Борис Акунин (Чхартишвили)

Хочу обратиться со словами поддержки и благодарности к тем, кого сейчас, кажется, никто не поддерживает и тем более не благодарит. Наоборот, об этих людях часто пишут в тоне пренебрежительном и даже злом. Я имею в виду участников самой массовой и самой радикальной оппозиционной демонстрации в новейшей российской истории: по меньшей мере полмиллиона людей, которые после 24 февраля покинули родину в знак протеста против путинской войны или просто потому, что не захотели оставаться под властью преступного режима, платить ему налоги и помалкивать в тряпочку. (Упреки в том, что надо было оставаться и свергать диктатора, — шапкозакидательская болтовня. На нынешнем этапе это пока невозможно. Тех храбрых людей, кто остался и не молчит, одного за другим отправляют в тюрьму).

Да, испытания украинцев несравненно трагичнее, но, во-первых, украинских беженцев поддерживают все (мы с вами в том числе), а вас – никто. И, во-вторых, есть разница, очень существенная. Ваше изгнание — личный выбор. Ведь арест и тюрьма угрожали, наверное, лишь нескольким десяткам, остальные вполне могли остаться у себя дома, сохранить прежний уровень жизни, не срывать с места детей, не бросать всё, что у вас было. Но вы уехали, вы обрекли себя на бездомность и бесправие, почти всегда на безработицу, и это вызывает у меня, человека, эмигрировавшего в гораздо менее драматичных обстоятельствах, огромное уважение. Принципиальное отличие новой волны от предыдущих – именно в добровольности изгнания. Это эмиграция, продиктованная не страхом, а чувством собственного достоинства.

Еще одно отличие в том, что ни одна из прежних российских эмиграций не была встречена в странах, где люди искали убежище, даже не с равнодушием, а с активной неприязнью. (Вы увидите, как и сюда, в комменты, соберется туча ненавистников). Некоторые из вас – многие – сами себя убеждают в том, что мы-де такого отношения к себе заслуживаем, это мы виноваты в том, что в России у власти Путин.

Нет, вы такого отношения к себе не заслуживаете. А на вопросе «кто виноват?» давайте сосредоточимся после того, как решим вопрос «что делать?» — как помогать нашим единомышленникам, оставшимся в России, и как сделать так, чтобы их с каждым днем становилось больше. Это, конечно, наша главная задача, но тема слишком важна и обширна, она заслуживает отдельного обсуждения.

Сейчас же хочу сказать вам: не падайте духом, не занимайтесь самобичеванием. Не жалейте о том, что уехали, и ни в коем случае не возвращайтесь, как бы трудно вам ни было. Я знаю, что, столкнувшись с тяготами и враждебностью, многие об этом стали задумываться. Оставьте эти мысли – вы попадете в нравственно совсем уж невыносимую ситуацию. Будьте терпеливы и мужественны. Следуйте старинной эмигрантской максиме: думайте не о том, чего вы лишились, а о том, от чего вы избавились.

Давайте помогать друг другу, давайте самоорганизовываться.

И спасибо вам.

2 комментария к «Борис Акунин (Чхартишвили)»

  1. Акунин написал верно. Кроме одного: «Принципиальное отличие новой волны от предыдущих – именно в добровольности изгнания. Это эмиграция, продиктованная не страхом, а чувством собственного достоинства.»

    Эмиграция 70-х была во многом именно добровольная и скорее продиктована не страхом, а преодолением страха. Об эмиграции 80-90-00 лет пусть скажут те, кто принадлежат ей.

    Но что особенно значимо, то что проходят десятилетия, а люди, прежде всего активные и знающие чувство достоинства, покидают Россию.

  2. Борис Акунин (Чхартишвили)

    Хочу обратиться со словами поддержки и благодарности к тем, кого сейчас, кажется, никто не поддерживает и тем более не благодарит. Наоборот, об этих людях часто пишут в тоне пренебрежительном и даже злом. Я имею в виду участников самой массовой и самой радикальной оппозиционной демонстрации в новейшей российской истории: по меньшей мере полмиллиона людей, которые после 24 февраля покинули родину в знак протеста против путинской войны или просто потому, что не захотели оставаться под властью преступного режима, платить ему налоги и помалкивать в тряпочку. (Упреки в том, что надо было оставаться и свергать диктатора, — шапкозакидательская болтовня. На нынешнем этапе это пока невозможно. Тех храбрых людей, кто остался и не молчит, одного за другим отправляют в тюрьму).

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий