О женской эмоциональности и праве художника на ошибку

Вчера во время вечерней прогулки размышлял, как обычно, о доблестях, о подвигах, о славе, а в наушниках звучали тысячу раз прослушанные любимые мелодии. И вдруг во время исполнения с виду простенькой, а на самом деле очень глубокой старой песни Булата Окуджавы «Шел троллейбус по улице» что-то царапнуло: все не так, как ты представлял. Песенка коротенькая, длится минуту с небольшим, не поленитесь послушать:
http://7iskusstv.com/Muzyka/Okudzhava.mp3

Фото Евгения Берковича.
Текст песни размножен на сотнях сайтов, например, на бард.ру можно прочитать:


Шел троллейбус по улице —
женщина шла впереди.
И все мужчины в троллейбусе
молча смотрели ей вслед.

Троллейбус промчался мимо —
женщину он обогнал.
Но все мужчины в троллейбусе
глаз не сводили с нее.

И только водитель троллейбуса
головой не вертел:
ведь должен хотя бы кто-нибудь
все время смотреть вперед.

1959


Последние две строчки я сам себе часто напеваю, когда готовлю новый номер журнала к выходу. «Все мужчины в троллейбусе» смотрят себе новый сериал или футбольный матч, а ты, как раб на галерах, должен «смотреть вперед». И слова все знакомые, тысячи раз слышанные и прочитанные. Но что-то не так мне показалось в этот раз. Окуджава поет чуть-чуть иначе по сравнению с напечатанным. Две мелочи можно пропустить, списать на разные варианты песенного текста. Вместо «молча смотрели ей вслед» поэт поет «долго смотрели ей вслед». И во второй строчке последнего куплета ясно слышится слово «он», которого в текстах почему-то нет. Но это все ерунда. Главное, что Окуджава поменял друг с другом последние строчки первых двух куплетов. У него мужчины сначала «глаз не сводили с нее», а потом, когда троллейбус обогнал женщину, «долго смотрели ей вслед».
Вы скажете, ну, и что? Какая разница? Песня же не об этом, главное в песне — поведение водителя троллейбуса.
Я тоже так думал, но почитайте внимательно. Что значит «смотреть вслед»? Это значит смотреть в спину. Что естественно, пока троллейбус не обогнал женщину. А если потом все заинтересованные мужчины смотрят женщине вслед, то она идет в противоположном направлении! Т.е. увидев, что ее обгоняет троллейбус с уставившимися в окна мужиками, женщина резко развернулась и пошла назад. Может, вспомнила, что не выключила газ или оставила кошелек на тумбочке, или просто надоели ей жадные мужские взгляды, пусть даже из окон троллейбуса. Т.е. женщина вместо «равномерно движущегося, словно по инерции, тела» предстает слушателю эмоциональным, порывистым существом, способным резко изменить поведение, развернуться и пойти назад. Из простой декорации она становится чуть ли не главным персонажем этой сценки. Вот что стоит за песенным вариантом, спетым самим автором.
Ведь не упрекнешь же его, что он просто забыл слова своей песни и не очень понимает значение наречия «вслед»?
Или все же художник имеет право на ошибку?

Послесловие

А теперь, вдоволь посмеявшись и пошутив над ситуацией, когда мужчины смотрят вслед женщине, идущей к ним, вернемся еще раз к стихотворению Булата Шалвовича и поговорим серьезно. Я считаю, что хотя жизненная логика диктует такую последовательность действий: сначала мужчины смотрят ей вслед, а потом не спускают с нее глаз, но логика поэтическая требует другого порядка. Ведь указанные действия имеют разный эмоциональный потенциал. Можно смотреть во все глаза на что-то забавное и интересное, но долго (именно долго!) смотреть вслед можно только с грустью и безнадежностью. Именно так и стал петь Окуджава, идя наперекор житейской логике. А основания смотреть вслед у мужчин в троллейбусе все же есть: ведь несмотря на то, что женщина идет в ту же сторону, что и троллейбус, расстояние между ними увеличивается. Т.е. женщина постепенно скрывается с глаз, уходит за горизонт, исчезает. Поэтому я бы не запись живого голоса Окуджавы подгонял под имеющиеся тексты — тем более, там много есть неточностей, — а тексты подправил бы под голос поэта. Ибо он чувствует истину куда тоньше и совершенней, чем знатоки грамматики и правописания.

Share
Статья просматривалась 1 036 раз(а)

9 comments for “О женской эмоциональности и праве художника на ошибку

  1. Евгений Майбурд
    22 ноября 2017 at 22:37

    Что-то тут у нас непонятное происходит…
    Шел троллейбус по улице// Женщина шла впереди (впереди по ходу троллейбуса, разумеется, но никак не значит, что шла в ту же сторону).
    И все глаз не сводили с нее (пока она шла навстречу)
    Он ее обогнал, и все смотрели ей вслед, в спину…
    Так и поет поэт, а в цитированном тексте все переставили. Но если она шла встречным ходом, ей незачем поворачиваться. Она все больше отдалялась. По-моему, все ясно, и не требуется ничего додумывать.

    • Александр Биргер
      22 ноября 2017 at 23:12

      Дорогой ЕМ, если прослушать ПЕСНЮ —

      Шел троллейбус по улице —
      женщина шла впереди.
      И все мужчины в троллейбусе
      / глаз не сводили с неё /

      Троллейбус промчался мимо —
      женщину он обогнал.
      Но все мужчины в троллейбусе
      / долго смотрели ей вслед /
      —-
      — т.е., последние строчки 1-ой и 2-ой строф
      изменены, в последней строфе добавлено «Он».
      Возможно, таким образом УСИЛЕНА роль Водителя…
      :::::::::::::
      Троллейбус промчался мимо —
      женщину он обогнал. — — — обогнал, imho, говорит об обгоне, — женшина шла в ту же сторону, в которую шёл автобус. Изменении направления движения женщины я не увидел, а пассажиры-мужчины развернулись таки на 180 градусов . Мужчины, такой разворачивающийся народ 🙂

    • Евгений Беркович
      22 ноября 2017 at 23:44

      Дорогой Евгений,
      давайте вместе внимательно послушаем:

      «Троллейбус промчался мимо —
      женщину он обогнал».

      Если женщина шла против хода троллейбуса, то троллейбус никак не может ее обогнать. Обогнать — это значит догнать и уйти вперед. Поэтому Ваша интерпретация не проходит. «Женщина шла впереди» именно по ходу троллейбуса, а не навстречу ему.

      • Евгений Майбурд
        23 ноября 2017 at 4:13

        Произошел сбой, когда я ее собирался кое-что отредактировать в ответе вам. Если модераторы могут, пускай удалят черновик, ушедший по ошибке.
        Должно было быть так:
        Дорогой Евгений, я думаю, что ради понятности Окуджава должен был написать иначе, например, вот так:

        Шел троллейбус по улице —
        навстречу женщина шла
        И все мужчины в троллейбусе
        Глаз не сводили с нее

        Троллейбус промчался мимо —
        женщину он миновал.
        Но все мужчины в троллейбусе
        Долго смотрели ей вслед…

        Неправда ли, лучше? Главное, понятнее…

        • Евгений Беркович
          23 ноября 2017 at 12:27

          В ответ Евгению Майбурду.
          Дорогой Евгений, насчет понятности я написал «Послесловие». А то, как Вы пытаетесь выйти из неловкости, куда сами попали из-за невнимательности, и невесело, и не остроумно. Оставим лучше эту безделицу и не будем погружаться в графоманию. Ошибка Окуджавы куда поэтичнее всех попыток написать «понятнее». Удачи!

  2. Александр Биргер
    22 ноября 2017 at 19:46

    Евгений Беркович
    «Я бы не запись живого голоса Окуджавы подгонял под имеющиеся тексты — тем более, там много есть неточностей, — а тексты подправил бы под голос поэта. Ибо он чувствует истину куда тоньше и совершенней, чем знатоки грамматики и правописания.» — — С этим не поспоришь, это — несомненно, — в случае Окуджавы. Посмотрел ещё раз на текст:
    Троллейбус промчался мимо —
    женщину он обогнал… — Женщина идёт по тротуару (скорее всего) , и
    троллейбус её, естественно, обгоняет.
    «Но все мужчины в троллейбусе глаз не сводили с неё…» —
    — и продолжают провожать взглядами во время, и — после обгона, развернувшись на 180 градусов. Водитель, лидер, не может себе позволить разворачиваться и продолжает смотреть вперёд:
    Ведь должен хотя бы кто-нибудь
    все время смотреть вперед.
    — Несмотря на все грамматики, правописание, левописание…
    А женщина идёт сама по себе, своей дорогой, по своим делам.
    Что ей до троллейбуса и его пассажиров, у неё свои заботы.
    И смотрят с грустью «ведомые» пассажиры на женщину и на случайных прохожих, на дома, скверы и монументы…

    • Евгений Беркович
      22 ноября 2017 at 20:31

      Посмотрел ещё раз на текст
      Дорогой Александр, в тексте как раз все логично. А Вы послушайте, что поет Окуджава. У него последовательность иная. Сначала «Но все мужчины в троллейбусе глаз не сводили с неё…». А когда троллейбус женщину обогнал, то они «молча смотрели ей вслед». Т.е. развернувшись, как Вы написали, на 180 градусов и глядя женщине в лицо, они, тем не менее, смотрели ее вслед. Вот где изюминка сюжета.

      • Александр Биргер
        22 ноября 2017 at 20:48

        Верно, дорогой Евгений, прослучал дважды, но всё время «прослушивал».
        Конечно, поменял поэт строчки, изменил-у т о ч н и л.

  3. Евгений Беркович
    22 ноября 2017 at 16:22

    Я бы не запись живого голоса Окуджавы подгонял под имеющиеся тексты — тем более, там много есть неточностей, — а тексты подправил бы под голос поэта. Ибо он чувствует истину куда тоньше и совершенней, чем знатоки грамматики и правописания.

Добавить комментарий