Ольга Романова. Свадьба в Калабрии

Бабушка Нина первая пустилась в пляс даже не после первой рюмки, а после первого глотка. Полторы сотни гостей тут же замахали над головами салфетками, запели, повскакивали с мест и началось.

Я сидела за столом с родителями невесты, бабушкой и дедушкой невесты, тётушкой невесты и другими ближайшими родственниками. Ибо по здешним меркам я близкий родственник: я давняя подруга родителей жены брата невесты. Мои друзья – родители жены брата невесты — украинцы из Львова, так что меня включили в состав украинской делегации на калабрийской свадьбе.

Калабрия – это юг Италии, мысок сапога. Сицилия в трех километрах, Этну видно. При этом и на Сицилию это не очень похоже, вообще ни на что. Попадёшь в Калабрию и не ошибёшься: вот да, это Калабрия. Как с Грузией: видишь пейзаж, и сразу говоришь – так, это Грузия.

И как грузин, калабрийцев сразу видно. И эти отличия от других итальянцев было бы трудно описать, если б не одна важная деталь: невеста у нас с севера, миланская, а жених калабриец. И это прямо видно: как если бы ужасно симпатичный предводитель гномов женился бы на эльфийке.

Северяне рослые, часто голубоглазые блондины. А калабрийцы невысокие, коренастые, смуглые, крепко стоящие на ногах. То, что называется «кость широкая». Очень открытые, общительные и такие: только остановишься на улице и затупишь в гуглмэп, как к тебе тут же подходят и спрашивают, чё как, куда идешь, пойдём покажу.

А еще у них мафия. Калабризи ею гордятся.

Стоим на горе, смотрим на море.
— Смотри, видишь вон там порт?
— Вижу.
— Это крупнейший в Европе нарко-порт, сюда всё стекается! У нас тут есть семья Барбаро, они страшно знаменитые, они всё тут контролируют! Их всех недавно пересажали на 15-20 лет, но они так себя хорошо вели в тюрьме, что их выпустили через два года!

Кстати, бабушка Нина – эта которая первая пустилась в пляс – у нас тоже судимая. Её все страшно уважают. Она не очень-то старая, 90 еще нет, а 90 здесь в порядке вещей.
— Она мать-одиночка шестерых детей! А отсидела за убийство мужа. У нее трое детей было до посадки, и трое еще после. Вот какая молодец!

Выражаю восхищение, делаю скидку на то, что о подвигах бабушки Нины мне рассказывает женщина. Потом наблюдаю, сколько лихих дедушек кружат бабушку Нину в зажигательном танце и забираю скидку назад.
Молодец.

И дедушки тут не робкого десятка.
Вижу за соседним столом священника, который за два часа до начала общего кутежа торжественно обвенчал молодых в маленькой сельской церкви. Хорошо венчал, задорно, у него была довольно длинная проповедь, многие смеялись – как потом мне объяснили, он украсил её свежими анекдотами. А сейчас он без облачения, в модном клетчатом костюме с сильно зауженными брюками, что отлично сочетается с его подбритыми висками и очень красивыми коричневыми ботинками.
— А священник у нас тоже судимый!
Господь всемогущий. А он кого пришил?
— Нет, ну как можно – чего сразу пришил-то? За связь с мафией судим, ничего серьезного.

Про свадебный стол лучше не рассказывать ничего. Вы всё равно не поверите. Тысячи закусок, девять смен горячего, под сладкое – отдельный этаж. Пьют, кстати, не очень много, и пьют только вино. Самые стойкие под утро уже перешли на Амаро (это от 25 до 70 градусов, в зависимости от сорта). Поют хоровые песни, пускаются в пляс и исполняют тарантеллу от полноты жизни, не от бухла. Легко проделывают всё это всю ночь.

Про политику с нами говорят все. Общее мнение: Путин coglione (это типа мудака) и кретино. Один, правда, сказал нам, что Зеленский тоже виноват, зачем он этого мудака дразнил. Пришлось остановиться на жёсткую политинформацию. Осознал и повинился. Кстати, он вообще был не с нашей свадьбы.

В Калабрии есть военные беженцы с Украины. Кое-где видела желто-голубые сердечки с надписью «Ласкаво просимо». Разговаривали с одной молодой украинкой, она уже работает, все пособия получила, довольна. Планирует здесь замуж выйти. Да и хорошо, могла бы планировать и помалкивать.

Были в музее, видели голых бронзовых атлетов, красивое. Нашли там древнюю этрусскую вазу с мужиком со свастикой, решили, что это первое изображение Бандеры, передайте там депутатам, или кто там еще к Скабеевой ходит. Картинка прилагается в фотках, если меня за нее Цукерберг забанит – прощайте, товарищи, я есть в телеге.

Еще прилагаю картины кисти Джузеппе, хозяина сельской гостиницы. Он также пишет оперы со специальными партиями для жены Роситы. Жаль, не удалось послушать. Возвращаемся в Лигурию, задумали борщ. Сало местное очень годное, а водки, селедки и Бородинский я из Берлина привезла.

Скоро вернусь. А да. Я даже забыла, что первый раз в жизни перегорела. Сильно перегорела с беженцами и с войной. Калабрийская свадьба прекрасный метод перезагрузки.

 

4 комментария к «Ольга Романова. Свадьба в Калабрии»

  1. И я там был, мёд-пиво пил…
    Были на машине, как всегда за примерно 10 поездок в Италию. Доехали до кончика сапога, потому что так хотели. Жена, которая наблюдательнее меня, вдруг заметила надпись на иврите на входе в какой-то бар. Решив, что это место, куда собираются израильтяне, мы вошли и заговорили на иврите, но нас не поняли. Надпись же была в память той помощи, которую местные итальянцы оказывали еврейским беженцам сразу после войны.

    Бывали во всех 20 административных районах Италии — ни одного неприятного впечатления. На юге, возможно,
    люди чуть мягче. На улице что-то выпало у меня из рук. Мальчик лет десяти, в галстуке и с собакой, бросился и поднял это что-то и вручил мне, прежде чем я сам успел даже наклониться.
    В Сицилию — «столицу» мафии — мы приехали с ощущением, что надо держать ухо востро, но немедленно поняли, что нас здесь никто и на грош не обманет. Однажды я слегка спутал и поехал не по той дороге. Навстречу ехал траркторист, я остановился, чтобы выяснить. Вместо объяснения он развернул трактор и предложил следовать за ним. А затем мы увидели чудо. Поскольку трактор — не самый быстрый вид транспорта, парень остановил ехавшую навстречу машину, в которой, наверно, находился его закомый, высадил того ждать на дороге, сам сел в его машину и в ней стал вести нас до въезда в нужный нам городок. Явно неохотно взял 5 евро, которые я предложил, расцеловался и поехал подбирать свой трактор.

  2. А я был на другой стороне мессинского пролива, на Сицилии, между Катанией и Мессиной, около Таормины, в Джиардини, примерно в 30 км от Этны. В этих местах когда ветер дует с запада, попахивает гарью от Этны, а по вечерам и ночью виден поток раскаленой лавы от вершины вниз. Возможно, этот запах гари вредит репутации этих мест как курорта. А в остальном — красиво, море, песок, хорошая кухня. Виноград — бесплатно, если заплачено за еду. (Правда, это было много лет назад). На прощание, повара и официантки исполнили для нас тарантеллу сичильяно, а в Калабрии это тарантелла калабреза.

    1. Наш 80-мнутный фильм о Сицилии в 2003 году:
      https://www.youtube.com/watch?v=wQJwQllF1F0 (по-русски)
      и
      https://www.youtube.com/watch?v=r870Vrsm-6c (по-английски)
      кончается словами: «Нам было здесь хорошо, и, возможно, мы вернемся». Больно, что возвращение не состоялось.

  3. Ольга Романова. Свадьба в Калабрии

    Бабушка Нина первая пустилась в пляс даже не после первой рюмки, а после первого глотка. Полторы сотни гостей тут же замахали над головами салфетками, запели, повскакивали с мест и началось.

    Я сидела за столом с родителями невесты, бабушкой и дедушкой невесты, тётушкой невесты и другими ближайшими родственниками. Ибо по здешним меркам я близкий родственник: я давняя подруга родителей жены брата невесты. Мои друзья – родители жены брата невесты — украинцы из Львова, так что меня включили в состав украинской делегации на калабрийской свадьбе.

    Калабрия – это юг Италии, мысок сапога. Сицилия в трех километрах, Этну видно. При этом и на Сицилию это не очень похоже, вообще ни на что. Попадёшь в Калабрию и не ошибёшься: вот да, это Калабрия. Как с Грузией: видишь пейзаж, и сразу говоришь – так, это Грузия.

    Читать дальше в блоге.

Добавить комментарий