Инна Лиснянская. Два стихотворения

***

 

Предвидено, предсказано,
Цветком не прорасту,
Я к времени привязана,
Как к конскому хвосту.

О плоские булыжники
Крутым затылком бьюсь.
Молчат твои подвижники,
Затоптанная Русь!

Молчат твои утешники,
Лежат в сырой земле,
Кровавые подснежники
Им чудятся во мгле,

Да снится, как расплющило
Их младшую сестру,—
Лишь волосы распущены
И тлеют на ветру.

***

Только в отрочестве раскрывала тетрадь,
Словно в мир окно и из мира окно,
Чтоб себя показать и других повидать,
Как давно это было и как смешно.

То ли дух усох, то ли мозг распух, —
Ты себя разгадывать не неволь.
Прежде в окна летел тополиный пух,
А теперь летит тополиная моль.

От нее подоконник подвижно сер,
И тетрадь как ртуть, хоть не раскрывай.
А меж тем в окне тот же самый сквер
И хрусталь трамвая и сам трамвай.

Только люди с виду совсем не те, —
Кто в обносках ходит, а кто в бобрах.
Научись о них писать в темноте,
Научилась же ты сидеть на бобах.

Ностальгична старость. Да ты не из тех,
Кто на раны текущие сыплет соль.
Да и тополь безгрешен, как детский смех:
Все ж — не мертвый пух, а живая моль.

Share
Статья просматривалась 101 раз(а)

1 comment for “Инна Лиснянская. Два стихотворения

  1. Виктор (Бруклайн)
    4 апреля 2020 at 22:23

    Инна Лиснянская. Два стихотворения

    ***

    Предвидено, предсказано,
    Цветком не прорасту,
    Я к времени привязана,
    Как к конскому хвосту.

    О плоские булыжники
    Крутым затылком бьюсь.
    Молчат твои подвижники,
    Затоптанная Русь!

    Молчат твои утешники,
    Лежат в сырой земле,
    Кровавые подснежники
    Им чудятся во мгле,

    Да снится, как расплющило
    Их младшую сестру,—
    Лишь волосы распущены
    И тлеют на ветру.

    ***

    Только в отрочестве раскрывала тетрадь,
    Словно в мир окно и из мира окно,
    Чтоб себя показать и других повидать,
    Как давно это было и как смешно.

    То ли дух усох, то ли мозг распух, —
    Ты себя разгадывать не неволь.
    Прежде в окна летел тополиный пух,
    А теперь летит тополиная моль.

    От нее подоконник подвижно сер,
    И тетрадь как ртуть, хоть не раскрывай.
    А меж тем в окне тот же самый сквер
    И хрусталь трамвая и сам трамвай.

    Только люди с виду совсем не те, —
    Кто в обносках ходит, а кто в бобрах.
    Научись о них писать в темноте,
    Научилась же ты сидеть на бобах.

    Ностальгична старость. Да ты не из тех,
    Кто на раны текущие сыплет соль.
    Да и тополь безгрешен, как детский смех:
    Все ж — не мертвый пух, а живая моль.

Добавить комментарий