Неудавшийся адюльтер

(Конец 2010-х годов, Москва — Миннеаполис)

Поездка в Москву не заладилась с самого начала. В аэропорту Миннеаполиса меня ждала огромная очередь, потому что правительственные учреждения бездействовали. Это означало, что большинство государственных служащих получили дополнительный отпуск. Работники секьюрити аэропорта в это большинство не попали и вынуждены были появляться на службе, но из солидарности со своими отдыхающими братьями по среднему классу, многие, притворившись больными, оставались дома. В результате я смог вылететь в Нью-Йорк только на следующий день, а там из-за сбоя в расписании мне пришлось дожидаться своего рейса ещё сутки.
В Москве меня встретил бывший аспирант, которого я продолжал называть Коля, хотя он был уже заведующим лабораторией, и сотрудники обращались к нему по имени отчеству. По дороге в гостиницу он сказал, что до сих пор водит экскурсии и недавно на одной из них встретил Таню.
–Как она? – спросил я.
–Преподаёт в университете, живёт с Лёвой и очень хочет с тобой встретиться.
–Когда? – обрадовался я.
–Завтра. С утра я покажу тебе Москву, а потом мы поедем к ней.
***
Таня была в меня влюблена. Я чувствовал это по тому, как она на меня смотрела, когда я вёл семинары в её группе, как она прижималась ко мне во время танцев в колхозе, где я был руководителем студенческого отряда, как она бежала в правление, когда на картофельном поле меня прихватил аппендицит. Она и «Скорую» заставила подъехать прямо к грядке, где я сидел, схватившись за живот, а потом вместе со мной отправилась в больницу.
В тот же день мне удалили злополучный отросток слепой кишки, а врач сказал, что мне повезло, и если бы не своевременная операция, у меня начался бы перитонит. Я был очень благодарен Тане, но она ждала большего. А на большее я не решался: во-первых, потому что был значительно старше её, а во-вторых, потому что в то время ещё не мог оправиться от долгого и мучительного развода. И тогда, для того, чтобы форсировать события, Таня организовала у себя дома вечеринку, на которую кроме сокурсников пригласила и меня с двумя аспирантами – Лёвой и Колей.
Вечеринка проходила, как обычно: еда, песни под гитару, танцы и выпивка. Во время одного из танцев Таня сказала мне, что родители ночевать не придут, и я могу остаться в качестве её тело-хранителя, причём последнее слово она произнесла как два, а я, вместо того, чтобы обрадоваться, пробормотал что-то невразумительное. Она обиделась, на следующий танец пригласила Лёву и показательно прижалась к нему всем телом. К этому моменту он уже был хорошо подшофе, и я знал почему: он в очередной раз поссорился со своей женой, с которой давно был на грани разрыва. Удерживал их только ребёнок, но в тот раз ссора, видно, была очень серьёзной. С трудом дотанцевав, Лёва улёгся спать на угловом диванчике на кухне. Когда все начали расходиться, Таня разбудила его, но он сказал, что боится ехать домой в таком состоянии. Таня позвонила его жене и попросила её забрать супруга, но та ответила, что Лёва и трезвый ей давно надоел, а если Таня такая жалостливая, она может оставить его у себя. Таня обратилась ко мне, и я согласился проводить своего аспиранта до метро.
–Да вы что, – жалобно запричитал он, – как только я покажусь на улице, меня в вытрезвитель заберут. Вы ведь знаете, какое теперь время, не хотите же вы, чтобы меня выгнали из университета, а здесь я никому не помешаю, – он указал на диванчик, – лягу и тихонечко посплю до утра. Ну, пожалуйста, Танечка, я буду тих, как мышка. Вот, смотри, – и прежде, чем она успела ему ответить, он, то ли паясничая, то ли действительно не в состоянии удержать равновесия, упал на диван.
–И вы это потерпите? – обратилась она ко мне. Впрочем, может, вслух она ничего и не сказала, но вопрос этот ясно читался в её глазах, а на меня неожиданно напал ступор и я не мог ничего ответить.
–Все уже расходятся, – сказала она после долгой паузы, – значит, вам тоже пора.
И я ушёл, а Лёва остался.
Вскоре после этого я и уехал в Штаты и не общался ни с ним, ни с Таней.
***
И вот я опять в Москве, правда, теперь в качестве туриста. Я поселился на самом верхнем этаже гостиницы «Космос». Подо мной был памятник Де Голлю, а впереди – столица, уже другая, сильно изменившаяся с тех пор, как я видел её в последний раз.
На следующее утро я встал рано, звонить Тане было ещё неудобно, и я пошёл в столовую. Качество и выбор блюд меня приятно удивил, и я незаметно перепробовал почти все, думая о том, как построить разговор со своей бывшей студенткой. Так ничего и не решив, я зашёл в кабину лифта и нажал кнопку. На предпоследнем этаже в него вошли две девушки.
–Лифт идёт вверх, – предупредил я.
–Ничего, – ответила одна из них, – мы один этаж проедем с вами, а потом спустимся вниз.
–Значит, вы будете моим эскортом, – пошутил я.
Девушка внимательно посмотрела на меня и спросила:
–А у вас денег хватит?
–У меня хватит на вас обеих.
–И вы с нами обеими справитесь?
–Если не спеша, по очереди и с ваягрой, то да, – уверенно ответил я.
–Ну, тогда идите за ваягрой, вы приехали, – сказала она, когда двери открылись.
Этот диалог развеселил меня, и я набрал Танин номер, а когда она сняла трубку, сказал:
–Здравствуй, Таня. С тобой говорит твой бывший преподаватель.
–Здравствуй, заморский гость, – перебила она, не дав мне даже назвать своё имя, – рада приветствовать тебя на Московской земле. Коля сказал, что ты должен был прилететь два дня назад, и я готовилась принять вас вчера.
Меня удивило такое начало. Когда мы разговаривали с ней в последний раз, она всё ещё называла меня на «вы», но тогда она была двадцатилетней девчонкой, а сейчас ей… Я быстро посчитал и охнул: теперь она гораздо старше, чем я был тогда.
–Почему именно вчера? – автоматически спросил я.
–Хотела, чтобы ты встретился с Лёвой, и чтобы при этом обязательно присутствовал Коля.
–А Коля-то для чего?
–Чтобы выступать в роли Швейцарии.
–Мы можем встретиться сегодня.
–Можем, но не в таком составе: Лёва уехал в командировку.
–Значит, мы с ним поменяемся ролями, – вырвалось у меня.
–Только, если ты напьёшься до поросячьего визга и проспишь десять часов подряд.
–Но ты же не для этого меня приглашаешь!
–Не тебя, а тебя и Колю.
–От Коли легко избавиться. Я куплю билет в театр, притворюсь, что плохо себя чувствую и отдам этот билет ему.
–А дальше? – спросила Таня.
–Догадайся с трёх раз, – ответил я.
–Не могу, я не знаю, в какой форме находятся американские мужчины твоего возраста.
–В такой, что вполне могут справиться с российскими женщинами твоего возраста, – ответил я, недовольный напоминанием о том, сколько мне лет.
–Не кипятитесь, молодой человек, – проворковала она, подражая героине популярного фильма, – приходите ко мне со своим приятелем в три часа. Мы что-нибудь придумаем.
Разговор продолжался меньше двух минут, но был весьма многообещающим. Конечно, это была ничего не значащая болтовня, но если вдруг дело выгорит, то глупо было бы упускать такой шанс. Я вспомнил, что на первом этаже гостиницы есть театральная касса, помчался туда, узнал, какие теперь самые популярные спектакли и взял билет на один из них. Это оказалось довольно дорого, но игра стоила свеч. Затем я подумал, что Таня права, мне действительно уже не двадцать лет и, зайдя в аптеку, купил ваягру.
Встретившись с Колей, я сказал, что Таня перенесла время обеда на три часа, и у нас на прогулку осталось не очень много времени.
–Пойдём к скульптурам Шемякина, – предложил он, – это недалеко. Они называются «Дети, жертвы пороков взрослых». В твоё время этой композиции здесь не было, а я её хорошо знаю и устрою тебе экскурсию.
–Пошли, – согласился я.
Скульптуры меня поразили. Я не мог отвести от них глаз и переходил от одной к другой, а Коля очень профессионально рассказывал мне о каждой. Мы провели там около часа, а когда все мои восхищённые междометия иссякли, он сказал, что Москва, конечно, изменилась к лучшему, но одно осталось здесь, как в старые, недобрые времена – слишком мало туалетов, а тот, который находится рядом, закрыт, его ремонтируют уже больше месяца.
–Я раньше во время экскурсий делал здесь санитарную остановку, – добавил он, – а теперь стараюсь свернуть рассказ до минимума.
–Пойдём, проверим, может, его уже открыли, – предложил я.
–Нет, видишь перед входом жёлтая лента.
–Иди, если тебе очень надо.
–Не могу, – возразил Коля, – за нарушение здесь такие штрафы берут, что мало не покажется.
Я вдруг почувствовал, что все те блюда, которые я попробовал утром, и которые прекрасно соседствовали на витрине столовой, у меня в животе перессорились и устроили революцию.
–Идём, Коля, – сказал я, – я плачу.
В туалете я вспомнил, как моя жена говорила, что в Москве очень грязная вода и у человека, непривычного к ней, могут возникнуть желудочные заболевания. Перед самым отлётом она дала мне какие-то таблетки, а я, не глядя, сунул их в карман.
Коля вышел первый и стал прогуливаться по дорожке взад и вперёд, а когда какой-то мужчина, указывая на жёлтую ленту, спросил его, открыт ли туалет, Коля ответил:
–Нет, это частное учреждение. Сейчас там находится 500-й посетитель, у него берут интервью, а затем вручат специальный подарок – пожизненный бесплатный пропуск и разрешение справлять нужду в любом месте Москвы.
–Так, почему же туда нельзя, я ведь никому не помешаю, – удивился прохожий.
–Они там репетируют, хозяева туалета хотят показать этот сюжет в вечернем выпуске новостей, и если бизнес удастся раскрутить, они откроют свои заведения ещё в десяти местах, в том числе и в мавзолее.
В этот момент Коля увидел меня и добавил, – впрочем, ролик уже отснят, вы можете идти.
По дороге к Тане я чувствовал себя всё хуже и хуже, и когда мы подходили к её дому, я сказал, что в таком состоянии не могу идти в гости, но Коля только махнул рукой:
–Увидишь Татьяну, у тебя всё пройдёт, гарантирую. Она прекрасно выглядит и очень тебя ждёт.
***
Таня из симпатичной девушки превратилась в красивую, зрелую женщину. Увидев её, я действительно на долю секунду обо всём забыл. Мы поцеловались, и я очень пожалел, что неполадки с пищеварением начались у меня так не вовремя. Таня пригласила нас в большую комнату, где уже был накрыт стол. Я сказал, что отравился и есть ничего не смогу.
–Пойдём на кухню, – ответила она, – когда ты увидишь, что я приготовила, у тебя всё пройдёт. Мои блюда сделаны из свежих продуктов, а тебе сейчас именно это и нужно. – Она остановилась перед плитой, открыла духовку и добавила, – смотри.
Там действительно было что-то очень красивое, хорошо пахнущее и наверняка вкусное. Я кивнул и сказал, что, как это не обидно, дегустацию придётся отложить.
–Моя еда вытолкнет из тебя всё плохое, что скопилось в тебе за время жизни в Америке, – сказала она.
–Тань, мне действительно нехорошо, – ответил я.
–У меня есть набор детских клизмочек, я могу тебе поставить парочку.
–Отлично, – согласился я, – только я всё сделаю сам, а вы ешьте.
–Ты что, серьёзно?
–Абсолютно.
–Нет, у меня стол накрыт на троих, и я не хочу, чтобы твоя тарелка пустовала, это плохая примета. Я в комнате оставлю всё, как есть. Мы сядем там, когда ты просрёшься, а пока мы с Колей действительно начнём на кухне.
–Правильно, – сказал я, – это как раз через стенку с туалетом, и я буду слышать всё, о чём вы говорите.
Я зашёл в туалет, сделал себе клизму и подождал рекомендованные пять минут. Никакого результата это не принесло. Я повторил процедуру ещё два раза, а потом, не удовлетворившись, принял лекарство, которое дала мне жена. После этого я почувствовал себя ещё хуже.
Когда я появился на кухне, Таня сказала:
–Ты неважно выглядишь, может, тебе что-нибудь надо?
–Памперсы, – ответил я.
–Ты же говорил, что у тебя запор, – сказала она, всё ещё думая, что я притворяюсь.
–Тань, я не хочу портить тебе аппетит рассказами о том, что у меня, но мне действительно нужны памперсы. Купи, пожалуйста, ты ведь знаешь, где здесь ближайшая аптека.
–Знаю, – согласилась она.
Вскоре она вернулась, положила на стол большой свёрток и сказала, – их продают только пачками.
–Так даже лучше, – ответил я и, схватив один, побежал в туалет. Говорить своей бывшей студентке, что её покупка опоздала, я не стал.
Между тем Коля рассматривал памперсы и, поворачивая их так и эдак, притворно удивлялся:
–Зачем их сделали с такими игривыми кружавчиками? Ведь по размеру они на крупного дядю, или на беременную тётю.
–А по фасону – на гомика, – подыграла ему Таня.
–Кончайте, – перебил я, – мне и так тошно. Мало того, что я заболел, у меня ещё и билет в театр пропадает.
–В какой? – спросил Коля.
–На Таганке, «Сказка про Федота стрельца».
–Действительно жалко, хорошая вещь, я смотрел её на прошлой неделе, а то бы с удовольствием тебя выручил.
–А я не смотрела! – сказала Таня.
–Так иди, а я побуду с твоим гостем, – предложил он.
–Хорошо, – обрадовалась она, посмотрела на меня и добавила, – если ты оклемаешься, Коля довезёт тебя до гостиницы, а если нет, мы что-нибудь придумаем, когда я вернусь.
У меня не было сил возражать и через несколько минут, послав нам воздушный поцелуй, Таня исчезла. А ещё через полчаса Коле позвонила мать и сказала, что у неё прихватило сердце.
–Прими таблетку и жди меня, я скоро буду, – ответил он, а, отключив телефон, посмотрел на меня и развёл руками, – извини, старик, я должен ехать. Надеюсь, ты не умрёшь в моё отсутствие.
–Я тоже на это надеюсь, – ответил я не очень уверенно.
До возвращения Тани я дожил, а как только она вошла, сказал:
–Мне очень плохо, Тань, вызывай «Скорую».
–Что же ты сам этого не сделал? – спросила она.
–Я даже не знаю твоего адреса. Да и как я должен был представиться, когда они приедут? Бывший друг хозяйки квартиры, бывший житель Советского Союза, бывший эмигрант, а теперь – гражданин США? Опасно, теперь в России американцев не любят.
–Ладно, – сказала она, набирая 01.
Через полчаса в квартиру вошли мужчина и женщина в белых халатах.
–Вы, наверно, больной, – сказала женщина, глядя на меня.
–Да.
–Я – врач, меня зовут Лариса Юрьевна, что у вас случилось.
Я рассказал.
–Что вы принимали?
Я вынул из кармана брюк упаковку и протянул ей. Она посмотрела на неё и покачала головой:
–Это не то.
–Как же не то, мне это жена дала, – возразил я и посмотрел на упаковку. Это была ваягра. Кровь бросилась мне в голову. На секунду я даже забыл о боли в животе.
–Слабительное было в другом кармане, – пробормотал я, вот, – она прочитала название лекарства и сказала:
–Ложитесь, я вас посмотрю.
Я лёг, снял рубашку и приспустил брюки. Увидев памперсы, она на секунду замерла. Я вспомнил, что сказала про памперсы Таня, и затараторил:
–Это памперсы, потому что у меня история с животом началась ещё днём, и я до сих пор не понимаю, понос у меня или запор. Я испытываю то одно, то другое, а вдобавок ещё и живот болит. Но вы не беспокойтесь, у меня традиционная сексуальная ориентация.
–Я и не беспокоюсь, – ответила она, щупая мой живот, – а ваша ориентация меня не интересует. Так больно?
–Нет.
–А так?
–Тоже нет.
Закончив осмотр, она сказала:
–Ничего страшного. Я думаю, вы отравили желудок лекарствами и вам надо как можно больше пить. Дня через два у вас всё пройдёт.
–А если нет?
–Тогда вам придётся приехать в больницу, но в любом случае, в ближайшее время ничего не принимайте, ни слабительного, ни ваягры.
–А водку на женьшене можно? – спросила Таня, – она ведь должна всё продезинфицировать.
Лариса Юрьевна неопределённо пожала плечами, а когда бригада «Скорой» уехала, Таня сказала:
–Эта врачиха – первая жена Лёвы. Теперь она наверняка всё ему доложит.
Психологическое облегчение, которое я испытал, после благоприятного диагноза, улетучилось, и я опять побежал в туалет, а Таня стала звонить мужу, но сначала его номер был занят, а потом он не отвечал.
–Оставь сообщение, – посоветовал я, – скажи, что я должен у тебя переночевать, потому что в таком состоянии до гостиницы доехать не смогу.
–Да уж оставила, – ответила она, – теперь буду ждать, когда он мне отзвонит, а ты выпей китайской водки. Я помню, когда у Лёвы было отравление, она ему помогла. Таня достала бутылку и заставила меня выпить два стакана.
Проснулся я на следующий день от того, что кто-то пристально на меня смотрел. Я открыл глаза и увидел Лёву.
–Как ты себя чувствуешь? – спросил он.
–Нормально, – с трудом ответил я и откинул одеяло, пытаясь сесть на кровати. Увидев мои памперсы, он хмыкнул и сказал, – Мне Таня рассказала, что с тобой произошло, и чем тебя лечили. Не вставай, после этой водки тебе нужно хорошо выспаться.
Я накрылся и, закрывая глаза, подумал, что действительно поменялся с ним ролями.

 

 

Уважаемые читатели!
У меня недавно вышел роман «Неверноподданный». В цифровом варианте его можно приобрести:
www.litres.ru/vladimir-vladmeli-18558288/nevernopoddannyy/
Жители Америки могут купить «бумажный» вариант романа ($15 с пересылкой) у автора: v_vladmeli@mail.ru

Share
Статья просматривалась 258 раз(а)

Добавить комментарий