Роланд Кулесский, Ефим Левертов. Гуманисты прошлых веков о евреях (продолжение)

Начало см. http://club.berkovich-zametki.com/?p=28596,

далее http://club.berkovich-zametki.com/?p=29431,

далее http://club.berkovich-zametki.com/?p=30805,

далее http://club.berkovich-zametki.com/?p=32175,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=63154,

далее http://blogs.7iskusstv.com/?p=63412

 11. Ян Карский (1914-2000)

Ян Карский: «Я свидетельствую перед миром» [1]

В 1978 году в США был снят многосерийный телевизионный фильм  «Холокост», собравший очень большую телеаудиторию. Многие американцы были потрясены представленными в фильме событиями. Некоторые из американцев даже сказали, что впервые узнали о них. Большинство из просмотревших фильм в большей мере, наконец, осознали, что Катастрофа это не идеологическая выдумка, она действительно была. В этом же году президент Картер учредил национальную комиссию по вопросам Холокоста. И в том же 1978 году известный французский кинорежиссер Клод Ланцман встретился с активным участником польского Сопротивления Яном Карским [2]. Мы многое слышали о, например, французском Сопротивлении, но сравнительно мало о польском, между тем на территории Польши польское правительство в изгнании, располагавшееся в Лондоне, сумело организовать по существу параллельную систему власти с организацией активного сопротивления гитлеровским властям.

В 1981 году в Вашингтоне проходила Конференция освободителей узников нацистских лагерей, на которую один из устроителей конференции Эли Визель пригласил Яна Карского. Именно на этой Конференции Ян Карский произнес свою знаменитую речь о том, что власти западных стран уже в 1942 году были осведомлены о тотальном уничтожении польских евреев, но постарались не обратить на это внимание. Именно тогда Карский назвал себя евреем — христианином и евреем – католиком, а лицемерие и расчет, с которым эти власти отнеслись к истреблению евреев, — «вторым грехопадением»: «Когда закончилась война, я узнал, что ни правительствам, ни политическим лидерам, ни ученым, ни писателям ничего не было известно о судьбе евреев. Все они были удивлены. Убийство шести миллионов невинных людей прошло для них незамеченным… В тот день я стал евреем. Как семья моей жены, присутствующей здесь в зале… Я еврей-христианин. Еврей-католик. И не считаю ересью свое убеждение в том, что человечество совершило второе грехопадение: одни – исполняя приказ, другие – не обращая внимания, одни – не желая знать, другие – оставаясь равнодушными, одни – из эгоизма или лицемерия, другие – по холодному расчету. Этот грех будет преследовать людей до конца света. Он преследует и меня. И это справедливо».  На другой день студенты Джорджтаунского университета США встретили своего профессора политологии Яна Карского аплодисментами.

Почему же Ян Карский вел себя так скромно, совершенно не рассказывая о своем участии в польском Сопротивлении? На этот вопрос Карский с большим  самоскепсисом отвечал, что он полагал свою миссию посланца погибавших евреев Польши совершенно провалившейся. Он считал, что не смог в полной мере передать властям Англии и Америки всю трагедию, разыгрывавшуюся в Польше.

Ян Карский

Участники Конференции 1981 года, между тем, могли вспомнить, что еще в 1944 году в США  тиражом 360 тысяч экземпляров вышла книга  Яна Карского «История подпольного государства» (The Story of a Secret State).  Книга Карского была написана с большой осторожностью. Были живы многие участники польского подполья. Будучи эмиссаром польского правительства, автор писал книгу с оглядкой на реакцию этого правительства, подчиненным которого он вполне обоснованно себя считал. Именно поэтому он очень «тактично», например, описал прием у президента США Рузвельта:«Наконец настал час самой важной встречи. 28 июля 1943 года посол Ян Чехановский сообщил мне, что меня приглашает президент Соединенных Штатов, который хочет услышать от меня, что происходит в Польше и в других оккупированных странах. Я спросил, как я должен разговаривать с президентом.

— Будьте точны и лаконичны, — ответил посол. — Президент Рузвельт — самый занятой человек в мире.

Белый дом показался мне большим, современным, выстроенным добротно, но в провинциальном духе. Вокруг него росло много деревьев и царила тишина. Я представил себе, как выглядело бы здание подобного назначения у меня на родине. Оно было бы окружено статуями, украшено затейливыми башенками и пирамидками, стены были бы увиты плющом, и на всем чувствовался бы отпечаток истории. Тут же передо мной была типичная усадьба богатого помещика. И все же, когда я вместе с послом переступал порог Белого дома, сердце у меня колотилось вовсю. Ведь я находился в самом сердце могучей державы, и мне предстояло встретиться с самым могущественным человеком в мире. Президент Рузвельт, казалось, никуда не спешит и ничуть не устал. Он оказался очень хорошо осведомлен о польских делах, вопросы задавал меткие, дельные и всегда по существу. Его интересовала наша система образования и все, что мы делаем, чтобы уберечь детей. Он подробно расспрашивал меня об организации Сопротивления и о потерях, которые понес польский народ. Хотел знать, почему Польша оказалась единственной страной без коллаборационизма. Спрашивал, правда ли то, что рассказывают об уничтожении евреев. И вникал во все детали партизанской тактики, диверсионных действий, саботажа. По каждому вопросу он старался составить себе полное представление, чтобы почувствовать атмосферу подпольной работы, понять внутренний мир людей, которые занимаются ею изо дня в день. На меня произвела огромное впечатление широта его ума. Так же, как Сикорский, он не ограничивался интересами своей страны, а мыслил в масштабах человечества. По окончании беседы я оставил президента таким же свежим, бодрым и приветливым, каким он меня встретил. Сам же я изрядно устал. Это была не обычная физическая усталость, а приятное утомление плотника, который вбил последний гвоздь в построенный им дом, или художника, который поставил подпись на завершенном полотне. Мой труд тоже был завершен, так что усталость сочеталась с чувством выполненного долга».

Недавно на экраны вышел документальный фильм «Ян Карский. Праведник мира» (режиссер Славомир Грюнберг, совместное производство США, Россия, Польша). В фильме были использованы прижизненные съемки Яна Карского. На этих записях, выполненных по прошествии многих лет после войны, Карский был уже более свободен в своих описаниях встреч с руководителями Англии и США. Он, в частности, с большим артистизмом описал реакцию «величественного» Рузвельта при сообщении о том, что делается в Польше. Карский очень талантливо показал поведение Рузвельта, его периодические затяжки сигарой, стряхивание пепла, его слова о том, что надо передать в Польшу, примерно так: «Передайте, что Польша будет освобождена, что мы победим, а немцы будут разбиты», и все в таком духе. Между тем, еврейские руководители в Польше, с которыми Карский встречался, заклинали его убеждать англичан и американцев, что спасение еврейского народа, если только оно может быть осуществлено, ни в коей мере не может быть увязано с военными планами союзников. Иначе еврейство Польши погибнет. Так и случилось. Карский называл себя «граммофонной пластинкой», призванной передать то, что он видел в варшавском гетто и в концентрационном лагере. Он выполнил свою миссию. Пластинка была многократно прокручена. «Окончательное решение еврейского вопроса» продолжило осуществляться.

Памятник Яну Карскому в Тель-Авиве

Ян Карский умер в 2000 году в возрасте 86 лет. Израильский институт «Яд ва-Шем» присвоил ему звание Праведника мира. В Варшаве, Лодзи, Нью-Йорке, Вашингтоне и Тель-Авиве  Яну Карскому поставлены памятники.

 

Защита Карского

(к памятнику Яну Карскому в Тель-Авиве)

Всегда один. Пустует место рядом.

Сосредоточен в скорби и кого-то ждёт,

Но выдаёт себя невольно мёртвым   взглядом,

так ждут Годо [3], который не придёт.

И потому останется открытым

вопрос, как Лужин [4] оказался «вне игры»?

 Быть ли еврейскому народу беззащитным,

как под наркозом сплина и хандры?    

 

Взывая к логике и состраданью,

встречаясь с мира сильными  сего,

ты не достигнешь с ними пониманья,

к сочувствию не склонишь никого.

Так дважды побывавшему в аду,

беседой с Президентом удостоен,   

не смог Ян Карский убедить его, ввиду

известного у Рузвельта настроя.

 

Защита Карского не будет эффективна

пока от имени её дела вершит

тот, кто народную поддержку легитимно

несёт в себе как рядовой антисемит.

 

Величье Карского: приняв неравный бой,

он одержал победу над собой!

Примечания:

[1] — «Я свидетельствую перед миром» — название книги Яна Карского в редакции 2012 года (ООО «Издательство Астрель», 2012, Издательство CORPUS).

[2] — Ян Карский – подпольное имя Яна Козелевского, сохраненное им при переезде в Америку.

[3] — Годо – персонаж пьесы С.Бекета «В ожидании Годо». Он символизирует отсутствие всякой надежды на решение какой бы то ни было проблемы. В пьесе один из героев приносит верёвку, чтобы повеситься, если некий Годо не придёт и не спасёт.

[4] — Оказался «вне игры». В конце романа Владимира Набокова «Защита Лужина» главный герой, аутистичный вундеркинд, восклицает: «Единственный выход. Нужно выпасть из игры»  и выбрасывается из окна ванной. Самоубийство как способ защиты, возможно, годится для отдельного человека, но не для целого народа. Для народа нет иного выхода, кроме войны не на жизнь, а на смерть, а это то, что делал Ян Карский.

Share
Статья просматривалась 569 раз(а)

3 comments for “Роланд Кулесский, Ефим Левертов. Гуманисты прошлых веков о евреях (продолжение)

  1. Лев Мадорский
    1 января 2018 at 19:01

    Спасибо за публикацию Роланд и Ефим. Есть праведники в этом мире,и значит есть будущее. Хотя факт великого «грехопадения» ( убивали, мирились, не хотели знать) вызывает отчаяние.

    • Ефим Левертов
      1 января 2018 at 19:36

      Спасибо, Лев!
      Повторю слова самого Яна Карского: «Когда закончилась война, я узнал, что ни правительствам, ни политическим лидерам, ни ученым, ни писателям ничего не было известно о судьбе евреев. Все они были удивлены. Убийство шести миллионов невинных людей прошло для них незамеченным… В тот день я стал евреем. Как семья моей жены, присутствующей здесь в зале… Я еврей-христианин. Еврей-католик. И не считаю ересью свое убеждение в том, что человечество совершило второе грехопадение: одни – исполняя приказ, другие – не обращая внимания, одни – не желая знать, другие – оставаясь равнодушными, одни – из эгоизма или лицемерия, другие – по холодному расчету. Этот грех будет преследовать людей до конца света. Он преследует и меня. И это справедливо».

  2. Ефим Левертов
    1 января 2018 at 12:02

    11. Ян Карский (1914-2000)

    Ян Карский: «Я свидетельствую перед миром» [1]

    В 1978 году в США был снят многосерийный телевизионный фильм «Холокост», собравший очень большую телеаудиторию. Многие американцы были потрясены представленными в фильме событиями. Некоторые из американцев даже сказали, что впервые узнали о них. Большинство из просмотревших фильм в большей мере, наконец, осознали, что Катастрофа это не идеологическая выдумка, она действительно была. В этом же году президент Картер учредил национальную комиссию по вопросам Холокоста. И в том же 1978 году известный французский кинорежиссер Клод Ланцман встретился с активным участником польского Сопротивления Яном Карским [2]. Мы многое слышали о, например, французском Сопротивлении, но сравнительно мало о польском, между тем на территории Польши польское правительство в изгнании, располагавшееся в Лондоне, сумело организовать по существу параллельную систему власти с организацией активного сопротивления гитлеровским властям.

Добавить комментарий