Выдержки из выступления Обамы в британском парламенте

Выдержки из выступления президента Барака Обамы в британском парламенте (Офис пресс-секретаря Белого дома 25 мая 2011 г.)

Вестминстер-Холл Среда, 25 мая 2011 года Лондон, Англия

http://iipdigital.usembassy.gov/st/russian/texttrans/

2011/05/20110525175644×0.6572186.html#axzz1T7DNE1Dy (Сайт Государственного Департамента США)

<…> Сегодня, после трудного десятилетия, которое открылось войной, а закончилось рецессией, наши страны вновь переживают поворотный момент. Глобальная экономика, некогда стоявшая на грани депрессии, сейчас стабильна и восстанавливается. После нескольких лет конфликта Соединенные Штаты вывели 100 000 военнослужащих из Ирака, Великобритания вывела свои войска, и наша боевая миссия там завершилась. В Афганистане мы сломили динамику движения “Талибан” и скоро начнем передачу ведущей роли афганцам. И почти через десять лет после 11 сентября мы разгромили террористические сети и нанесли “Аль-Каиде” мощный удар, уничтожив ее лидера – Усаму бин Ладена.

Вместе мы справились с большими трудностями. Но сейчас, когда мы открываем новую главу в нашей общей истории, перед нами встают принципиальные вызовы.

В мире, где процветание всех стран отныне неразрывно связано, необходима новая эпоха сотрудничества для обеспечения роста и стабильности глобальной экономики. Сейчас, когда новые угрозы распространяются через границы и океаны, мы должны вывести из строя террористические сети и остановить распространение ядерного оружия, противостоять изменению климата, бороться с голодом и заболеваниями. И сейчас, когда по улицам Ближнего Востока и Северной Африки проносится революция, весь мир заинтересован в чаяниях поколения, которое жаждет определить собственную судьбу.

Эти вызовы возникли в момент, когда международный порядок уже перестроен к новому столетию. Стремительный рост переживают страны, подобные Китаю, Индии, Бразилии. Мы должны приветствовать такое развитие событий, поскольку оно избавило от бедности сотни миллионов людей по всему миру и создало новые рынки и возможности для наших собственных стран.

Однако, наряду с быстрыми переменами, в некоторых кругах стало модно задавать вопрос о том, не будет ли подъем в этих странах сопровождаться ослаблением американского и европейского влияния во всем мире. Приводится довод: похоже, что за этими странами будущее, а время нашего лидерства прошло.

Этот довод неверен. Время нашего лидерства – сейчас. Именно Соединенные Штаты, и Великобритания, и наши демократические союзники сформировали мир, в котором могут появляться новые страны и могут процветать люди. И даже если новые страны берут на себя ответственность за глобальное лидерство, наш альянс останется незаменимым для поставленной цели – более мирного, более благополучного и более справедливого столетия.

В момент, когда угрозы и вызовы обязывают разные страны работать согласованно друг с другом, мы остаемся главным катализатором глобальных действий. В эпоху быстрых торговых и информационных потоков именно наша традиция свободного рынка, наша открытость, подкрепленная нашей приверженностью основополагающей безопасности для наших граждан, дает наилучший шанс на процветание – прочное и для всех. В то время как миллионам людей все еще отказывают в основных правах человека из-за того, кем они являются, или во что верят, или при какой власти живут, наши страны первыми готовы отстаивать ценности толерантности и самоопределения, которые ведут к миру и достоинству.

Но это не означает, что мы можем позволить себе бездействие. Характер нашего лидерства должен будет измениться со временем. Как я сказал, впервые приехав в Лондон в качестве президента на саммит “Группы двадцати”, миновали дни, когда Рузвельт и Черчилль могли уединиться и решать мировые проблемы за бокалом бренди, – хотя я уверен, премьер-министр Кэмерон согласится, что случаются дни, когда и у нас возникает желание выпить чего-нибудь покрепче. В этом столетии наше совместное лидерство потребует выстраивания новых партнерств, адаптации к новым условиям и перестройки под требования новой эпохи.

Это начинается с нашего экономического лидерства.

Главная догадка Адама Смита актуальна и сегодня: нет более мощного генератора богатства и новаторства, чем система свободного предпринимательства, которая полностью высвобождает потенциал личности. Именно это привело к промышленной революции, которая началась на фабриках Манчестера. Именно это привело к заре информационного века, которая взошла над офисными комплексами Кремниевой долины. Именно поэтому страны, подобные Китаю, Индии и Бразилии, растут так бурно – потому что они рывками движутся к рыночным принципам, которые всегда находили отклик в США и Великобритании.

Иными словами, мы живем в глобальной экономике, которую во многом создаем сами. И сегодня конкуренция за лучшие рабочие места и отрасли благосклонна к странам, которые мыслят свободно и смотрят в будущее, странам, где люди проявляют максимум творчества, изобретательности и предприимчивости.

Это дает таким государствам, как Соединенные Штаты и Великобритания, естественное преимущество. Ибо от Ньютона и Дарвина до Эдисона и Эйнштейна, от Алана Тьюринга до Стива Джобса мы лидируем во всем мире в нашей приверженности науке и самым передовым исследованиям, открытию новых лекарств и технологий. Мы обучаем наших граждан и готовим наших работников в лучших колледжах и университетах на Земле. Но для того чтобы сохранять это преимущество в мире, где конкуренция как никогда сильна, нам придется резко увеличить инвестиции в науку и технику и подтвердить обязательства наших стран по обучению нашей рабочей силы.

В последние годы нам также напомнили, что рынки иногда могут давать сбои. В прошлом веке обе наши страны внедрили системы регулирования для преодоления таких рыночных сбоев – гарантии защиты банковской системы после Великой депрессии, например, и новые нормативы против загрязнения воздуха и воды в 1970-е годы.

Но в современной экономике такие угрозы больше невозможно удержать в пределах какой-то одной страны. Рыночные сбои могут становиться глобальными, распространяться подобно вирусу и требовать международной реакции. Финансовый кризис, начавшийся на Уолл-стрит, заразил почти все континенты, и как раз поэтому мы должны постоянно работать на таких форумах, как “Группа двадцати”, чтобы вводить глобальные правила движения во избежание будущих эксцессов и злоупотреблений. Ни одна страна не может спрятаться от опасностей углеродного загрязнения, и именно поэтому мы должны закрепить достигнутое в Копенгагене и Канкуне, чтобы оставить нашим детям более безопасную и чистую планету.

Более того, даже когда свободный рынок работает как ему положено, обе наши страны осознают, что как бы ответственно мы ни вели себя в жизни, каждого из нас могут постигнуть трудные времена или неудачи, тяжкая болезнь или потеря работы. И поэтому наша общая традиция отчасти вылилась в убежденность, что каждый гражданин заслуживает элементарной безопасности – страхования на случай болезни, пособия по безработице на случай потери работы, достойной пенсии после напряженной работы на протяжении всей жизни. Эта приверженность своим гражданам также является причиной нашего лидерства в мире.

И сегодня, когда мы оставили позади чудовищную рецессию, наша задача – выполнять эти обязательства, одновременно добиваясь того, чтобы не потреблять сверх меры и, следовательно, не влезать в долги в таких размерах, которые могут подорвать мощь и жизнеспособность наших экономик. Это потребует непростого выбора и нелегких путей для обеих наших стран. Но мы сталкивались с такими вызовами раньше, и нам всегда удавалось сбалансировать потребность в бюджетной ответственности с ответственностью друг перед другом.

Я уверен, что мы вновь сможем это сделать. При этом успехи и неудачи нашего собственного прошлого могут послужить примером для стран с развивающейся экономикой – что возможен рост без загрязнения окружающей среды, что долговечное процветание страны достигается не потреблением, а производством, инвестициями в людей и инфраструктуру.

Точно так же как мы должны играть ведущую роль во имя процветания наших граждан, мы должны обеспечивать их безопасность.

Две наши страны знают, что это такое – противостоять злу в мире. Гитлеровские полчища не прекратили бы убивать людей, если бы мы не сражались с ними на побережьях и плацдармах, в полях и на улицах. Мы никогда не должны забывать, что наша победа в той страшной войне досталась нам не сама собой: она была завоевана мужеством и твердостью наших людей.

Именно потому, что мы готовы нести бремя войны, мы хорошо знаем, во что она обходится. Именно поэтому мы построили альянс, который оказался достаточно мощным, чтобы защищать этот континент, сдерживая наших врагов. По сути, НАТО зиждется на простой концепции своей Статьи Пятой: ни одной стране НАТО не придется отражать удар в одиночку – союзники будут стоять друг за друга, всегда. И на протяжении шести десятилетий НАТО является самым успешным альянсом в истории человечества.

Сегодня нам противостоит иной враг. Террористы убивали наших граждан в Нью-Йорке и в Лондоне. И хотя “Аль-Каида” ищет религиозной войны с Западом, мы должны помнить, что они убили тысячи мусульман – мужчин, женщин и детей – по всему миру. Наши страны не ведут и никогда не будут вести войну с исламом. Наша борьба направлена на разгром “Аль-Каиды” и ее союзников-экстремистов. В наших усилиях мы будем неутомимы, в чем успели убедиться Усама бин Ладен и его приспешники. А поскольку мы сражаемся с противником, который не соблюдает законов войны, мы будем и впредь высоко держать планку, соблюдая ценности, законность и надлежащую правовую процедуру, которые мы так горячо защищаем.

Вот уже почти десятилетие центральным фронтом этих усилий остается Афганистан. Все эти годы вы, британцы, являетесь нашими преданными союзниками вместе со столь многими другими, кто сражается на нашей стороне. Давайте же вместе отдадим дань уважения всем нашим мужчинам и женщинам, которые несли службу и приносили жертвы в последние годы, ибо они встают в непрерывную череду героев, вынесших на себе самую тяжелую ношу в борьбе за свободы, которыми мы пользуемся. Благодаря им мы сломили динамику движения “Талибан”. Благодаря им мы создали потенциал афганских сил безопасности. И благодаря им мы сейчас готовимся к новому повороту в Афганистане, передавая ведущую роль самим афганцам. В этот переходный период мы будем стремиться к прочному миру с теми, кто рвет с “Аль-Каидой”, соблюдает афганскую конституцию и складывает оружие. И мы будем добиваться того, чтобы Афганистан никогда не стал убежищем для террора: наоборот, он должен быть страной сильной, суверенной и способной стоять на собственных ногах.

Действительно, наши усилия в этом молодом столетии привели нас к новой концепции НАТО, которая даст нам потенциал, необходимый для противодействия новым угрозам – таким угрозам, как терроризм и пиратство, кибератаки и баллистические ракеты. Но возрожденный блок НАТО будет и впредь служить первоначальной идее своих основателей, позволяя нам организовывать коллективные действия для защиты наших народов, опираясь на общую убежденность Рузвельта и Черчилля в том, что все государства обладают как правами, так и обязанностями, и все государства разделяют общую заинтересованность в международной архитектуре, поддерживающей мир.

Мы также разделяем заинтересованность в прекращении распространения ядерного оружия. По всему миру страны обеспечивают охрану ядерных материалов, чтобы они никогда не попали в руки преступников. Благодаря нашему лидерству нам удалось подать сигнал странам от Северной Кореи до Ирана о том, что те, кто не выполняет своих обязательств, столкнется с последствиями – и именно поэтому Америка и Европейский союз недавно укрепили санкции против Ирана, в значительной степени благодаря лидерству Великобритании и Соединенных Штатов. И призывая к ответственности других, мы будем выполнять свои собственные обязательства по Договору о нераспространении и стремиться к миру без ядерного оружия.

Мы разделяем общие интересы в разрешении конфликтов, которые продлевают человеческие страдания и угрожают разорвать на части целые регионы. В Судане, после многих лет войны и гибели тысяч людей, мы призываем как Север, так и Юг отойти от положения на грани насилия и встать на путь мира. А на Ближнем Востоке мы едины в нашей поддержке безопасности Израиля и суверенитета Палестины.

И мы разделяем общие интересы в развитии, способствующие укреплению достоинства и безопасности. Чтобы добиться успеха, мы должны отбросить инстинктивное желание рассматривать бедные части земного шара как объекты для благотворительности. Вместо этого мы должны расширить возможности тех же сил, которые позволили нашим народам процветать. Мы должны помочь голодным прокормить себя, а врачам заботиться о больных; мы должны поддерживать страны, которые борются с коррупцией и позволяют своим гражданам осуществлять инновации; и мы должны настаивать на том, что страны процветают тогда, когда они позволяют женщинам и девочкам полностью реализовать свои возможности.

Мы делаем это, потому что верим не только в права государств, но и в права граждан. Это маяк, которым мы руководствовались в нашей борьбе против фашизма и в нашей “мрачной борьбе” с коммунизмом. И сегодня эта идея подвергается испытанию на Ближнем Востоке и в Северной Африке. В одной стране за другой люди мобилизуются, чтобы освободиться от хватки железного кулака. И хотя этим движениям в поддержку перемен всего шесть месяцев, мы видели их в действии и ранее – от Восточной Европы до Америки, от Южной Африки до Юго-Восточной Азии.

История говорит нам, что демократию построить непросто. Пройдут годы, прежде чем эти революции завершатся, и на этом пути будут трудные дни. Власть редко сдается без борьбы – особенно в местах, где существует разделение на племена и секты. Мы также знаем, что популизм может принимать опасные повороты – от экстремизма тех, кто готов использовать демократию, чтобы лишать меньшинства прав, до национализма, который оставил много рубцов на этом континенте в 20-м веке.

Но можете не сомневаться: то, что мы видели, то, что мы видим в Тегеране, Тунисе и на площади Тахрир, является стремлением к тем же свободам, которые у себя дома мы принимаем за должное. Это было проявлением отказа от идеи о том, что люди в некоторых частях мира не хотят быть свободными, или им необходимо навязать демократию. Это было осуждением мировоззрения “Аль-Каиды”, которое душит права отдельных лиц и тем самым ввергает их в вечную нищету и насилие. Пусть никто не сомневается: Соединенные Штаты и Великобритания твердо стоят на стороне тех, кто стремится быть свободным.

И теперь мы должны показать, что подкрепим эти слова делами. Это означает инвестиции в будущее данных стран, осуществляющих переход к демократии, начиная с Туниса и Египта – углубляя связи в области торговли и коммерции и помогая им показать, что свобода приносит процветание. И это также означает защиту всеобщих прав – наказывая тех, кто стремится к репрессиям, укрепляя гражданское общество и поддерживая права меньшинств.

Мы делаем это, зная, что Запад должен преодолеть подозрительность и недоверие в глазах многих на Ближнем Востоке и в Северной Африке – недоверие, которое коренится в трудном прошлом. В течение многих лет нам предъявлялись обвинения в лицемерии теми, кто не пользуется свободами, которые, как им известно, мы поддерживаем. Поэтому, обращаясь к ним, мы должны прямо признать, что у нас имеются прочные интересы в регионе – бороться с террором вместе с партнерами, которые, возможно, не всегда безупречны, и защищать весь мир от сбоев в энергоснабжении. Но мы должны также настаивать на том, что мы не приемлем ложный выбор между нашими интересами и нашими идеалами; между стабильностью и демократией. Ибо наш идеализм кроется в подлинной сущности истории, которая заключается в том, что репрессии сулят лишь ложные обещания стабильности; что общества добиваются большего успеха, когда их граждане свободны; и что демократии являются нашими ближайшими союзниками.

Этой истиной мы руководствуемся в наших действиях в Ливии. Когда в этой стране начались репрессии против демонстрантов, легче всего было бы сказать, что это нас не касается – что суверенитет страны более важен, чем убийство граждан в пределах своих границ. Кое-кто считает это веским аргументом. Но мы устроены по-другому. Мы выступаем за более широкое понимание ответственности. И хотя мы не можем остановить каждое проявление несправедливости, существуют обстоятельства, которые могут заставить нас отбросить осторожность – когда лидер грозит своему народу массовыми убийствами, и международное сообщество призывает к действию. Вот почему мы остановили резню в Ливии. И мы не успокоимся до тех пор, пока народ Ливии не будет защищен и не исчезнет последняя тень тирании.

Мы будем двигаться вперед с осознанием своей ответственности и пониманием того, что мы не можем диктовать, каким будет исход всех событий за рубежом. В конечном счете, свобода должна завоевываться самим народом, а не навязываться извне. Но мы можем и должны стоять с теми, кто ведет эту борьбу. Потому что мы всегда считали, что будущее наших детей и внуков будет лучше, если чужие дети и внуки будут жить в большем благополучии и более свободно – от берегов Нормандии до Балкан и Бенгази. Вот в чем мы заинтересованы, и к чему мы стремимся. И если мы не сможем выполнить эту обязанность, кто займет наше место? И какой мир мы передадим будущим поколениям?

Наши действия – наше лидерство – важны для защиты человеческого достоинства. И поэтому мы должны действовать – и вести за собой других – с убежденностью в наших идеалах и твердой верой в характер нашего народа, представителями которого мы все являемся.

Ибо есть одно решающее качество, которое, как я считаю, делает Соединенные Штаты и Великобританию незаменимыми в этот момент истории. И именно этим мы определяем себя как государства.

В отличие от большинства стран мира, мы не определяем гражданство по признаку расы или этнической принадлежности. Быть американцем или британцем – не значит принадлежать к определенной группе; это значит – верить в определенный набор идеалов – права человека, верховенство закона. Вот почему в пределах наших границ существует невероятное многообразие. Вот почему во всем мире много людей, которые считают, что если они приедут в Америку, если они приедут в Нью-Йорк, если они приедут в Лондон, будут упорно трудиться, они смогут присягнуть нашему флагу и назвать себя американцами. Есть люди, которые считают, что, приехав в Англию, чтобы начать новую жизнь, они смогут петь “Боже, храни королеву”, как и любой другой гражданин.

Да, наше многообразие может привести к напряженности. На протяжении всей нашей истории велись жаркие дебаты об иммиграции и ассимиляции в обеих странах. Но хотя эти дебаты порой могут быть напряженными, по сути, мы признаем, что наше многообразное наследие является источником огромной силы – что в мире, который становится все более тесным и более взаимосвязанным, пример наших двух стран показывает, что людей могут объединять идеалы, а не разделять разногласия; что люди могут изменить свои убеждения и избавляться от давней ненависти; что сыновья и дочери бывших колоний могут заседать здесь в качестве членов этой великого парламента, а внук кенийца, который служил поваром в британской армии, может оказаться перед вами в качестве президента Соединенных Штатов.

Это то, что нас отличает. Вот почему молодые мужчины и женщины на улицах Дамаска и Каира до сих пор ведут борьбу за права, которыми пользуются наши граждане, даже если их действия иногда расходятся с нашей политикой. Как два наиболее могущественных государства в истории, мы должны всегда помнить, что истинный источник нашего влияния заключается не только в размере нашей экономики, достижениях наших военных или земле, на которой мы проживаем. Этим источником являются ценности, которые мы всегда должны без колебаний защищать по всему миру, – идея о том, что все люди наделены определенными правами, которые у них нельзя отнять.

Share
Статья просматривалась 930 раз(а)

2 comments for “Выдержки из выступления Обамы в британском парламенте

  1. Борис Тененбаум
    25 июля 2011 at 11:45

    Инна, по-моему, вы совершенно правы. Звучит — блеск ! Суть — отсутствует. Однако, в защиту «… орла нашего, дона Барака …», могу сказать, что проблемы фундаментальны и системны. Kак их решать — не знает не то что он, а вообще никто.

  2. Инна Ослон
    25 июля 2011 at 10:39

    Недавно говорила по телефону с подругой (а она живет в России). Речь зашла о том, что у них в доме когда-то жили попугайчики. Она говорит: «Я слышала, есть такие гавайские попугайчики, которые очень хорошо обучаются речи». Я отвечаю: «Да, у нас такого недавно президентом избрали. Чрезвычайно красноречив».

Comments are closed.