Александр Габриэль. Зимой…

Зимой (хоть это не для всех, а лишь для мыслящих инако)
встаёт во всей своей красе горб вопросительного знака,
и тень, отброшенная им на замерзающие лужи
одним велит напиться в дым, другим чего-нибудь похуже.

Мы были зряшно рождены; в подборе целей — оплошали.
А в небе бледный шмат луны — как сыр, обгрызенный мышами.
Банальности взрезают тишь расстрельной россыпью курсива.
«Красиво жить не запретишь». «Быть знаменитым некрасиво».

И хоть ругайся напоказ бессильно и пустоголово
на ускользнувшую от нас мерцающую сущность слова,
мы замерли, как корабли в литографическом овале:
одни лишь гении — смогли, а остальные — спасовали.

И не для нас хмельная высь, где реют божества в хламидах.
Ведь можно проще, согласись: ненужный вдох, никчёмный выдох.
Тирадой пьяного жлоба, лишённой смысловой нагрузки,
нас ждёт стандартная судьба мильонов пишущих по-русски.

Не избежать тоски и драм. Надежда, словно шарик, сдулась.
Вопроса знак являет нам интеллигентскую сутулость.
И, как всегда, декабрь — большой любитель жертвоприношений.
А мы, уставшие душой, легко сгодимся на мишени.

 

Share
Статья просматривалась 422 раз(а)

1 comment for “Александр Габриэль. Зимой…

  1. Виктор (Бруклайн)
    23 февраля 2019 at 15:45

    Александр Габриэль

    Зимой (хоть это не для всех, а лишь для мыслящих инако)
    встаёт во всей своей красе горб вопросительного знака,
    и тень, отброшенная им на замерзающие лужи
    одним велит напиться в дым, другим чего-нибудь похуже.

    Мы были зряшно рождены; в подборе целей — оплошали.
    А в небе бледный шмат луны — как сыр, обгрызенный мышами.
    Банальности взрезают тишь расстрельной россыпью курсива.
    «Красиво жить не запретишь». «Быть знаменитым некрасиво».

    И хоть ругайся напоказ бессильно и пустоголово
    на ускользнувшую от нас мерцающую сущность слова,
    мы замерли, как корабли в литографическом овале:
    одни лишь гении — смогли, а остальные — спасовали.

    И не для нас хмельная высь, где реют божества в хламидах.
    Ведь можно проще, согласись: ненужный вдох, никчёмный выдох.
    Тирадой пьяного жлоба, лишённой смысловой нагрузки,
    нас ждёт стандартная судьба мильонов пишущих по-русски.

    Не избежать тоски и драм. Надежда, словно шарик, сдулась.
    Вопроса знак являет нам интеллигентскую сутулость.
    И, как всегда, декабрь — большой любитель жертвоприношений.
    А мы, уставшие душой, легко сгодимся на мишени.

Добавить комментарий