США и Иран сталкиваются с общими врагами в ближневосточном противостоянии Перевод И.Файвушовича

США и Иран сталкиваются с общими врагами в ближневосточном противостоянии
http://www.nytimes.com/2014/01/07/world/middleeast/iran-offers-military-aid-but-not-troops-to-iraq.html
Томас Эрдбринк
Перевод с английского Игоря Файвушовича

Боевики в Рамади, Ирак, в минувший понедельник. Иран предложил Соединённым Штатам присоединиться в отправке военной помощи шиитскому правительству Ирака (Фото: Али аль – Машбадани /Reuters)

ТЕГЕРАН – Даже сейчас, когда Соединённые Штаты и Иран продолжают переговоры по ядерной программе Тегерана, они оказываются на одной стороне в разборке региональных вопросов, связанных с повстанцами, бушующими по всему Ближнему Востоку.

В то время как правительства этих двух стран спокойно продолжают отстаивать свои, зачастую противоречивые интересы, они оба втягиваются их общей оппозицией в противостояние международному движению молодых суннитов-боевиков, которые со своими грузовиками и автоматами Калашникова водружают чёрные флаги Аль-Каиды вдоль линии религиозного разлома в Сирии, Ливане, Ираке, Афганистане и Йемене.

Соединённые Штаты, не желая вмешиваться в кровавые, неубедительные конфликты, видят снижение своего регионального влияния, в то время как Ирак, который обошёлся американцам в $ 1 трлн и более 4000 жизней, становится всё более нестабильным.

В то же время, у Ирана, с преобладающими в нём шиитами, этого магнитного полюса для шиитского меньшинства в регионе, есть свои причины нервничать из-за армии, состоящей из сброда суннитских боевиков, угрожающих Сирии и Ираку, как его важным союзникам, да и самим США, вводящим свои войска в Афганистан.

В минувший понедельник, Иран предложил Соединённым Штатам присоединиться к отправке военной помощи шиитскому правительству в Багдаде, которое втянуто радикальными суннитскими боевиками в уличные бои в провинции Анбар, суннитской твердыне. Государственный секретарь Джон Керри сказал в воскресенье, что может представить себе роль Ирана в будущей мирной конференции по Сирии, хотя эту встречу предполагается провести в Сирии после отставки президента Башара аль-Асада, важного иранского союзника.

Для некоторых, иранские телодвижения, направленные на превращение их страны в региональную державу, отражают умный прагматизм нового президента Ирана Хасана Роухани и его министра иностранных дел, Мохаммада Джавада Зарифа. Для других критиков этого потенциального примирения, эти потуги являются показухой, направленной на убаюкивание Запада в его самодовольстве, в то время как Тегеран стремится к ядерному оружию и поддерживает своих собственных джихадистов во всём регионе.

Однако даже иранцы за пределами лагеря реформаторов считают неоспоримыми общие интересы. – «Очевидно, что мы всё более активно находим общий язык с американцами», – считает один из них, Азиз Шахмохаммади, бывший советник Высшего совета национальной безопасности Ирана. – «Ни одна страна не должна иметь извечного врага, ни мы, ни Соединённые Штаты».

В отношениях с Ираном как островком стабильности в регионе, страдающем от яростных протестов, сектантских столкновений и террористов-смертников, для Вашингтона остаётся не так уж много вариантов», – полагают здешние эксперты.

– «Мы сталкиваемся с тем же врагом, а враг моего врага – мой друг», – говорит Машалла Шамсольвецин, видный иранский журналист-реформатор, внимательно следящий за арабским миром. Он напомнил, как в 2001 году оперативники иранской разведки передали достоверную информацию подразделениям американского спецназа, сражавшимся против врага Ирана, афганских талибов.

В то время как администрация Обамы признаёт, что у Ирана есть потенциал, чтобы стать влиятельным игроком в решении региональных вопросов от Афганистана до Сирии, высшие должностные лица заявляют, что они сохраняют своё пристальное внимание на ядерных переговорах. Сотрудничество по любым другим вопросам, говорят они, в значительной степени зависит от достижения договорённостей по ядерной программе Ирана.

Администрация США пришла к выводу, что г-н Роухани и г-н Зариф были уполномочены вести переговоры по ядерной программе, но чиновники считают, что остаётся неясным, распространяется ли их политика принятия решений на такую региональную страну, как Сирия. Корпус стражей исламской революции в Иране обладает огромным влиянием через Корпуса стражей исламской революции – И.Ф.), и он поставляет оружие Хизбалле в своём стремлении поддержать правительство президента Асада.

Оттепель в ирано-американских отношениях уходит корнями почти на год назад, когда эти обе страны долго прощупывали возможность начала переговоров, сильно раздражая ближайших региональных союзников Вашингтона – Саудовскую Аравию и Израиль.

Ещё прошлой весной, серия секретных переговоров в Омане и Женеве заложила основу для воссоздания отношений между США и Ираном, прерванных более трёх десятилетий назад, когда иранские студенты взяли в заложники американского дипломата в революционном Тегеране.

В сентябре пришли к соглашению, при поддержке президента России Владимира Путина, которое полностью поддержал и частично разработал сам Иран – об уничтожении химического оружия Сирии. Вскоре после этого, президент Обама и г-н Роухани провели исторический телефонный разговор, и в конце ноября США и другие мировые державы заключили временное соглашение с Ираном в ядерной сфере, первое за 10 лет.

Иран представлял себя как голос разума, указывая на экстремистские видео с обезглавливанием и другим и казнями, произведенными некоторыми из повстанческих групп в Сирии, в то время как г-н Роухани пожелал счастливого Нового года всем христианам на своём Твиттере.

– «Теперь экстремисты вновь угрожают нашей безопасности, и, как в 2001 году, обе страны будут сотрудничать друг с другом в Ираке, и, возможно, в другом месте, тоже», – сказал г-н Шамсольвецин. – «Это начало регионального сотрудничества».

Эта «оттепель» представляет опасность для г-на Обамы и г-на Роухани, которые останутся уязвимыми для критики со стороны консерваторов в обеих странах. Приглашение г-на Керри в минувшее воскресенье, чтобы Иран присоединился к Женевской конференции, будучи сторонним наблюдателем, было гневно отвергнуто иранскими политиками, придерживающимися жёсткой линии.

– Американцы верят, что Иран выступает за мир и стабильность в этом регионе», – сказал Хамид Реза Тарраджи, политик жёсткой линии, с взглядами, близкими лидерам Ирана. – «Но когда они приглашают нас на конференцию по Сирии, то нам «разрешается» присутствовать на «обочине ». Это оскорбительно».

Даже г-н Зариф дал г-ну Керри резкий отпор, отметив, что «все должны быть объединены в борьбе с террористами», – сообщил чиновник Информационного агентства Исламской Республики.

Но полноправное участие Тегерана в конференции, казалось бы, представляет собой ещё более глубокие проблемы, так как эти переговоры направлены на урегулирование ситуации в Сирии, давней союзницы Ирана, после того, как г-н Асад, уйдёт в отставку.

Критики политики Соединённых Штатов говорят, что администрация Обамы укрепляет Иран за счёт традиционных союзников, в частности, Саудовской Аравии и Израиля. Они говорят, что Иран не сократил свою поддержку региональных союзников, таких, как Хизбалла, воинствующей шиитской группировки в Ливане, и г-на Асада, и Иран принимает самое активное участие в поддержке шиитского правительства Ирака.

Более того, они говорят, что окончательное ядерное соглашение с Ираном, если оно будет достигнуто, избавило бы Иран от калечащих экономических санкций, возродило бы его экономику и придало ему больше ресурсов, чтобы распространить его влияние в регионе, в то же время лишая Запад дипломатических рычагов для сдерживания Ирана.

Аналитики в Иране говорят, что Тегеран проводит умную стратегию, используя США, чтобы подорвать самого большего регионального конкурента Ирана, Саудовскую Аравию.

– «Умело сотрудничая с Россией, Иран сумел изменить свою роль как в Ираке, так и в Сирии», – с читает Хушанг Тейль, активист националистического толка, живущий в Тегеране, и член парламента до исламской революции 1979 года. – «Если мы будем хорошо вести нашу игру, мы в конечном итоге перехитрим и США, и Саудовскую Аравию».
Он и другие политики отмечают, что Иран сумел сохранить у власти г-на Асада и обрести значительное влияние на своих соседей, Ирак и Афганистан. Так или иначе, они рассматривают своего регионального врага Саудовскую Аравию как находящуюся на грани краха, о чём говорилось в проповедях пятничной молитвы и в теледебатах, и что этим королевством правят старики, потерявшие свой путь.

– «Мы обеспокоены за Саудовскую Аравию, которая, кажется слабой и потенциально нестабильной», – сказал г-н Шахмохаммади, бывший советник, возглавляющий институт, который способствует диалогу между суннитами и шиитами. – «Даже мы как её конкуренты, видим все ужасные последствия, если там что-то пойдёт не так».

На улицах Тегерана, где люди склонны видеть большую часть региона как земли, находящиеся за тридевять земель, заполненные хаосом и беспорядками, многие иранцы приветствуют каждый шаг, который сблизит Иран и Соединённые Штаты.

– «США выступают за прогресс, работу, будущее, новые автомобили и лучшую жизнь», – говорит Мохаммад Реза Барфи, автомеханик. – «Я предпочёл бы иметь мир с США, чем с любой страной региона. Но что они могут предложить?».

Share
Статья просматривалась 1 536 раз(а)