Александр Габриэль. Antique

О, как античны времена, где устье Леты
почти сроднилось с пустотою Торричелли!..
Нам говорили про крылатые ракеты
и песни пели про крылатые качели,
когда внушали нам, что каждому — по вере,
и называли льдом мятущееся пламя,
когда трехмерные границы двух империй
соприкасались автоматными стволами,
когда мы верили незыблемым культурам,
и в крымской полночи, гудя, висели мошки,
а злая очередь за финским гарнитуром
рвала подмётки за отметку на ладошке,
когда Нью-Йорк казался дальше Ганимеда,
и были страшно молодыми мама с папой,
когда на кухне полуслышная беседа
нам души гладила, как кот мохнатой лапой,
дым сигаретный выплывал ладьёй в оконце
из коммунального одышливого плена…

И как пижонисто сияло в небе солнце
в своем блистающем костюме из кримплена!

Share

2 комментария к «Александр Габриэль. Antique»

  1. Александр Габриэль. Antique

    О, как античны времена, где устье Леты
    почти сроднилось с пустотою Торричелли!..
    Нам говорили про крылатые ракеты
    и песни пели про крылатые качели,
    когда внушали нам, что каждому — по вере,
    и называли льдом мятущееся пламя,
    когда трехмерные границы двух империй
    соприкасались автоматными стволами,
    когда мы верили незыблемым культурам,
    и в крымской полночи, гудя, висели мошки,
    а злая очередь за финским гарнитуром
    рвала подмётки за отметку на ладошке,
    когда Нью-Йорк казался дальше Ганимеда,
    и были страшно молодыми мама с папой,
    когда на кухне полуслышная беседа
    нам души гладила, как кот мохнатой лапой,
    дым сигаретный выплывал ладьёй в оконце
    из коммунального одышливого плена…

    И как пижонисто сияло в небе солнце
    в своем блистающем костюме из кримплена!

Добавить комментарий