Почему нельзя было записывать Устную Тору

В прошлом Устная Тора была устной в полном смысле этого слова, ее нельзя было записывать. Еврейский мудрец V века н.э. аргументирует этот запрет стремлением оставить Устную Тору евреям, в отличие от Письменной, которую могли изучать и христиане. По мнению Х.Черновица (Молодой Рав, начало XX века) запись Устной Торы придала бы ей авторитет и святость, что привело бы к ее кодификации. Это подорвало бы способность Устной Торы к дальнейшему развитию. Однако мудрецам и их ученикам разрешалось записывать Устную Тору для себя. Кроме того, при письменном обращении мудрецов друг к другу по вопросам толкования Устной Торы, они получали письменные же ответы по затрагиваемой теме.

С увеличением количества законов, их деталировки, числа бейт-мидрашей и учеников в них, а также в связи с рассеиванием евреев появились опасения  что Галаха исказится, забудется, будет утрачена. Чтобы этого не случилось, «Мишна была составлена в письменной форме, дабы предотвратить ее забвение» (Альбек. Введение в Мишну), так как запрет на запись Устной Торы не был абсолютным; нельзя было только пользоваться этими записями при преподавании Устной Торы. Надо также помнить о всеобщем предубеждении в древнем мире (Сократ, Платон) против учебы по записанным текстам, как препятствии к глубине изучения в ущерб проникновению, обдумыванию и обсуждению темы.

Итак, поначалу «преподавание в иешиве продолжало осуществляться в устной форме, а не по письменному тексту» (Элон. Еврейское право»), так как «записи не считались более ценными, чем устные высказывания и не обладали авторитетом письменного слова» (Либерман. Эллинизм в Стране Израиля). «Рабби не записывал Мишну в книгу, чтобы по ней преподавали, а преподавал устно» (Абрамсон. Запись Мишны). Есть и близкая точка зрения: «Имеется достаточно доказательств тому, что Мишна вышла в свет иным образом. Существовала устная форма публикации: это было упорядоченное стабильное издание Мишны, которое заучивали танаи (запоминающие мишны наизусть) в бейт-мидрашах. Передача Мишны и ее изложение аналогично публикации. Авторитет таная равнозначен авторитету опубликованной книги. Устное издание подобно письменному. Танаям (как носителям текста Мишны) были присущи те же свойства и особенности, что и книгам, находящимся в обращении» (Либерман).

История и судьба Устной Торы подтверждает историческую правильность запрета на ее запись, что выдвинуло на первый план принципы изменения и обновления («нет бейт-мидраша без хиддуша», «Устной Торе нет конца») до тех пор, пока историческая судьба еврейства не стала угрожать ее утрате или забвению. Тогда Устная Тора и была записана письменно. «Если бы Устная Тора не была записана, то в пору гонений и рассеяния великое наследие еврейского народа могло быть утрачено» (И.М.Гуткина).

Share
Статья просматривалась 565 раз(а)

Добавить комментарий