Давайте разучимся ненавидеть

Лев Мадорский
Давайте разучимся ненавидеть

Ну, сначала, конечно, надо научиться ненавидеть. Дети (особенно, маленькие) ненавидеть не умеют. А если умеют, то их научили взрослые. Не обязательно словом. Чаще, личным примером. Вообще, много лет работая учителем музыки, я понял, что для ребёнка личный пример взрослого важнее его самых правильных слов. Это хорошо видно на примере музыкального воспитания. Папа и мама могут тысячу раз говорить сыну или дочке о красоте классической музыки, но если они сами к этой музыке равнодушны, то слова выбрасываются на ветер.

Если ребёнок часто слышит дома: «Я его (их) ненавижу», то, подражая взрослым, начинает повторять эту самую разрушительную и непродуктивную мантру. Сначала не вникая в смысл, но постепенно всё более приобщаясь к её внутреннему, чёрному заряду. Особенно тяжёлые и, подчас, необратимые последствия, негативно влияющие не только на окружающих, но и на самого человеконенавистника, имеют те случаи, когда заряд отрицательной энергии направлен против другой нации, другой религии, другого образа мыслей.

Ненависть от любви

Cтранно и непонятно, когда ненависть рождается от… любви. Ненависть к другой нации или религии рождается от слепой, фанатичной любви к своей нации, родине, культуре. Ко всему своему. Принцип простой и однозначный. Своё — хорошо. Чужое — плохо. От подобного «патриотизма » до нацизма — крошечный шаг. Сегодняшние скинхеды (разумеется, не только российские), нападающие на людей с другим разрезом глаз или цветом кожи, тоже считают себя патриотами. Говорят, что любят родину и защищают её от засилья чернокожих, евреев, китайцев. Короче, от чужих. Это тот самый патриотизм, который английский писатель Сэмюел Джонсон точно назвал: «…последним прибежищем негодяя». В результате, такое светлое чувство, как любовь к своей родине, нации, религии становится главной причиной
земных несчастий. Бесконечных войн, страданий и всё той же ненависти.
Слава Аллаху, Вы еврей.

Об этом невероятном случае, уже писал, поэтому расскажу кратко. Летом 1990 года, когда шла война в нагорном Карабахе, я работал аккордеонистом в пионерском лагере. Заметил, что вожатый Ахмед, азербайджанец по национальности, смотрит на меня неприязненно. Не здоровается. Отворачивается при встрече. Через несколько дней всё прояснилось. Он подошёл, радостно улыбаясь, пожал руку, и сказал слова, которые меня поразили: «Слава Аллаху, Вы еврей. А я подумал…». Поразили по двум причинам. Во-первых, перед мной была ненависть не к человеку, а к нации. Что называется, в чистом виде. А, во-вторых, редко приходится оказываться в ситуации, когда моя национальность предпочтительней какой-то другой. Такая бепричинная ненависть — самая страшная.

Случай в ресторане

С такой же беспричинной ненавистью к нации я столкнулся несколько лет назад в Магдебурге (Германия). Мы со скрипачом — болгарином играли в ресторане пятизвёздочного отеля «Маритим». Недалеко от рояля за большим столом сидела компания из Мюнхена. Молодые люди что-то праздновали и вели себя несколько более шумно, чем это принято в элитном, немецком ресторане. Когда я сыграл весмирно-известную израильскую песню «Хава-Нагила», один из молодых людей (30-35 лет) громко и зло спросил: «Вы что, евреи?». Болгарин не почувствовал подоплёки вопроса и вежливо пояснил: «Я — болгарин, а пианист — еврей из Москвы». Молодой человек встал и продолжал кричать, размахивая руками и брызгая слюной: «Зачем же он работает? Евреям не надо работать. Они все богатые. Они нас ограбили и разбогатели…». Молодой человек кричал до тех пор пока не подощёл официант и сказал, что вызывает полицию. После этого компания встала и покинула ресторан. Причём, даже уходя, антисемит из Мюнхена что-то кричал, с ненавистью глядя на меня.

Что же делать?

Психологи предположили, что есть люди с изначальной потребностью к ненависти и враждебности. Для них ненависть это один из способов снять агрессивное напряжение. Если это действительно так, то именно такой тип человека наиболее легко поддаётся пропаганде чёрной эмоции, которую можно встретить в СМИ. Особенно часто на интернет-сайтах. Достаточно набрать кириллицей слово «еврей», чтобы вляпаться двумя ногами в самые что ни есть расистские, в основном, юдофобские тексты.
Иногда преподносится эта пропаганда так завуалированно и тонко, что трудно провести чёткую грань между разжиганием ненависти и свободой слова. Например, на некоторых антисемитских российских сайтах существует специальная страничка «Евреи о евреях». Здесь либо в антисемитском ключе высказываются сами евреи, ненавидящие евреев, (такие тоже встречаются), либо цитаты искажаются и даются с такими купюрами, что смысл меняется на противоположный. Именно таким образом была преподнесена песня Владмира Высоцкого об антисемитах (слова антисемита давались вне общего контекста), моя статья «Еврейский Петербург», некоторые другие статьи и высказывания. Иногда доходит до абсурда. Лев Николаевич Толстой, который в одной из своих статей восхищается еврейским интеллектом, (такое восхищение, если исходит от еврея, выглядит вызывающе нескромным) представлен как русский писатель еврейского происхождения. Но и этот абсурд, судя по комментариям, заглатывается расположенными к ненависти учениками.

Как бороться с распространителями ненависти?

Вижу два пути: на уровне государства и на уровне религиозных институтов. На государственном уровне, на первый взгляд, всё в порядке. Во всяком случае, закон об уголовной ответственности за разжигание ненависти, в том числе, в интернет-пространстве, существует во многих странах. Однако, выполнение закона связано с такими сложностями, что людей попавших за решётку по обвинению в распространении ненависти (тексты в интернете, продажа радикально-националистической литературы, отрицание Холокоста и т. п.)можно пересчитать на пальцах одной руки. В России, например, с 90-х годов до нашего времени было всего два случая, когда открыто призывающие к расовой ненависти люди, были наказаны лишением свободы. Недостаточно последовательно соблюдаются законы о наказании за пропаганду ненависти и в других странах Европы. Несмотря на высокий уровень ненависти и призывов к насилию, которые постоянно присутствуют на антиизраильских демонстрациях (например, на демонстрации летом 2014 года в Кёльне, где демонстранты, в основном, мусульмане, скандировали: «Смерть евреям!), крайне редко задержание экстремистов заканчивалось их осуждением. Поэтому суть не в принятии новых законов, а в строгом выполнении уже существующих.

Много могли бы сделать и служители культа. Именно они, в первую очередь, должны учить терпимости и уважению к другой религии, к другой нации. Иногда же, особенно часто в стенах мечетей, происходит обратное: верующих призывают ненавидеть других и даже их убивать. Таких «священнослужителей» необходимо не только лишать сана, но и изолировать от общества. Они становятся главными учителями ненависти.

Два слова в заключение

Мир подошёл к пропасти. Чтобы остановиться, чтобы не провалиться в тартарары, всем нам надо разучиться ненавидеть. Это не просто. Это требует большого напряжения сил. Это требует объединения всех умеренных сил против фанатиков и радикалов. Против тех, кто ненавидит других, не похожих на них. И всё-таки в мире что-то меняется. Мы начинаем всё больше осознавать опасность, которая заложена в ненависти. Всё чаще собираются за одним столом представители разных религий и заявляют об уважении к тем, кто верит и думает по другому. Другого пути к будущему нет. Это надо понять. Об этом надо думать. Как мудро сказал английский писатель Джон Голсуорси: «Если вы не думаете о будущем, у вас его не будет».

Опубликовано в Интернет-газете «Еврейский мир»

Share
Статья просматривалась 614 раз(а)

Добавить комментарий