Ярмарка

Случай из жизни бизнесмена

В России шёл 1992 год. После неудачной попытки путча в стране начались изменения, которые с натяжкой можно было назвать строительством капитализма. К этому подталкивало полное отсутствие товаров и продуктов. Купить что — нибудь становилось ежедневной проблемой. А вот в Китае всё стало налаживаться. Они стали производить огромное количество товаров народного потребления. Качество, правда, было плохое, но зато очень дёшево, а у нас не было и этого. Кроме того, я никогда не был за границей и Китай был, конечно, очень интересен. В то время я много работал по бизнесу с Сахалином и поэтому согласился на их предложение поехать руководителем делегации от острова на ярмарку, которая должна была состояться на севере Китая, точнее в Манчжурии. С тремя женщинами из администрации губернатора Сахалина я должен был встретиться в Чите, а дальше уже вместе ехать в Китай на поезде. Надо сказать, что обе стороны были совсем не готовы к серьёзным переговорам, так как делались только первые попытки каких – то контактов, а правил взаимодействия в новой ситуации ещё не было. По существу, было три цели: завязать контакты, купить своим семьям дешёвую одежду и увидеть страну. Примерно с такими целями я и вылетел в Читу.

Была холодная зима, и температура воздуха в Чите была минус 43-44 градуса по Цельсию, что считалось очень холодно даже для России. В гостинице я встретился с прибывшими с острова тремя женщинами. Одной было около тридцати, а двум другим было за сорок. Была попытка пройтись по городу, но после десяти шагов по улице стало очевидно, что это невозможно. Я стал похож на деда мороза, и борода покрылась коркой льда. Мы заказали такси и поехали на железнодорожный вокзал. В вагоне было очень холодно и пришлось спать в куртке, шапке и зимних ботинках. Вокруг пили спиртное в больших количествах для согрева и громко говорили о своих проблемах – заснуть было невозможно. На следующий день, в середине дня, мы уже были на российской таможне, на которую нас привезли на автобусе. В ожидании проверки мы провели пять часов в автобусе, а саму проверку прошли за пять минут, так как наш убогий багаж мог вызвать только соболезнование. Китайские же таможенники нас вообще не проверяли и пропустили нашу делегацию очень быстро. Была уже полночь…  Хотел бы отметить, что температура воздуха по-прежнему была -44 градуса. Делегацию привезли в гостиницу уже ночью. Все очень устали и хотели спать. Представитель ярмарки отвел нас в комнату, где стояли четыре кровати. Он сказал, что это комната для всех. Я заметил, что между нами всё-таки есть разница, хотя в зимней одежде она может быть и не так заметна, но она есть, но внятного объяснения не последовало. Далее становилось ещё интереснее: возле каждой кровати стоял небольшой горшок с крышкой – это, как выяснилось, наш туалет. Я постарался себе представить моих уже немолодых женщин, старающихся сесть своими довольно большими задними частями тела на эти маленькие неустойчивые горшки и удержаться на них некоторое время, и не смог. Конечно, мы могли помогать советами друг другу, но это никак не вдохновляло. Так как я был единственный мужчина в нашей делегации, да к тому же руководитель, то, естественно, эта роль отводилась, возможно, мне. А наши половые различия, которые всё – таки существовали, очевидно, не учитывались совсем. Подушки были набиты не гусиным пухом, к чему мы привыкли, а кукурузными зернами, очевидно для хорошего массажа лица. Да, еще в окнах были щели и в комнате было очень холодно. К тому же мы очень устали. Я пришёл в бешенство от этих удобств и заявил представителю ярмарки, что наша делегация не желает жить в таких скотских условиях и хотела бы утром покинуть Китай. Совершенно неожиданно, моё заявление встретило яростное сопротивление женщин. Они заявили, что готовы терпеть все эти неудобства, только ради возможности закупить одежду для себя и детей. На острове вообще нет товаров. Мои попытки объяснить им, что в таких условиях жить нельзя и даже противоестественно, не произвели никакого впечатления. Пользуясь своим положением руководителя, я заявил представителю, что утром мы покидаем страну в знак протеста. После ухода китайца, в комнате стало тихо, чувствовалось всеобщее осуждение и даже ненависть ко мне. Мы легли спать не раздеваясь, но подушка, набитая кукурузой, ещё долго мешала спать, массажируя моё лицо. Утром я встал первым и пошёл узнавать, когда придёт автобус. Со мной никто не разговаривал, и обстановка была напряжённой и взрывоопасной. Через полчаса подъехал новенький микроавтобус марки «Мерседес», нас погрузили, и мы поехали. Но поехали не к границе, как ожидалось, а к лучшей гостинице города, где мне дали отдельный номер со всеми удобствами, а женщинам большой номер на троих и тоже со всеми удобствами. Более того, в наших номерах бесплатно стояли разные напитки и чай. Это было что-то сверхъестественное. Нас повели на завтрак в ресторан и вкусно накормили. Горячая ванна и вкусный чай значительно улучшили настроение всей делегации. Усталость прошла. Мой авторитет из-под плинтуса поднялся на небывалую высоту. Я стал уважаемым боссом. Ко мне приставили женщину из местного КГБ, которая сопровождала теперь меня везде. Вела она себя очень корректно и пыталась помочь в текущих переговорах. Жизнь налаживалась. Наша гостиница располагалась в центре города, и рядом находились все интересующие нас магазины. Это было очень удобно, так как было очень холодно, и ходить по улицам было невозможно. Все дни я вёл переговоры, накапливая информацию о возможных партнёрах. Женщины ходили по магазинам и были счастливы. По заснеженным улицам разъезжали новенькие, собранные в Китае, «Grand Cherokee», в магазинах было много товаров-страна оживала. Всюду чувствовался подъём и оптимизм. Через четыре дня ярмарка закончилась, и с чувством исполненного долга, с переполненными сумками, мы покидали страну. Настроение было отличным.

В Чите я тепло попрощался со своей командой, так как наши пути расходились, и поехал в аэропорт, откуда через несколько часов должен был улететь в Москву. Однако, меня ждал очередной сюрприз – из-за отсутствия керосина для самолётов, самолёты не летали в Москву уже три дня.  В аэропорту скопилось много людей.  Неразбериха была ужасная. Когда полетит первый самолет никто не знал — среди людей, естественно, паника. Надо было опять перестроиться – я вернулся на Родину и окунулся в привычные проблемы выживания. Первая проблема – как захватить стул и удержать его, так как долго стоять невозможно и надо сидеть, а сколько, совершенно непонятно. Вторая задача – туалет. Как пойти в это переполненное людьми помещение с двумя огромными сумками, да ещё и не потерять стул. Нужно быстро найти человека, не вставая со стула, которому вы сможете доверить дорогие вам сумки — как угадать его?   Если не угадаете — ваши сумки исчезнут и зачем вы спрашивается ехали в Китай? Дети вас не поймут. А времени у вас нет – мочевой пузырь ждать тоже не будет. А ещё вопрос питания.  Вот в этом состоянии вы и находитесь всё время в ожидания вылета. Но такое состояние привычно для человека, живущего в стране развитого социализма — Вы периодически находитесь в аналогичной ситуации, независимо от желания, и, поэтому, вы —  профессионал. Через три часа объявили, что первый самолёт на Москву вылетит через час. Что тут началось… Около пятисот человек стали штурмовать единственную кассу. Тогда объявили правила выдачи билетов на самолёт — его могли получить только те, кто летел на похороны или вроде того. У меня такой справки не было и первый раунд был проигран — самолёт улетел без меня. Нужно было придумать какую-то уважительную причину. Надо сказать, что месяц назад до поездки, я оформил визу в Италию на всякий случай и сейчас решил этим воспользоваться. Когда, через два часа объявили о следующем рейсе в Москву, я уже был в середине толпы возле кассы. В тяжёлой борьбе за право улететь, я достиг кассы и протянул кассиру два паспорта, один из которых был заграничный с открытой итальянской визой. Кассиром была симпатичная молодая женщина. Я всем видом старался показать, что она мне очень нравится, и смотрел ей прямо в глаза. Это подействовало, но она спросила о причине, по которой я должен вне очереди получить билет. Я ответил ей, глядя прямо в глаза, что мне срочно нужно вылететь из Москвы в Италию (помните у Жванецкого: «мне в Париж по делу»). Для девушки из Читы тогда, поездка в Италию была равносильна поездки на Марс. Она не хотела отказать, да и причина вроде бы была. Правда, сидячих мест уже не было, но я согласился постоять весь полёт, что и разрешили в этой ситуации. Уставший и голодный, я простоял в самолёте восемь часов. Воздух был насыщен запахом чесночной колбасы, которую с большим удовольствием ела часть пассажиров, но, несмотря на тошноту, которая подкатывала к горлу и усталость, я был счастлив, что вырвался из этого ада и скоро увижу свою семью. Из аэропорта позвонил жене, взял такси и поехал домой. Была уже ночь, я смертельно устал и мечтал только о постели. За окнами такси была красивая снежная зима, но наслаждаться ею уже не было сил.

А дома меня ждали с большим нетерпением. Несмотря на глубокую ночь, никто не ложился спать и все ждали подарков. Две большие сумки были моментально выпотрошены. Дети и жена были очень ими довольны, благодарили меня, а я, забыв про все трудности и усталость, был счастлив, что смог доставить им эту радость.

Share
Статья просматривалась 610 раз(а)

1 comment for “Ярмарка

  1. Ефим Левертов
    23 августа 2018 at 10:37

    Картинка в аэропортах 90-х известна. Моя знакомая, прилетев в Москву из Лондона, должна была дальше лететь в Красноярск. После Хитроу обстановка в московском аэропорту была поразительна. Она вцепилась в поручень около кассы и поклялась себе не отойти от нее пока не получит билет.

Добавить комментарий