Михаил Юдовский. Застенчивый ангел с губною гармошкой…

Застенчивый ангел с губною гармошкой –
в юродивом мире, в больничной палате
и жизнь понарошку, и смерть понарошку,
и ты здесь случаен, и я здесь некстати.

Шепни на ушко мне высокую ересь,
земным преумножен, небесным унижен.
Над пустошью дышит задумчивый вереск
и светятся желтым созвездия хижин.

Исчезнув на пару в одной круговерти,
мы станем для мира последнею пядью –
и ты – от бессмертья шагающий к смерти,
и я – от распутья идущий к распятью.

Share
Статья просматривалась 1 298 раз(а)

3 comments for “Михаил Юдовский. Застенчивый ангел с губною гармошкой…

  1. Александр Биргер:

    http://poetrylibrary.ru/blog/1004670
    Юдовский Михаил
    Чапаев и Буденный, а еще Котовский
    Землянка. В тесной печурке вьется огонь. На полу сидят бойцы-красноармейцы и, затаив дыхание, слушают рассказчика Буденного. За спиною Буденного стоит Чапаев, поигрывая перочинным ножичком.
    Б у д е н н ы й: Вот в восемнадцатом году, помнится…
    Ч а п а е в: Ничего вам, дураку, не помнится. (Подбрасывает на ладони ножик.)
    ЧАПАЕВ И БУДЕННЫЙ И ЕЛИЗАВЕТА ИВАНОВНА
    Ночь. Широкое поле за территорией части. Месяц освещает таинственными
    серебристыми лучами стога сена. У одного из стогов раположились Семен Михайлович Буденный и Елизавета Ивановна Чапаева-Неупокой
    Б у д е н н ы й: Елизавета Ивановна!
    Е л и з а в е т а И в а н о в н а: Да, Семен Михайлович?
    Б у д е н н ы й: Ах, Елизавета Ивановна!
    Е л и з а в е т а И в а н о в н а: Да, я вас слушаю.
    Б у д е н н ы й: Елизавета Ивановна, вы любите ночь?
    Е л и з а в е т а И в а н о в н а: Да, с некоторых пор это мое любимое время суток.
    Б у д е н н ы й: А с каких пор, Елизавета Ивановна?
    Прибегает Чапаев в ночной сорочке и портупее с шашкой на боку
    Ч а п а е в: Что? Что такое? (яростно смотрит на Буденного, затем на сестру):
    Что он хотел с тобой сделать, Лиза?
    Е л и з а в е т а И в а н о в н а: Он уже сделал.
    Ч а п а е в: Что? Что он сделал?
    Е л и з а в е т а И в а н о в н а: Он позвал меня встретиться у этого стога сена…
    Ч а п а е в (свирепея): Та-ак!

  2. Александр Биргер:

    Богиня и юродивый (Михаил Юдовский) Проза.ру
    – Дунэчко, донэчко, так то ж воны от восторга, – утешала дочку Алена Тарасовна.
    – Воны же млеют от тебя. Та ты сама на себя у зэркало подывысь. – Она совала Дуне под нос круглое зеркальце, восхищенно глядела на дочку и с умилением произносила: – Богыня!…
    ====
    Однажды, впрочем, случился конфуз, когда по настоянию свыше Илья Наумович вынужден был пригласить высокопоставленного чтеца, к слову сказать, народного артиста республики. Тот, крупный, вальяжный и очарованный собою, с некоторым пренебрежением вышел на клубную сцену провинциального городка и, явно одаривая собою присутствующих, принялся декламировать из Маяковского:
    – Разворачивайтесь на марше! Словесной не место кляузе…Не успел столичный чтец дойти до «товарища маузера», как из публики в него
    полетел ботинок. Народный до того опешил от такого признания его таланта…
    На его место выскочил Илья Наумович..,Он бросился за кулисы, где народный клокотал от праведного гнева. – Слушайте, – сказал Илья Наумович, – не надо так обижаться.. Это же провинция, дикий народ. Ради Бога, простите их. Вы, скажу я вам, и сами хороши: вышли, надулись, как индюк….Рассказали бы чего-нибудь попроще. Например, анекдот. Например, анекдот про жопу. Выйдете и расскажите им анекдот про жопу. Вас тут же полюбят.
    – Что?! – громыхнул чтец. – Чтоб я… народный артист республики… рассказывал со сцены анекдоты про жопу?!!
    – А что вас так смутила жопа? Вы бывали в местах поинтересней? Ладно, не хотите
    про жопу, расскажите анекдот про что-нибудь другое. Тихо, тихо, не надо этих эмоций, я уже по вашему радостному лицу всё понял. Не рассказывайте никаких анекдотов. Только сидите здесь и никуда не уходите, я сейчас всё устрою…
    ****
    М. Юдовский
    Tут он глаз приоткрыл. В нем чернел, как сгоревшая спичка
    Среди серого дыма, пустой безразличный зрачок.
    «Ну чего ты, дружок? Что ты снова нахохлилась, птичка?
    Ах ты попка-дурак. Ах ты бедненький мой дурачок…»
    — Мне на это в ответ прорычать захотелось по-волчьи:
    «Сам дурак! Сам ты попка! Юродивый! Бес! Сатана!»
    Только вышел лишь сдавленный клекот, и старая сволочь
    Мне налила воды и подбросила в клетку зерна…

  3. Виктор (Бруклайн):

    Застенчивый ангел с губною гармошкой –
    в юродивом мире, в больничной палате
    и жизнь понарошку, и смерть понарошку,
    и ты здесь случаен, и я здесь некстати.

    Шепни на ушко мне высокую ересь,
    земным преумножен, небесным унижен.
    Над пустошью дышит задумчивый вереск
    и светятся желтым созвездия хижин.

    Исчезнув на пару в одной круговерти,
    мы станем для мира последнею пядью –
    и ты – от бессмертья шагающий к смерти,
    и я – от распутья идущий к распятью.

Добавить комментарий