Вы-бранные места из Веры Зубаревой

     ПОКА ЕЩЕ  ДРУЖЕСКИЙ ШАРЖ НА ОДНОФАМИЛИЦУ
«Нет того урода, который не нашел бы себе пары,
и нет той чепухи, которая не нашла бы себе подходящего читателя.
А посему не робей… строчи!»  А. Чехов.

 

Выискивал я при луне,
В чужой поэзии цитаты.
И на глаза попались мне
Однофамилицы трактаты

Про ангелов, про обезьян,
Как Дарвин облажал Адама,
Откуда брат наш,  графоман:
От Бога, ангелов, от мамы?

Всё стерпит бедный Интернет.
От Бога нам – одни изъяны!
По Вере, тут сомнений нет,
Идём назад мы, к обезьянам.

Чем авторше мне возразить?
Фамилией я с нею связан.
Поэтом я могу не быть,
Но Зубаревым быть обязан!

Учился тонкости искусств
Я в Минском институте честно.
Прочтя трактат, упал без чувств.
Но чую я разбитым сердцем,

Что кто-то тайну ей открыл.
И кто ж таланту дал советы?
Старик-экономист заметил
И, в гроб сходя, благословил!

Духовной жаждою томим
На перепутье Пушкин, верно,
И вещий ангел-серафим
Столкнулись с Зубаревой Верой.

Глаголом жечь сердца людей
Глас Божий наказал поэтам,
И Вера (в кавычках дан здесь опус сей),
Строчит про ангелов куплеты:

«Это портные, отрезающие грехи
Лежащим в примерочной их солярия.
С их лёгкой руки
Попадаешь в рай
Собственного левого полушария».

Не почудилось, не «прилёжилось»,
Показалось? – уж, поверьте мне,
У профессорши отморозилось,
Право, левое лишь бессмертие.

Бреду в бреду из рая в ад,
В раздвоенном я состоянии:
Полшара — полутрезвый взгляд,
А вполовину – полупьяное.

Но виршей этих буйный кич
И откровенные признания –
Не прохонже на Брайтон-бич,
Прокатит только в Пенсильвании.

«Ангелы играют роль ингибиторов
В реактивной человеческой среде.
Они служат примером в период выборов,
Поскольку их не застукивали ни с кем и нигде».

На Клинтона намёки, блин!
Или застукан был Обама?
Но он – примерный семьянин,
И не застукан ещё нами.

«Если думать по этой вероломной схеме,
Получится, что Бог – от  недоразвитого ангела…
Человек же – это сплошные сдвиги,
Потому что он  – от Отца Небесного…»

Побойся Бога! Не пристало!!!
На чем же сдвинулся Творец?
Ведь даже брайтонским гадалкам
Таким не снился Бог-Отец!

«Бог решил, что Адаму нужна серьезная встряска,
И вытащил из него под наркозом центр любопытства.
Центр любопытства связан со щекоткой.
Больше всего щекотки – в рёбрах.
Так появилась Ева с её дугообразной походкой…

Ангелы обычно спят на спине,
Подкладывая крылья вместо матраца,
Чаще – поодиночке: из-за проблемы в ширине,
И потому что им запрещено смеяться».

Пусть ангелам и запретили,
Порвать животик не грешно
Над тем, что кажется смешно!
А как вам эти ширли-мырли?

«Ангелы ведут скрытый образ жизни,
Если сравнивать их с людьми.
Об их строе можно сказать, как о коммунизме,
В который пытались загонять плетьми…

Адам не знал, что он одинок,
Поскольку у него не было опыта совместной жизни,
И с женщинами, как известно, он развлекаться не мог.
В Еве нуждался не Адам, а Всевышний!.

Не слышнЫ в мозгу даже шорохи…
Ты, Вера, круче гламурной писаки.
Еще никому не приходило в голову
Писать про Господа такие бяки.

«Рай – это место, где ничего не боятся,
Или – нарушение в человеческом мозгу».
С первым готов не соглашаться,
А со вторым не согласиться не могу.

Я, видит Бог, не знаю, как читать.
Вы пишете, голубушка, как в коме.
И предлагаю я досочинять
Со мной… в соавторстве… в дурдоме.

И станем мы вовек нетленны
У всей «Орлиты» на виду!
Но вдруг поэму Ваши члены
Не к божьей матери пошлют?

Завершает Вера выводом,
Как ударом по неприятелю,
Контрольным выстрелом
В голову почти убитого по-читателя:

«Бог – это новая функция Духа Божьего,
Не умевшего развивать свои внутренние задатки…
Самовыражение – это основательная ломка
Всех костей черепа, чтобы, сметая их известку,
Гравировать себе извилины по обнажённому мозгу».

По мозгу, в мозге или – нА-кось? —
над этим думаю пока.
Могуч воистину, однако,
Великий русский языка!

С  рожденья пушкинский Евгений
В тебе, во мне, всегда живет.
В поэте каждом дремлет гений,
Но бодрствует и идиот.

Трактат в немецком был, в испанском?
Каким глаголом нынче жжёт
Профессор лиры пенсильванской
Русскоязычный наш народ?

Журнал «Новый Мир» 2013, №10
напечатал «Трактат об Обезьяне» и сообщил, что
автор защищает свободу мысли, и против господства над инакомыслящими…
«На этом фоне поэтическая инициатива Веры Зубаревой — мужественный поступок. Автор ставит состоянию общества неумолимый диагноз: деградация».

Кто деградирует? Где? Сами?
Кому от этого навар?
Знай, чем кудрявее реклама,
То тем плешивее товар!

Профессиональный литжурнал
В немецком, Ангельском, французском…
Однако перейдем на русский,
Пока нас черт не застукАл:

«С кем же я скрещивалась?» — Обезьяна раздумывала
Над падением нравственности под углом отражения…
Богу неча пенять на Собственный образ и подобие.
Что посеешь — то и пожнёшь, как говорится.
Богу не набрать голосов и не видать Нобеля.
Нужно как можно быстрее стереть все границы
Первыми должны показать пример учёные.
Их готовность к скрещиванию подхватит студенчество.
Не пройдёт и столетия, как новоиспечённое
Поколение освободит всех от оков человечества».

Браво, Вера! Богу, может, и не видать Нобеля,
Но Зубарева претендовать может.
Если не на Нобеля, то хотя бы на Шнобеля.
И я не против буду тоже.

«Луна заштопана вдоль и поперёк
Темными нитками на желтом теле.
И хотя ее постоянно реставрирует Бог,
Она сдувается каждые три недели».

А это четверостишье мне нравится!
Честно. Убей, Бог-Отец и Мать!
Если бы всё было так написано,
Я не стал бы критиковать.

Если почитать стихи Веры
О море, о звёздах и о любви,
Должен признать: с надеждой и верой
Гляжу на творчество визави.

Есть здесь и шкурный интерес:
Ведь она прославляет в своих идиллиях
Не только себя и обезьяний прогресс,
Но заодно и мою фамилию.

Понял, прочитав трактаты кириллицей,
Не боги горшки обжигают! В элиту,
(имея знаменитую однофамилицу!),
я, хоть и по блату, пролезу в «Орлиту»!

Share
Статья просматривалась 608 раз(а)