ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ АЛЕКСАНДРА ЕРЁМЕНКО, КОТОРОМУ ИСПОЛНИЛОСЬ СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ

***
Осыпается сложного леса пустая прозрачная схема,
шелестит по краям и приходит в негодность листва.
Вдоль дороги пустой провисает неслышная лемма
телеграфных прямых, от которых болит голова.
Разрушается воздух, нарушаются длинные связи
между контуром и неудавшимся смыслом цветка,
и сама под себя наугад заползает река,
а потом шелестит, и они совпадают по фазе.
Электрический ветер завязан пустыми узлами,
и на красной земле, если срезать поверхностный слой,
корабельные сосны привинчены снизу болтами
с покосившейся шляпкой и забившейся глиной резьбой.
И как только в окне два ряда отштампованных елок
пролетят, я увижу: у речки на правом боку
в непролазной грязи шевелится рабочий поселок
и кирпичный заводик с малюсенькой дыркой в боку…
Что с того, что я не был здесь целых одиннадцать лет?
За дорогой осенний лесок так же чист и подробен.
В нем осталась дыра на том месте, где Колька Жадобин
у ночного костра мне отлил из свинца пистолет.
Там жена моя вяжет на длинном и скучном диване,
там невеста моя на пустом табурете сидит.
Там бредет моя мать то по грудь, то по пояс в тумане,
и в окошко мой внук сквозь разрушенный воздух глядит.
Я там умер вчера, и до ужаса слышно мне было,
как по твердой дороге рабочая лошадь прошла,
и я слышал, как в ней, когда в гору она заходила,
лошадиная сила вращалась, как бензопила.
 
Вариация блоковского стихотворения «На железной дороге»
 
Туда, где роща корабельная
лежит и смотрит, как живая,
выходит девочка дебильная,
по желтой насыпи гуляет.
Ее, для глаза незаметная,
непреднамеренно хипповая,
свисает сумка с инструментами,
в которой дрель, уже не новая.

И вот, как будто полоумная
(хотя вообще она дебильная),
она по болтикам поломанным
проводит стершимся напильником.

Чего ты ищешь в окружающем
металлоломе, как приматая,
ключи вытаскиваешь ржавые,
лопатой бьешь по трансформатору?

Ей очень трудно нагибаться.
Она к болту на 28
подносит ключ на 18,
хотя ее никто не просит.

Ее такое время косит,
в нее вошли такие бесы…
Она обед с собой приносит,
а то и вовсе без обеда.

Вокруг нее свистит природа
и электрические приводы.
Она имеет два привода
за кражу дросселя и провода.

Ее один грызет вопрос,
она не хочет раздвоиться:
то в стрелку может превратиться,
то в маневровый паровоз.

Ее мы видим здесь и там.
И, никакая не лазутчица,
она шагает по путям,
она всю жизнь готова мучиться,

но не допустит, чтоб навек
в осадок выпали, как сода,
непросвещенная природа
и возмущенный человек!

Share
Статья просматривалась 185 раз(а)

1 comment for “ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ АЛЕКСАНДРА ЕРЁМЕНКО, КОТОРОМУ ИСПОЛНИЛОСЬ СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ

  1. Виктор (Бруклайн)
    27 октября 2020 at 15:35

    ДВА СТИХОТВОРЕНИЯ АЛЕКСАНДРА ЕРЁМЕНКО, КОТОРОМУ ИСПОЛНИЛОСЬ СЕМЬДЕСЯТ ЛЕТ

    ***
    Осыпается сложного леса пустая прозрачная схема,
    шелестит по краям и приходит в негодность листва.
    Вдоль дороги пустой провисает неслышная лемма
    телеграфных прямых, от которых болит голова.
    Разрушается воздух, нарушаются длинные связи
    между контуром и неудавшимся смыслом цветка,
    и сама под себя наугад заползает река,
    а потом шелестит, и они совпадают по фазе.
    Электрический ветер завязан пустыми узлами,
    и на красной земле, если срезать поверхностный слой,
    корабельные сосны привинчены снизу болтами
    с покосившейся шляпкой и забившейся глиной резьбой.
    И как только в окне два ряда отштампованных елок
    пролетят, я увижу: у речки на правом боку
    в непролазной грязи шевелится рабочий поселок
    и кирпичный заводик с малюсенькой дыркой в боку…
    Что с того, что я не был здесь целых одиннадцать лет?
    За дорогой осенний лесок так же чист и подробен.
    В нем осталась дыра на том месте, где Колька Жадобин
    у ночного костра мне отлил из свинца пистолет.
    Там жена моя вяжет на длинном и скучном диване,
    там невеста моя на пустом табурете сидит.
    Там бредет моя мать то по грудь, то по пояс в тумане,
    и в окошко мой внук сквозь разрушенный воздух глядит.
    Я там умер вчера, и до ужаса слышно мне было,
    как по твердой дороге рабочая лошадь прошла,
    и я слышал, как в ней, когда в гору она заходила,
    лошадиная сила вращалась, как бензопила.

    Второе стихотворение читать в блоге.

Добавить комментарий