Татьяна Вольтская по поводу баталий вокруг модных стихов о вагине

Бахыт Кенжеев:

Прекрасные стихи Татьяны Вольтской, достойно завершающие, на мой взгляд, уже порядком поднадоевшую мне дискуссию…

Видишь, милый, может, и хорошо,
Что тебя здесь нету – с утра глазунью
Не поджарим, в ванную нагишом
Не прошлёпаем – но избежим безумья.

В метрополии пахнет подтаявшим мертвецом,
И жандарм наглеет, и, кажется, скоро сгинем,
Только раньше девочки, плача, твердили: “Цой!”,
А теперь они витийствуют о вагине,

И глаза их сухи. Насколько те
Слёзы юных дикарок о юном Цое
Чище слов, цедящихся в пустоте
Университетской – с оттяжкою и ленцою!

Это, милый, пустыня, пески, пески.
Помнишь, как в тёмной слоённой глуби
Ты раздвигал мои лепестки,
Пересчитывал – и всегда получалось: “любит”?

Ты входил ко мне, как входит пастух
С холода – в тёплый закут овечий,
Пахло мокрой шерстью, мир состоял из двух
Тел, и они разговаривали о вечном.

Как под чёрным сводом скользит Орфей
На ощупь, не понимая даже,
Как не сорваться в пропасть – левей, правей –
Мы заходили друг в друга всё дальше, дальше,

И когда мы кончали – ты выводил её,
Эвридику – испуганную, чужую,
На минуту к свету – как же теперь скажу я:
Тело – моё? Неправда – оно твоё.

Мне говорят, ты враг мой – со всех сторон:
Так они славят богиню свою Вагину.
Нам ли не знать, что славят они – могилу,
Нам ли с тобой не слышать, откуда звон.

Вон голосов их волны и рощи рук,
Бойся, беги их, милый, они – менады,
Мне же ни рук моих лёгких, ни губ не надо:
Я – это ты. Тобой извлечённый звук.

Share
Статья просматривалась 186 раз(а)

1 comment for “Татьяна Вольтская по поводу баталий вокруг модных стихов о вагине

  1. Виктор (Бруклайн)
    17 июля 2020 at 2:56

    Татьяна Вольтская по поводу баталий вокруг модных стихов о вагине

    Бахыт Кенжеев:

    Прекрасные стихи Татьяны Вольтской, достойно завершающие, на мой взгляд, уже порядком поднадоевшую мне дискуссию…

    Видишь, милый, может, и хорошо,
    Что тебя здесь нету – с утра глазунью
    Не поджарим, в ванную нагишом
    Не прошлёпаем – но избежим безумья.

    В метрополии пахнет подтаявшим мертвецом,
    И жандарм наглеет, и, кажется, скоро сгинем,
    Только раньше девочки, плача, твердили: “Цой!”,
    А теперь они витийствуют о вагине,

    И глаза их сухи. Насколько те
    Слёзы юных дикарок о юном Цое
    Чище слов, цедящихся в пустоте
    Университетской – с оттяжкою и ленцою!

    Это, милый, пустыня, пески, пески.
    Помнишь, как в тёмной слоённой глуби
    Ты раздвигал мои лепестки,
    Пересчитывал – и всегда получалось: “любит”?

    Ты входил ко мне, как входит пастух
    С холода – в тёплый закут овечий,
    Пахло мокрой шерстью, мир состоял из двух
    Тел, и они разговаривали о вечном.

    Как под чёрным сводом скользит Орфей
    На ощупь, не понимая даже,
    Как не сорваться в пропасть – левей, правей –
    Мы заходили друг в друга всё дальше, дальше,

    И когда мы кончали – ты выводил её,
    Эвридику – испуганную, чужую,
    На минуту к свету – как же теперь скажу я:
    Тело – моё? Неправда – оно твоё.

    Мне говорят, ты враг мой – со всех сторон:
    Так они славят богиню свою Вагину.
    Нам ли не знать, что славят они – могилу,
    Нам ли с тобой не слышать, откуда звон.

    Вон голосов их волны и рощи рук,
    Бойся, беги их, милый, они – менады,
    Мне же ни рук моих лёгких, ни губ не надо:
    Я – это ты. Тобой извлечённый звук.

Добавить комментарий