Михаил Юдовский. Осенний блюз

По утрам в одном и том же кафе выпивая кофе с чизкейком
(четыре семьдесят, тридцать центов на чай),
он представлял себе жизнь нескончаемым фейком
и проживал ее невзначай.

Осень держалась благочинно и благовонно,
дождь невесело рассыпал монисто.
Колокол лютеранской кирхи последние крохи звона
смешивал с мелодией саксофониста.

Он неспешно шагал в мясную лавку
(евро саксофонисту, одиннадцать мяснику),
нанизывая, как насекомое на булавку,
чужое время на собственную тоску.

Он чувствовал, что становится невесом,
теряет очертания, цвет и запах.
На углу сидел бомж с постаревшим псом.
Бомж пил пиво, пес облизывал шерсть на лапах.

Ближе к вечеру жизнь казалась особенно жалкой,
нацепив фонари, как дешевые блестки.
Он знакомился на час с какой-нибудь «пармской фиалкой»
(сорок евро фиалке, столько же – в баре на перекрестке).

Перешагивая через сентябри, октябри, ноябри,
как через лужи, алкоголем мысли прочистя,
он раздумывал – отчего осенние месяцы кончаются сыром бри,
похожим по запаху на прелые листья.

Share
Статья просматривалась 160 раз(а)

1 comment for “Михаил Юдовский. Осенний блюз

  1. Виктор (Бруклайн)
    2 октября 2018 at 3:01

    Михаил Юдовский. Осенний блюз

    По утрам в одном и том же кафе выпивая кофе с чизкейком
    (четыре семьдесят, тридцать центов на чай),
    он представлял себе жизнь нескончаемым фейком
    и проживал ее невзначай.

    Осень держалась благочинно и благовонно,
    дождь невесело рассыпал монисто.
    Колокол лютеранской кирхи последние крохи звона
    смешивал с мелодией саксофониста.

    Он неспешно шагал в мясную лавку
    (евро саксофонисту, одиннадцать мяснику),
    нанизывая, как насекомое на булавку,
    чужое время на собственную тоску.

    Он чувствовал, что становится невесом,
    теряет очертания, цвет и запах.
    На углу сидел бомж с постаревшим псом.
    Бомж пил пиво, пес облизывал шерсть на лапах.

    Ближе к вечеру жизнь казалась особенно жалкой,
    нацепив фонари, как дешевые блестки.
    Он знакомился на час с какой-нибудь «пармской фиалкой»
    (сорок евро фиалке, столько же – в баре на перекрестке).

    Перешагивая через сентябри, октябри, ноябри,
    как через лужи, алкоголем мысли прочистя,
    он раздумывал – отчего осенние месяцы кончаются сыром бри,
    похожим по запаху на прелые листья.

Добавить комментарий