Дмитрий Быков. Культ Андрея Тарковского

Почему во всем мире русское кино ассоциируется прежде всего с его именем.

Случилось так, что Тарковский (1932–1986) стал самым известным в мире русским режиссером. Можно долго спорить о причинах этого выбора. У Тарковского сильная конкуренция — Эйзенштейн, Герман, Иоселиани, Кончаловский, Михалков, Хуциев, Муратова, — а он остается номером один, хотя уже 34 года длится его зияющее отсутствие. Публицист, писатель Дмитрий Быков осмысливает этот феномен. 

 

Никто из постсоветских кинематографистов даже не приблизился к уровню его авторитета. Видимо, прав был Андрей Смирнов, сказавший еще в 1987 году: «Тарковский — самый крупный кинематографический талант, выросший на русской почве».

Нелюбителей — современно говоря, хейтеров — у него до сих пор множество, претензий к нему полно: раздражающие немотивированные длинноты, разговоры о великом и вечном (чаще всего банальные), пресловутая «непонятность» — хотя представителями масс она сильно преувеличивается, Тарковский ничуть не авангарднее, скажем, Гайдая. И все-таки, когда начинаешь вспоминать главные свои кинематографические впечатления, в конце концов называешь его: удивительным образом ему ничего не сделалось. Фильмы почти всех его современников, кроме общепризнанных гениев — Феллини, Бергмана, Копполы, Бунюэля, Трюффо, безнадежно устарели, на их языке никто теперь не говорит. Даже Антониони — «Забриски-Пойнт», скажем, или «Блоу-ап» — при всем пиетете смотришь с некоторой неловкостью. Очень видно, как человек поспешает за эпохой, задрав штаны, и заметно, где он старается удивить интеллектуалов. А начнешь после долгого перерыва пересматривать «Рублева» или «Зеркало» — и всякий раз поражаешься точным попаданиям именно в нынешнее свое состояние, и недоумеваешь: как же он тогда и то понимал, и это знал?!

 
Читать дальше здесь:
Share
Статья просматривалась 126 раз(а)

1 comment for “Дмитрий Быков. Культ Андрея Тарковского

  1. Виктор (Бруклайн)
    28 марта 2020 at 14:53

    Дмитрий Быков. Культ Андрея Тарковского

    Почему во всем мире русское кино ассоциируется прежде всего с его именем.

    Случилось так, что Тарковский (1932–1986) стал самым известным в мире русским режиссером. Можно долго спорить о причинах этого выбора. У Тарковского сильная конкуренция — Эйзенштейн, Герман, Иоселиани, Кончаловский, Михалков, Хуциев, Муратова, — а он остается номером один, хотя уже 34 года длится его зияющее отсутствие. Публицист, писатель Дмитрий Быков осмысливает этот феномен. 

    Никто из постсоветских кинематографистов даже не приблизился к уровню его авторитета. Видимо, прав был Андрей Смирнов, сказавший еще в 1987 году: «Тарковский — самый крупный кинематографический талант, выросший на русской почве».

    Нелюбителей — современно говоря, хейтеров — у него до сих пор множество, претензий к нему полно: раздражающие немотивированные длинноты, разговоры о великом и вечном (чаще всего банальные), пресловутая «непонятность» — хотя представителями масс она сильно преувеличивается, Тарковский ничуть не авангарднее, скажем, Гайдая. И все-таки, когда начинаешь вспоминать главные свои кинематографические впечатления, в конце концов называешь его: удивительным образом ему ничего не сделалось. Фильмы почти всех его современников, кроме общепризнанных гениев — Феллини, Бергмана, Копполы, Бунюэля, Трюффо, безнадежно устарели, на их языке никто теперь не говорит. Даже Антониони — «Забриски-Пойнт», скажем, или «Блоу-ап» — при всем пиетете смотришь с некоторой неловкостью. Очень видно, как человек поспешает за эпохой, задрав штаны, и заметно, где он старается удивить интеллектуалов. А начнешь после долгого перерыва пересматривать «Рублева» или «Зеркало» — и всякий раз поражаешься точным попаданиям именно в нынешнее свое состояние, и недоумеваешь: как же он тогда и то понимал, и это знал?!

    Читать дальше по ссылке в блоге.

Добавить комментарий