Живым и здоровым вернуться к маме…

Фрагмент четвёртый

Прошли годы, поездки и взаимные визиты стали повседневностью, и вот я везу писателя Г.Я.Бакланова из Беэр-Шевы в киббуц Сде-Бокер, в котором, на борту уходящего к горизонту вади, похоронены Давид и Поля Бен-Гурион и на территории которого находится всемирно известный институт исследования пустыни.

Дорога вьётся по слегка холмистой каменистой пустыне – это особая, строгая и суровая красота, с характерной сероватой, слегка тонированной палитрой, с неожиданно необузданным многоцветьем восходов и закатов. Тут нет цитрусовых плантаций и ухоженных посёлков, лишь изредка встречаются бедуинские шатры и постройки – идеальное дополнение к пустынному ландшафту, пасутся ослы, верблюды, мелкий скот, они поедают сухие колючки и пересохшие стебельки степной травы.

Машин на дороге немного, изредка мелькают автомобили с воинскими номерами: после передачи Синайского полуострова Египту на крохотную территорию Израиля были передислоцированы военные базы, им тут тесно, а без них никак нельзя, поэтому присутствие армии весьма заметно и чувствительно.

Минуем поворот и, уже проскочив, успеваем на обочине заметить длинноногую девчушку в коротенькой форменной юбчонке: военная полиция.

– Развернитесь! – требует Бакланов. – Пожалуйста, – просит он. – Я хочу с ней сфотографироваться. Развернитесь, пожалуйста…

– Ей нельзя, Григорий Яковлевич, она при исполнении.

Какое огорчение на его лице!

Ещё раз (не последний) нарушу последовательность изложения, чтобы отметить, что сфотографироваться с израильским офицером Григорию Яковлевичу всё же удалось. Правда, это была не девочка-полицейская, а молодой мужчина-сверхсрочник Мика, сын моего и Вити Радуцкого друга Марка Шехтмана.

К Шехтманам мы заскочили вечером, после возвращения из Сде-Бокера. Мика был дома – то ли пришёл на побывку, то ли собирался на базу, был в форме и при оружии.

– Слушай, лейтенант, – воодушевился писатель, – я тоже лейтенант, бери автомат, давай сфотографируемся!

Он вскочил с дивана, обхватил Мику за плечи, и я доставил Григорию Яковлевичу удовольствие – «щёлкнул» камерой…

Но – до вечера нужно было дожить. А пока – ещё поворот, шлагбаум, справа какой-то неземной, знающие люди утверждают – лунный ландшафт (так говорят, хотя никто из них на Луне не бывал): на много километров к югу тянется расщелина, провал, на дне – извилистое сухое русло, вдоль него (по обоим берегам) тянутся две линии низкорослого зелёного кустарника – признак сезонного наполнения речки (вади Цин) водой. Вдали, в многометровой глубине, можно разглядеть густую зелень, там водопад, водоём (Эйн-Авдат) с лягушками, головастиками, мелкой рыбёшкой, дальше, надо всем – гора Авдат с раскопками древнего наббатейского города.

Наббатейское царство существовало с 12 века дохристианской эры, процветало, торговало и воевало с соседями, даже с войском легендарной Нефертити, рано приняло христианство, и древние языческие храмы были переоборудованы в роскошные церкви с алтарями, каменными колоннами, украшенными изображениями рыб и крестов, с мозаичными полами (я любовался такими в Мамшите, недалеко от Димоны).

У наббатеев было высокоразвитое земледелие, они выращивали неполивные культуры, используя для орошения росную влагу. (Вблизи Авдата теперь находится опытная станция, сотрудники которой пытаются возродить древнее наббатейское искусство сбора росной влаги на поверхности охлаждённых ночной прохладой камней. В самом сердце безводной пустыни они выращивают вкусные, сочные, ароматные овощи.)

Наббатейское царство пришло в упадок в начале первого тысячелетия, последние упоминания о нём относятся к пятому-шестому векам нашей эры.

Гостю всё интересно, он разглядывает, расспрашивает.

(Продолжение следует)

 

Share

4 комментария к «Живым и здоровым вернуться к маме…»

  1. Дорогой Илья!
    Мне неловко писать много, но эмоции — одолевают!
    Все — положительные в высшей степени.

    Как по-особому …уютен, деликатен и увлекателен Ваш рассказ —
    почувствовала себя в нем так комфортно, что — внутренне! —
    увидела себя вновь маленькой девочкой, заслушавшейся любимую книжку…
    Сердечно благодарна Вам!

    1. Спасибо, Лена. Как хорошо: Вы с удовольствием читаете, а я с удовольствием рассказываю. Вот уже и последний фрагмент выставил. Всего Вам доброго.

  2. С удовольствием Вас читаю. Продолжайте, пожалуйста. Ваш интересный рассказ можно бы предложить в «7 искусств».

Обсуждение закрыто.