ВЫПИСКИ. ТОЛСТОЙ.СТОЛЕТИЕ.ТОРЖЕСТВА (ИЗ ДНЕВН. ПРЕЗЕНТА)

Михаил Яковлевич Презент — работник аппарата ЦИКа, негласный помощник фактического советского президента Авеля Енукидзе  и конфидент главного пролетарского поэта Демьяна Бедного — современник тех событий и особа, приближенная к власти, — отметил тогда в своем «дневнике» как проходили торжества в 1928 году:

Несколько записей о толстовских торжествах.

10.IX. Торжества начались . В этот день в Большом театре состоялось открытое заседание юбилейного комитета. Было огромное количество желающих попасть в театр, но билеты, распределявшиеся юбилейным к[омите]том  и Всес[оюзным]. О[бщест]вом культ[урной]. связи с заграницей, были так умело разверстаны, что четверть театра пустовала и заседание началось с опозданием на ¾ часа. Это было не торжество, а интернациональный провал, ибо Запад был представлен смехотворно. Франция и Англия отсутствовали. Америку представлял проф. Дана, который уже давно, года полтора, кажется, находится в России и которому в театрах, как говорят досужие журналисты, не дают уже бесплатных мест.
Австрию представлял Стефан Цвейг, встреченный овацией — его произведения русские любят. Он говорил и писал, что, к сожалению, поздно получив приглашение, он даже не подготовился к выступлению перед русской публикой. То же повторил и Бернгард Келлерман. Он чуть ли не из газет узнал, что он приглашен на толстовские торжества. На вечере присутствовал Сергей Львович Толстой, но ни он, ни «толстовцы» и «толстоведы» не выступали.


12.IX Выступление «толстовцев» предполагалось в Ясной Поляне, в среду, 12 сентября. Но этому воспротивилась А.Л. Толстая, и С.Л. Толстой сказал, что он в Ясную Поляну не поедет, если туда поедет Чертков. Так выступление не состоялось там <…>
До Ясной Поляны от школы — 1 ½ в сплошной грязи. Тамошняя публика, наученная горьким опытом, ходит по этой грязи в сапогах, и женщины тоже. А  туда поехала часть юбил[ейного]. к[омите]та с Луначарским, Каменевой и иностранцами, в том числе и с Цвейгом. Автобусы отказались ехать по грязи, боясь рисковать машинами. Пошли. пришли через 2 ½ часа в таком измызганном виде, какой иностранцам, очевидно, никогда и не снился. И иностранцы получили полное представление о наших дорогах. Тульский губернский исполком не мог к этим дням даже утрамбовать этот небольшой пролет! Стефан Цвейг говорил, что путь к могиле Толстого труден: «Это хорошо, это очень хорошо, что к могиле Толстого — такой тяжелый путь. В Европе за 10 марок вы можете поехать на любое кладбище, где будут люди с веселыми лицами. А здесь идут только те, кто действительно хочет побывать на могиле Толстого».
На обратном пути автобусы ночью завязли в этой дороге.


13.IX Назначенный  вечер в Большом Зале Консерватории был отменен, т.к. в юбилейном комитете (правительственном) не хватило денег, чтобы заплатить за зал 1800 р.


14.IX состоялось два вечера — один казенный в Академии Худож[ественных]. Наук, другой в Политехн[ическом]. Музее — вечер вегет. о-ва и толстовского музея. На этом последнем было «весело»: Горбунов-Посадов [сотрудник Толстого по выпуску «Круга чтения»-БР] потребовал отмены смертной казни, прекращения милитаристической политики и прочих вещей, противоречащих толстовским идеям. Речь его прерывалась аплодисментами. За два дня до этого в антракте на спектакле в Малом театре вышел какой-то гражданин и тоже произнес аналогичную речь. Его быстро вывели какие-то люди.


 

Share
Статья просматривалась 78 раз(а)

Добавить комментарий