Иван Фролов. ТЕЛЕФОНИСТКА (1950 г.)

Ты трубку телефонную снимаешь,
Чтоб вызвать в дальнем городе завод.
И очень скромно, коротко
— Седьмая! —
Себя телефонистка назовет.
Шумит, гудит в нагрузке коммутатор,
Звонят звонки на тысячи ладов.
Ей каждый день положено по штату
Руководить беседой городов.

Ночной звонок:
— Сверхсрочно,
Быстро, быстро!
Секретаря обкома Кузьмина.
— Ваш абонент?
— Москва. Совет Министров.
— Сейчас найду, — торопится она.
— Где секретарь?
— В селе, на хлебосдаче.
Звонок в село:
…- уехал на поля.
Звонки… Звонки…
Лицо в поту горячем.
Звонки… Звонки…
Мелькают штепселя.
Вся область откликается знакомо.
И вот — ответ из дальнего села:
— У телефона секретарь обкома.
И улыбнулась радостно:
— Нашла!
Шуршали в трубке звуковые дали.
И вдруг в Москве сказали не спеша,
Отчетливо:
— У телефона Сталин.
И у связистки замерла душа.
Тихонько пыль со столика смахнула
И комсомольский тронула значок,
Одной рукою быстро застегнула
На все застежки синий пиджачок.
Собрала в стопку книжечки и списки.
Порядок полный навела в момент,
Как будто в кабинет телефонистки
Сейчас войдет великий абонент…

Он далеко, но неразрывны нити,
Что весь народ наш связывают с ним.
Включилась и спросила:
— Говорите?
И Сталин ей ответил:
— Говорим…
И сердце… Сердце захлестнуло счастье.
Пылали щеки радостным огнем.
Ведь столько раз она, связистка Настя,
Всегда волнуясь, думала о нем.
Есть в дневниковой настиной тетради
Такая запись:
«Не могу заснуть.
Товарищ Сталин не был на параде:
Быть может, со здоровьем что-нибудь?»

И вот он здесь,
Такой родной и близкий,
Он говорит про хлеб и про поля.
И кажется, что от телефонистки
Рукой подать до древнего Кремля.
Подумалось:
«Отец Вы наш, учитель,
В такой вот поздний,
Поздний час ночной
Все люди спят, а Вы один не спите.
Любимый наш,
Хороший наш,
Родной…
Народ у нас в Сибири
Очень дружен, —
Заговорила мысленно с вождем, —
Быть может, Вам еще кто-либо нужен,
Скажите —
…мы из-под земли найдем…
Включилась снова.
— Кончили? — спросила.
И даже не поверилось самой,
Сказал ей Сталин:
— Кончили. Спасибо.
…Совсем не помнит, как дошла домой,
Как постучалась в створчатую раму.
Ей светлым днем была немая ночь.
Вбежала:
— Мама! Родненькая мама!
И ей — на грудь.
— Да что с тобою, дочь?
И чистых, светлых слез не удержали
Сияющие девичьи глаза:
— Ты знаешь, мама,
Сам товарищ Сталин
Спасибо за работу мне сказал…

Висело небо синим парашютом,
В стране рождался новый день побед.
И, не смыкая век ни на минуту,
Они, обнявшись, встретили рассвет.

Share
Статья просматривалась 361 раз(а)

13 comments for “Иван Фролов. ТЕЛЕФОНИСТКА (1950 г.)

  1. Соломон Воложин
    26 июня 2021 at 18:34

    О. Теперь бессвязность какую-то выкопали. Только бы фыркнуть. — Это от нечистой совести у вас.

    • Soplemennik
      27 июня 2021 at 2:28

      Соломон Воложин — 2021-06-27 00:03:30(669)

      О. Теперь бессвязность какую-то выкопали. Только бы фыркнуть. — Это от нечистой совести у вас.
      ====
      Мудрость великого тёзки осталась в забвении.
      Теперь можете нарушать правила и рассказать про совесть оппонента.
      Тогда и я смогу сообщить городу и миру, что некто — болван. 🙂

  2. Соломон Воложин
    25 июня 2021 at 11:47

    В таком случае вам меня надо упрекать не в незнании географии, а в подслеповатости (что верно). Я не заметил скобок.
    Но вы по-своему правы. В конце концов, какая разница, как вам мне огрызнуться? Важно огрыззнуться, раз я Виктора (Бруклайна) назвал язвой. Вам важно обозначить, что вы тоже против своей родины (родины, раз по-русски пишете), как и Виктор (Бруклайн), раз не приемлете её чёрненькой.

    • Soplemennik
      26 июня 2021 at 1:46

      Соломон Воложин
      25 июня 2021 at 11:47

      В таком случае вам меня надо упрекать не в незнании географии, а в подслеповатости (что верно). Я не заметил скобок.
      Но вы по-своему правы. В конце концов, какая разница, как вам мне огрызнуться? Важно огрыззнуться, раз я Виктора (Бруклайна) назвал язвой. Вам важно обозначить, что вы тоже против своей родины (родины, раз по-русски пишете), как и Виктор (Бруклайн), раз не приемлете её чёрненькой.
      =====
      Судя по бесвязности предпоследнего и последнего предложений, то дело не в подслеповатости, а в совсем-совсем другом.

  3. Соломон Воложин
    24 июня 2021 at 11:49

    Наивный я человек…
    Глянул – «Иван Фролов. ТЕЛЕФОНИСТКА (1950 г.)». И не посмотрел, что публикатор – Бруклайн. И почему-то подумал, что это будет что-то аполитичное. И решил прочесть. У меня проблема: не могу найти произведения, в котором было бы ЧТО-ТО, словами невыразимое. И влип. Бруклайн нашёл ультрапересахарённое стихотворение времени культа личности. То, за что можно стыдиться. Надо же… Найти такую стыдность. Я аж не помню, чтоб на что-то подобное натыкался сам. Правда, мне в 1950-м было только 12 лет, и я заядлым читателем не был. Наверно, «Пионерскую правду» мне выписывала мама. – Нет. Мало что помню, что было под патриотическим флагом. Помню, что раз объявили, что собирают рисунки для посылки их на стройки коммунизма. Я принёс из пластилина вылепленного Илью Муромца на коне, похожего на васнецовского. Ничего о его судьбе не знаю. А. В 1950, наверно, на день рождения, мне велели (а может, и я предложил) написать лозунг на английском языке: «Long live Comrade Stalin!». И его повесили в классе. И всё. Больше ничего культличностного не помню. А. Вспомнил. Туалетной бумаги тогда не было, её заменяла газета. И вот раз я её развернул, чтоб оторвать кусок, а там – портрет Сталина. Точно помню, что я заколебался, рвать портрет или нет. Но не помню, как я поступил. И всё. Ничего стыдного не помню.
    А Бруклайн молодец – найти такой позор… да ещё с позорным поведением самого поэта… Бруклайн талантливая язва.

    • Soplemennik
      24 июня 2021 at 14:04

      Соломон Воложин 24 июня 2021 at 11:49

      … А Бруклайн молодец – найти такой позор… да ещё с позорным поведением самого поэта… Бруклайн талантливая язва.
      ====
      А по географии что получали?

      • Соломон Воложин
        24 июня 2021 at 14:58

        Соплеменнику. Я по географии получал только пятёрки. Но я не понял вопрос. При чём география?

        • Soplemennik
          25 июня 2021 at 1:38

          Соломон Воложин
          — 2021-06-24 18:53:29(556)

          Соплеменнику. Я по географии получал только пятёрки. Но я не понял вопрос. При чём география?
          =============
          При том, что Бруклайн — это территория, а не имя.

  4. Инна Ослон
    24 июня 2021 at 2:00

    Дело не в телефонных реалиях, а в этом захлебе от голоса родного тирана. Этот эмоциональный захлеб до сих пор там, но, слава богу, не у всех.

    • Виктор (Бруклайн)
      24 июня 2021 at 2:15

      Инна Ослон
      24 июня 2021 at 2:00 (edit)
      Дело не в телефонных реалиях, а в этом захлебе от голоса родного тирана. Этот эмоциональный захлеб до сих пор там, но, слава богу, не у всех.

      \\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\

      «Стихотворение имело оглушительный успех, на Фролова свалилась огромная слава, которая его подкосила. Поэт начал пить, о его запоях и звёздной болезни складывали байки. Так, однажды он явился в издательство с ружьем, требуя повысить гонорар. А в другой раз, задремав пьяным на лавочке, Иван Ефимович остался без портфеля с деньгами. Когда воров нашли, поэт попросил не судить этих людей. Он сказал, что они просто взяли портфель на хранение: «Украсть у меня никто не может, потому что меня народ любит».

      https://www.alt.kp.ru/daily/26511/3522720/«

    • Soplemennik
      24 июня 2021 at 13:56

      Инна Ослон
      — 2021-06-24 10:41:07(530)

      Дело не в телефонных реалиях, а в этом захлебе от голоса родного тирана. Этот эмоциональный захлеб до сих пор там, но, слава богу, не у всех.
      =====
      Вы отметили вторую часть моего текста.
      А в первой я, как и Вы, «восторгался» стихом.

  5. Soplemennik
    24 июня 2021 at 1:26

    Прелестна, просто умиляет непосредственность автора.
    Но! Сталин звонил секретарям обкомов по ВЧ спецсвязи, минуя сельских телефонисток.

  6. Виктор (Бруклайн)
    23 июня 2021 at 21:10

    Иван Фролов. ТЕЛЕФОНИСТКА (1950 г.)

    Ты трубку телефонную снимаешь,
    Чтоб вызвать в дальнем городе завод.
    И очень скромно, коротко
    — Седьмая! —
    Себя телефонистка назовет.
    Шумит, гудит в нагрузке коммутатор,
    Звонят звонки на тысячи ладов.
    Ей каждый день положено по штату
    Руководить беседой городов.

    Ночной звонок:
    — Сверхсрочно,
    Быстро, быстро!
    Секретаря обкома Кузьмина.
    — Ваш абонент?
    — Москва. Совет Министров.
    — Сейчас найду, — торопится она.
    — Где секретарь?
    — В селе, на хлебосдаче.
    Звонок в село:
    …- уехал на поля.
    Звонки… Звонки…
    Лицо в поту горячем.
    Звонки… Звонки…
    Мелькают штепселя.
    Вся область откликается знакомо.
    И вот — ответ из дальнего села:
    — У телефона секретарь обкома.
    И улыбнулась радостно:
    — Нашла!
    Шуршали в трубке звуковые дали.
    И вдруг в Москве сказали не спеша,
    Отчетливо:
    — У телефона Сталин.
    И у связистки замерла душа.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий