«Петербург, у меня еще есть адреса, по которым найду мертвецов голоса»

Ездил на несколько дней в Санкт-Петербург, заодно посетил два еврейских мероприятия, о которых и расскажу в блоге. Первое, собственно, не мероприятие, а музей. Осмотрел еврейскую часть коллекции Mузея истории религии. В прошлом это «Mузей истории религии и атеизма», который во времена моего детства находился в Казанском соборе. С тех пор он переехал в здание у Почтамта и потерял «атеистическую» составляющую. Напоминанием о тех временах является вот такой плакат, продающийся в музейном киоске, вариация на тему «Гагарин в космос летал, а бога не видел»:

Что касается еврейских экспонатов (хранитель коллекции — Алла Соколова), то часть из них местного, питерского и российского происхождения. Значительная часть — экспонаты европейского (в основном германского) происхождения. Как последние оказались в СССР и какова была их судьба в нацистской Германии до того, можно только строить догадки.

Среди интересных экспонатов, например, вот такая тарелка с изображением Храмовой горы и Стены Плача.

А вот изображение «Жертвоприношения Исаака»:

Пасхальный седер перед исходом из Египта

Петроградские дела. В Музее проходит выставка, посвященная благотворотельности религиозных организаций. Ваза в честь благотворителя барона Моисея Акимовича Гинсбурга (1916)

Копилка для пожертвований на Дом еврейских училищ с изображением этого дома на Офицерской (Декабристов) ул.

Копилка советского времени с сургучной печатью Ленинградской Еврейской Религиозной Общины (ЛЕРО)

Акварели Соломона Юдовина (1882-1954), посвященные Пасхе, возможно, выполненные по заказу для антирелигиозной выставки (суровость лиц богача и бедняка на седере намекают на это)

Акварель Юдовина «Похороны в местечке». Этот вариант отличается от общеизвестной канонической версии.

Вот для сравнения знаменитые «Похороны» Юдовина:

 

* * *

 

Другое мероприятие, проходившее в эти дни в Петербурге (и все еще продолжающееся) — конференция на Философском факультете СПбГУ «Еврейская мысль в контексте мировой культуры» (организатор — Илья Дворкин).


Ваш покорный слуга на Философском факультете СПбГУ:

Должен сказать, что я смог посетить доклады только в первый день конференции (то есть вчера). Те доклады, которые я услышал, показались мне слабыми. Д-р Юлия Шварцман из израильского Колледжа Западной Галилеи (уже смешно, поскольку напоминает «Народный Фронт освобождения Галилеи» из Монти-Питон) рассказала о сходстве между Йегудой Галеви (1075-1141) и Львом Шестовым (1866-1938). В общем-то, по-моему, это как сравнивать божий дар и яичницу. Однако Галеви был не только поэтом, но и автором «философского» (а на самом деле — апологетического) трактата Кузари. Любых двух случайно выбранных авторов можно сравнивать по признаку отношения к аристотельянству или отношения веры и философии. Hи cерьезного анализа текста Кузари, ни Шестова я в этом докладе не услышал.

В. Соскин, философ-любитель из Германии, изложил свои идеи о еврейской идентичности.

Наиболее интересным из трех был доклад доцента СПбГУ Юлии Шапошниковой о роли ученого из фатимидского Египта и Кайруана IX-X веков, Исаака Исраэли в распространении «корреспондентной теории истины». Формулируя эту теорию, Фома Аквинский предпочел сослаться на малоизвестного еврейского неоплатоника Исаака Исраэли, и возникает вопрос, почему он это сделал? Хотя Юлия не сyмeла дать убедительного ответа на этот вопрос, ее доклад вызвал интересное обсуждение о средневековых номиналистах и реалистах и о том, был ли спор номиналистов и реалистов актуален для исламского мира.

Возможно, на следующий день (то есть сегодня) состоялись более сильные доклады. На конференции будет также представлен новый перевод «Звезды Избавления» Розенцвейга. Hо мне было нужно возвращаться в Израиль, где я в этом семестре по четвергам читаю для аспирантов курс «Функциональные и биомиметические поверхности» на отделении механики Техниона.

 

* * *

 

С конференцией была сопряжена экскурсия в петербургскую синагогу и проходящие здесь «Дни еврейской мысли в Петербурге». Я давно там не был, и мне было очень приятно посетить это место.

Вид из автобуса по пути с философского факультета в синагогу:

Вот она, красавица-синагога, построенная в 1893 году в мавританском (мудехарском, от исп. mudéjar, от араб. مدجّن [mudaǧǧan] — «прирученный, домашний») стиле. В XIX веке было целое ориенталистское движение, здания в псевдо-древнее-египетском или псевдо-вавилонском стиле строились по всей Европе и Америке (такие есть, например, в Чикаго). Особенно много «восточных» мотивов среди синагог середины и конца 19 века. Петербургская Большая Хоральная синагога не стала исключением.

Чередование красных и светлых полос — так называемый «аблак» — является одним из признаков мамлюкской архитектуры, наряду с нишами-мукарнасами (исп. muqarnas от араб. مقرنص). Тот, кто был в Кордове, может вспомнить Мескиту, но много таких зданий и в мусульманском квартале старого Иерусалима.

В синагоге с Ильей Дворкиным:

Потолок и люстра в большом зале:

Помню эти лестничные перила с детства, всегда удивлялся магендовиду в орнаменте.

Малая синагога. Сколько ностальгии по временам нашей студенческой молодости связано с этоми местами! Сюда вечерами по еврейским праздникам приходили молодые люди и девушки, здесь собирались отказники, здесь можно было встретить всех самыx активных евреев Ленинграда.

Здесь, в Малой синагоге, прошла вчера лекция давнего друга Петербургского еврейского университета, швейцарско-иерусалимского рава и профессора Авраама Вайнгорта на тему «Оправдывает ли цель средства?» Hа фото: Дворкин переводит лекцию Вайнгорта.


Share
Статья просматривалась 1 203 раз(а)

1 comment for “«Петербург, у меня еще есть адреса, по которым найду мертвецов голоса»

  1. Михаил Носоновский
    24 мая 2017 at 21:11

    Осмотрел еврейскую часть коллекции Mузея истории религии. В прошлом это «Mузей истории религии и атеизма», который во времена моего детства находился в Казанском соборе. С тех пор он переехал в здание у Почтамта и потерял «атеистическую» составляющую. Что касается еврейских экспонатов, то часть из них местного, питерского и российского происхождения. Значительная часть — экспонаты европейского (в основном германского) происхождения. Как последние оказались в СССР и какова была их судьба в нацистской Германии до того, можно только строить догадки.

    Те доклады, которые я услышал, показались мне слабыми. Д-р Юлия Шварцман из израильского Колледжа Западной Галилеи рассказала о сходстве между Йегудой Галеви (1075-1141) и Львом Шестовым (1866-1938). В общем-то, по-моему, это как сравнивать божий дар и яичницу. Любых двух случайно выбранных авторов можно сравнивать по признаку отношения к аристотельянству или отношения веры и философии. В. Соскин, философ-любитель из Германии, изложил свои идеи о еврейской идентичности. Наиболее интересным из трех был доклад доцента СПбГУ Юлии Шапошниковой о роли ученого из фатимидского Египта и Кайруана IX-X веков, Исаака Исраэли в распространении «корреспондентной теории истины». Формулируя эту теорию, Фома Аквинский предпочел сослаться на малоизвестного еврейского неоплатоника Исаака Исраэли, и возникает вопрос, почему он это сделал? Хотя Юлия не сyмeла дать убедительного ответа на этот вопрос, ее доклад вызвал интересное обсуждение о средневековых номиналистах и реалистах и о том, был ли спор номиналистов и реалистов актуален для исламского мира.

Добавить комментарий