борту уходящего к горизонту вади, похоронены Давид и Поля Бен-Гурион и на территории которого находится всемирно известный институт исследования пустыни. Дорога вьётся по слегка холмистой каменистой …

Живым и здоровым вернуться к маме… Читать далее

Живым и здоровым вернуться к маме…

Фрагмент третий Во встречах Григория Яковлевича Бакланова в нашем университете Витя Радуцкий участвовал, но когда писателю организовали приём «в глубинке», в сердце Негева, в институте исследования пустыни, Витя взмолился: – Возьми эту поездку на себя. Что тебе! – полста километров туда, полста обратно, и ты дома. А мне ещё добираться …

Живым и здоровым вернуться к маме… Читать далее