А̲к̲а̲д̲е̲м̲и̲к̲ ̲М̲и̲г̲д̲а̲л̲ ̲з̲а̲п̲у̲т̲а̲л̲с̲я̲ ̲в̲ ̲П̲р̲и̲н̲г̲с̲х̲а̲й̲м̲а̲х̲

Фото Евгения Берковича.Аркадий Бейнусович Мигдал написал в 1985 году замечательную статью «Нильс Бор и квантовая физика», опубликованную в «Успехах физических наук», том 147, вып.2 (https://ufn.ru/ufn85/ufn85_10/Russian/r8510d.pdf). Про всю статью говорить сейчас не буду, хотя она того стоит. Отмечу только маленькую ошибку академика. На странице 309 он пишет:

Экспериментаторы, близкие Планку,— Генрих Рубенс, Фердинанд Курлбаум, а также Отто Люммер и Петер Прингсгейм — знали соотношение Рэлея
и уже в 1900 г. проверяли эту формулу.

Я предпочитаю писать «Прингсхайм» вместо «Принсгейм», но это дело вкуса. Ошибка тут в том, что назван не тот Прингсхайм. Хотя Петер Прингсхайм тоже был физиком и ему посвящена моя книжка «Томас Манн и физики ХХ века. Одиссея Петера Прингсхайма», но формулу Рэлея проверял вместе с Люммером другой Прингсхайм, дальний родственник Петера, по имени Эрнст. Вообще на генеалогическом дереве Прингсхаймов у меня более четырехсот имен. Прослежены десять поколений, от первых братьев Менделя Йохема и Майера Йохема, поселившихся в Силезии в середине восемнадцатого века.

Фото Евгения Берковича.Эрнст Прингсхайм (1859-1917) вошел в историю науки совместным с Люммером (или Луммером) опытом, про который говорит академик Мигдал. Эрнст Прингсхайм принадлежал к пятому поколению потомков Менделя Йохема, и его отделяет от его прапрадеда примерно сто-сто двадцать лет. Это как раз тот «век эмансипации», который прошли евреи Западной Европы от полного бесправия и изоляции от соседей до обретения формально равных со всеми прав и занятия самых высоких общественных позиций. Сто лет и четыре поколения, на первый взгляд, кажутся поразительно длинным сроком. Но если взглянуть на изменения в общественном положении евреев, когда потомки мелких торговцев и бесправных держателей шинков становятся университетскими профессорами, банкирами и коммерции советниками, то скорость эмансипации представляется совсем не маленькой.

ИсПетер Прингсхаймтория семьи нашего героя Петера Прингсхайма тоже прекрасно иллюстрирует отмеченную закономерность. Отец Петера – профессор математики Альфред Прингсхайм – принадлежит к тому же пятому поколению потомков Менделя Йохема, что и профессор физики Эрнст Прингсхайм. Только Альфред – правнук второго сына Менделя – Моисея, а Эрнст – правнук старшего сына Менделя – Хаима (или Хаймана) Прингсхайма.

В общем, в семействе Прингсхаймов немудрено запутаться, так что простим Аркадию Бейнусовичу этот небольшой ляп. Хотя среди учителей академика Мигдала были люди, лично знавшие Петера Прингсхайма. Ведь учиться к нему в Берлин приезжали и российский физики: будущие академики Сергей Иванович Вавилов и Александр Николаевич Теренин,

*****************
Подписывайтесь на мой канал «Мир науки» в Telegram:
http://t.me/mirnauki

Share
Статья просматривалась 659 раз(а)

2 comments for “А̲к̲а̲д̲е̲м̲и̲к̲ ̲М̲и̲г̲д̲а̲л̲ ̲з̲а̲п̲у̲т̲а̲л̲с̲я̲ ̲в̲ ̲П̲р̲и̲н̲г̲с̲х̲а̲й̲м̲а̲х̲

  1. vitakh
    3 апреля 2018 at 11:34

    Мигдал — как много в этом звуке!…
    Увы, всему приходит time…
    Что Эрнст, что Петер — все в науке —
    Род физиков звучал(ит?): «Прингсхайм»…

  2. Евгений Беркович
    3 апреля 2018 at 10:30

    В общем, в семействе Прингсхаймов немудрено запутаться, так что простим Аркадию Бейнусовичу этот небольшой ляп. Хотя среди учителей академика Мигдала были люди, лично знавшие Петера Прингсхайма.

Добавить комментарий