Николай Мотовилов. Диспуты в Париже, Барселоне и Тортосе

Уже в XII веке в отношении церкви к евреям наметились изменения, которые принято связывать с подъемом религиозных чувств, сопровождавших начало крестовых походов и с Ренессансом XII века. Расцвет культуры, известной как Ренессанс XII века привел христиан к необходимости заново сформулировать свое отношение по всем проблемам, центральным для их духовного мира, включая и те, которые были предметами спора с иудаизмом. Идея Августина Блаженного о том, что евреи своим существованием свидетельствуют об истинности христианской веры, отошла в прошлое. Новое мнение нашло свое отражение в трактате Петра Достопочтенного. Основной его тезис гласил, что еврейство изменилось и нынешние евреи не таковы, как их предки, поэтому на них не распространяется та терпимость, которая подразумевалась ранее. Эта идея получила широкий отклик в XIII веке, сделавшись одним из ведущих принципов в антиеврейской полемике. В  XIII веке эта идея выдвигалась не только отдельными христианскими деятелями, приспособившими ее к своей активной политической и миссионерской деятельности, но и могущественными учреждениями. Таковыми стали нищенствующие ордена францисканцев и доминиканцев. Именно они стали пытаться реализовать идею, отрицавшую право евреев на существование в рамках европейского общества. Оба ордена отражали мировоззрение горожан, видевших в евреях источник конкуренции и вреда. Изуверство, отличавшее этих ревностных защитников церкви по отношению к еретикам и евреям, явилось результатом той цели, которую оба ордена изначально ставили перед собой: укрепить церковь в ее притязаниях на власть в духовной жизни Европы.

Католическая церковь начала претендовать на универсальное и тотальное господство в сферах мысли и веры, поэтому евреи и еретики приобрели в ее глазах совершенно другие масштабы и совершенно другой статус, чем ранее. Такие исторические условия послужили причиной для проведения в Средние века трех знаменитых диспутов: Парижского (1240), Барселонского (1263) и Тортосского (1413-1414). Дискуссия на всех трех диспутах вращалась, в основном, вокруг Талмуда, и во всех трех случаях роли обвинителей исполняли выкресты Николай Донин, Пабло Христиани и Иероним де Санта-Фе. Талмуд к этому времени еще не был переведен, поэтому именно выкресты играли важную роль в спорах между религиями. Сочетая иудаистскую эрудицию с христианской верой, именно они могли раскрыть так называемые еврейские «тайны» перед христианами. Интересы иудаизма представляли наиболее выдающиеся и образованные еврейские раввины. Подавляющее большинство присутствующих составляли христиане, судьями являлись члены королевской семьи, высшая знать, элита священников и монахов, в основном, францисканцы и доминиканцы. Таким образом, изначально не было создано равных условий, так как устроители этих диспутов представляли только одну, христианскую сторону. По сути это были церковные судилища над евреями  и их книгами. Например, на диспуте в Тортосе Папа открыто объявил евреям, что он намерен не устроить спор между двумя равноправными сторонами, а доказать евреям, исходя из их собственных книг, бесспорное превосходство христианской веры. Такая же цель преследовалась и на Барселонском диспуте. Задачей Пабло Христиани было доказать евреям христианские догматы, не подвергая эти догматы какому-либо сомнению. Пабло был призван не отстаивать христианскую веру, которая изначально в защите не нуждается, а представить эту веру перед евреями. Таким образом, устроители диспутов в Барселоне и Тортосе позаботились о том, чтобы ничто не угрожало их вероисповеданию, поскольку оно, по их мнению, не требует доказательств. Они только собирались доказать это евреям с помощью их собственных еврейских книг.

На диспуте в Париже христиане действовали еще более прямолинейно – евреям, защищавшим Талмуд, были предъявлены обвинения, от которых они были вынуждены оправдываться. Основные положения обвинения были следующие: Талмуд, по значению, почитается евреями равным Библии, поэтому они, вместо Библии, учат Талмуд, в котором содержатся еретические высказывания, а богу приписываются человеческие свойства, отрицательное отношение к христианам, богохульство и нападки на Христа и его веру. В отличие от Николая Донина, который в Париже стремился доказать, что Талмуд является еретической книгой, в Барселоне Пабло Христиани пытался доказать «из нашего Талмуда», как выразился Рамбан, что мессия уже пришел. Такую же тактику использовали и в Тортосе. Парижский диспут был обращен против Талмуда, Барселонский и Тортосский диспуты диспуты на Талмуд опирались. Пабло и Иероним, каждый в свое время, приводили те или иные изречения еврейских мудрецов для подтверждения того, что мессия уже пришел.

Результатом Парижского диспута стало сожжение Талмуда. В суде над Талмудом христиане применили против евреев и их книг механизм инквизиции. Талмуд был осужден как книга еретическая по отношению к иудаизму, так, как это понимало христианство и как оно желало его видеть. После Барселонского диспута король Яков I (Хайме I) обязал всех евреев и мусульман Барселоны присутствовать на проповедях нищенствующих монахов под угрозой штрафов. За время проведения диспутов многие евреи были насильно обращены в христианство.

Share
Статья просматривалась 803 раз(а)

Добавить комментарий