Почему эта оккупация отличается от всех других оккупаций? Перевод И.Файвушовича

This post has been viewed 983 times

Почему эта оккупация отличается от всех других оккупаций?
http://www.timesofisrael.com/why-is-this-occupation-different-from-all-other-occupations/
Рафаэль Ахрен
Перевод с английского Игоря Файвушовича

ЕС настаивает, что турок на Кипре и марокканцев в Западной Сахаре «нельзя сравнивать» с израильтянам на Западном берегу (Иудее и Самарии). Два учёных-правоведа ведут безнадёжную борьбу, чтобы выяснить, почему…

From left to right: Hugues Mingarelli, Deputy Director General of the Directorate RELEX.DDG2 " European Neighbourhood Policy and Relations with Eastern Europe, Southern Caucasus and Central Asia, the Middle East and Southern Mediterranean", Christian Berger, Head of the Delegation of the EU to Jerusalem, Catherine Ashton and Filippo Grandi, Deputy Commissioner-General of the United Nations Relief and Works Agency (UNRWA) for Palestine Refugees in the Near East

Высшие чиновники ЕС, занимающиеся палестино-израильскими проблемами. Слева направо: Хьюг Мингарелли, Кристиан Бергер, Кэтрин Эштон и Филиппо Гранди (Фото: Европейский союз)

Многие израильтяне уже давно чувствуют, что Европейский Союз относится к ним предвзято. Двое учёных-юристов – бывший посол Израиля и американский профессор еврейского международного права – считают, что они нашли идеальный случай, чтобы считать его прецедентом. Это – новая сделка по рыболовству, подписанная между ЕС и Марокко, которая касается международно признанных границ Марокко, включающих территорию Западной Сахары, захваченную Марокко в 1975 году и с тех пор оккупирующее их.

И они бросают вызов комиссару ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон, чтобы объяснить, почему это соглашение, которое не исключает оккупированную Марокко территорию, не подтверждает возлагаемое на Израиль обвинение в двойных стандартах.

«ЕС настаивает, чтобы любое соглашение явно исключало поселения на «оккупированном» Западном берегу», – отмечают эти учёные в письме, направленном в прошлом месяце в офис К.Эштон в Брюсселе. – «Так почему же в деле Марокко не применяются такие же ограничения? Это явное несоответствие демонстрирует «официальные двойные стандарты, практикуемые в ЕС», – заявляют профессор Евгений Конторович из Северо-Западного университета и израильский экс-посол в Канаде Алан Бейкер.

На прошлой неделе ЕС ответил на это письмо, заявив, «что израильская оккупация отличается по сути, но мы не говорим вам, как и почему».
ЕС утверждает, что присутствие Израиля в Иудее и Самарии и в Восточном Иерусалиме является уникальным, с юридической точки зрения, но он неоднократно отказывается объяснить, чем именно оно отличается от, скажем, оккупации Турцией Северного Кипра или того марокканского присутствия в Западной Сахаре; в то время как Рабат отстаивает своё право собственности на упомянутую территорию, хотя ни одна страна не признаёт эти претензии.

В своём письме к Эштон, правоведы утверждают, что соглашение о партнёрстве в рыболовстве между ЕС и Марокко, утверждённое ранее в этом месяце Европейским парламентом, является «прямым противоречием тому, к чему призывает ЕС в соблюдении международного права на переговорах с Израилем».

«На самом деле, ЕС ведёт переговоры об этом соглашении с Марокко несмотря на то, что это накладывает на Израиль принципы беспрецедентного финансирования и рекомендации, которые говорят о прямо противоположном», – пишут Конторович и Бейкер, касаясь широко обсуждаемых принципов, что, начиная с 1 января, предполагается запретить любое европейское финансирование израильских юридических лиц за пределами «Зелёной» черты или тех, кто имеет с ними связь.

Жёсткая оппозиция Иерусалима по отношению к этим руководящим принципам явно ставит под угрозу участие Израиля в весьма прибыльной программе научного сотрудничества в период до 2020 года; тогда уровень партнёрства мог быть, в конечном счёте, сохранён.

Ответ ЕС, данный от имени К.Эштон и Хьюго Мингарелли, управляющим директором департамента ближневосточного и южного регионов по внешним связям, гласит: – «Что касается утверждений о применении двойных стандартов в Израиле и Марокко, то наш анализ показывает, что это – два разных случая, и они не могут быть сопоставлены». Никаких дополнительных объяснений дано не было.

«Что бы они ни выявили в своих «анализах», они, очевидно, не очень бы этим гордились. Если бы это было что-то существенное, они, не колеблясь, дали бы более подробную информацию» – сказал Конторович The Times of Israel на этой неделе.

EU foreign policy chief Catherine Ashton and PA President Mahmoud Abbas in Ramallah, June 2013 (photo credit: European Union)

Верховный комиссар ЕС по внешней политике Кэтрин Эштон и президент ПА Махмуд Аббас в Рамалле, июнь 2013 г. (Фото: Европейский союз)

– «Лаконичность заявления Эштон отражает общее моральное превосходство чиновников ЕС по отношению к Израилю, с которым я столкнулся в своих попытках обсудить с ними эти вопросы», – добавил Конторович. – «Это отношение заключается в том, что – они судьи, а мы – подозреваемые. Как мы смеем обвинять или осуждать их? Как выразился один высокопоставленный чиновник ЕС, когда я обсуждал с ним эти вопросы, – «Мы здесь для того, чтобы говорить о вас [Израиль], а не о нас». Именно поэтому они не должны приводить свои резоны: «Мы сами не должны ничего объяснять. А вы, израильтяне, должны».

Делегация ЕС в Израиле отказалась официально комментировать вопросы для данной статьи. В частном порядке, местные источники ЕС рассказали The Times of Israel, что, по данным ООН, Западная Сахара является «спорной, не самоуправляемой территорией, а де-факто – марокканской администрацией. Это отличается от правового положения, существующего на Западном берегу и в секторе Газа».

– «Каждая ситуация отличается от любой другой», – допускает Конторович. – «Вопрос в том, есть ли юридически значимые различия? Согласно моему анализу международного права, которое применяется к вопиющим случаям оккупация», – продолжает Конторович, – «притязания Израиля на Западный берег, в основном по историческим причинам, на самом деле сильнее, чем у многих других стран, правящих завоеванными территориями. – «Кроме того, дело о Западной Сахаре на самом деле действительно похоже на ситуацию в Иудее и Самарии (на Западном берегу), так как в обоих случаях ни одно суверенное государство не существовало на этой спорной территории, прежде чем она была оккупирована.

– «Ответ Мингарелли представляет собой первое признание ЕС в том, что он рассматривает Израиль по-разному», – утверждает Конторович. – «Тем не менее, они полностью молчат о «различиях», выявленных в результате их «анализа». Конечно, наша позиция заключается в том, что ЕС действительно рассматривает Израиль как другой случай – но не на основе каких-нибудь признанных или законных критериев. До сих пор они больше подтверждали это, чем отрицали».

Конторович, который в настоящее время является приглашённым профессором Еврейского университета Иерусалима, сказал, что «правовые позиции ЕС, на котором он основывает свои руководящие принципы финансирования Западном берега и других стран Ближнего Востока, базируются на интерпретации Женевских конвенций, которые считают поселенческую деятельность Израиля «незаконной с точки зрения международного права» и военным преступлением.

В статье 49, пункте 6, Четвёртой Женевской конвенции говорится, что оккупационная держава «не может депортировать или перемещать часть своего собственного гражданского населения на оккупированную ею территорию». В соответствии с международным правом, нарушения Конвенции считаются военными преступлениями. Израиль является страной, подписавшей эту Конвенцию, и, следовательно, связан с ней обязательствами».

– «Основной аргумент ЕС состоит в том, что в соответствии с условиями Четвёртой Женевской конвенции, присутствие Израиля в Иудее и Самарии является оккупацией, и это влечёт много последствий этой интерпретации международного права. Но согласно Женевской конвенции, не бывает нескольких ароматов оккупации», – утверждает Конторович. – «Так, чем же оккупация Западного берега отличается от любой другой оккупации?»
Учёный-правовед говорит, что его исследование показало, что ни одна другая страна никогда не была обвинена, на международном уровне, в нарушении Женевской конвенции ст.49 п.6.

– «ООН осудила Марокко [за оккупацию Западной Сахары], но никогда не заявляла, что эта страна совершает военное преступление», перемещая туда часть своего населения. По словам Конторовича и Бейкера, – который, в дополнение к службе в качестве дипломата, был юридическим советником Министерства иностранных дел Израиля, – Рабат (столица Марокко – И. Ф.), после вторжения в 1975 году, проводил «агрессивную поселенческую политику, в результате которой поселенцы теперь, может быть, являются большинством на оккупированных территориях».

Точный правовой статус Западной Сахары является предметом многочисленных научных дискуссий; некоторые считают Марокко просто «де-факто административной властью», а другие рассматривают его как полноценного оккупанта. ЕС не занимается Западной Сахарой, а Израиль не проводит никакой официальной политики по данному вопросу.

Law professor Eugene Kontorovich (photo credit: courtesy)

 Профессор права Евгений Конторович (Фото: credit: courtesy)

Другая ситуация, которая часто сравнивается с Западным берегом, это – положение на Северном Кипре, который ЕС рассматривает как оккупированный Турцией. И всё же, Конторович считает, что международное право поддерживает турецких «поселенцев» этой территории.

– «ЕС сознательно и целенаправленно даёт прямое согласие на финансирование и т.д., туркам, оккупировавшим северную часть Кипра», – говорится в статье Конторовича, опубликованной в октябре. – «Официальная политика ЕС заключается в том, что Турция должна прекратить свою оккупацию, и турецкое вторжение было осуждено каждой международной организацией – и Советом Безопасности, и нижестоящими организациями. Тем не менее, ЕС поддерживает в целом программу финансирования турок Северного Кипра».

«Если ЕС считает, по той или иной причине, что израильтяне не должны строить поселения на Западном берегу, в то же время, утверждая, что его позиция закреплена в международном праве, то нужно ответить на вопросы о том, чем израильская оккупация отличается от оккупации других стран», – заявил Конторович. Позиция ЕС – запретить любые налоговые поступления, используемые израильскими институтами, основана на стремлении за «Зелёной» чертой «обеспечить уважение позиций и обязательств ЕС в соответствии с международным правом», согласно руководящим принципам урегулирования финансирования.

Заявления ЕС о двойных стандартах являются разменной монетой в политическом истеблишменте Израиля, особенно справа. «ЕС должен также спросить себя, получает ли Израиль равное и справедливое отношение, как и все другие государства», – заявил в ноябре заместитель министра иностранных дел Зеэв Элькин (Ликуд), в присутствии посла ЕС в Тель-Авиве, Ларса Фоборг-Андерсена, на заседании Кнессета, посвящённом отношениям между ЕС и Израилем. – «Здесь отсутствует равный подход к данному конфликту по сравнению с другими конфликтами в мире», – посетовал Элькин. ЕС «позволяет себе вкладывать средства в Кипр, регион конфликта, но просит, чтобы мы не вкладывали деньги в Иудее и Самарии».

Но в прошлом месяце, Фоборг-Андерсен рассказал The Times of Israel, что в то время как критика двойных стандартов никогда не звучала в его беседах с израильскими официальными лицами, если бы он это сделал, то он бы не признал уникальность израильско-палестинского конфликта. Северный Кипр, например, нельзя сравнить с Западным берегом, так как это «совершенно другая ситуация», – считает он.

– «Нельзя провести никакой юридической параллели с ситуацией на оккупированных территориях и любой другой, будь то Северный Кипр или Западная Сахара», – продолжил он. – «Единственная параллель, которая существует», по мнению адвокатов в Брюсселе, – «это – нагорно-карабахский конфликт», – добавил он, имея в виду регион, находящийся в самом сердце территориальной вражды между Арменией и Азербайджаном. ЕС недавно заключил соглашение с Арменией, которая оккупирует Нагорный Карабах, и особо подчеркнул, что этот спорный анклав является исключением», – отметил он.
Рафаэль Арен является иерусалимским корреспондентом газеты Haaretz English Edition в Израиле.

Share