О сбережении леса в России и аллеях вдоль дорог

О сбережении леса в России и аллеях вдоль дорог.

 

Появившиеся в СМИ сообщения о деле Алексея Навального по вятскому лесу не могли не вызвать интереса к истории сбережения леса в России.

Борьба за сбережение леса имеет давнюю историю в нашей стране. Началась она еще при Петре Великом и хорошо описана в книге И.Е. Филоненко «ВОСПОМИНАНИЕ О РУССКОМ ЛЕСЕ. (М.: КОМРИД, 1993).

Цитаты из этой книги я дополнил выписками из Указов Петра Великого с сохранением стиля текстов.

«Лесоводы всех поколений  любят вспоминать Петра Великого, пересказывать, а то и цитировать его строжайшие указы в защиту леса.

Первым, пожалуй, почтил его память Николай Васильевич Шелгунов. Да, известный революционер-демократ, но менее известный автор трудов по лесоводству. Будучи профессором Лесного института, он долгие годы увлекался историей русского лесного законодательства. Тогда-то Шелгунов и повеличал Петра «первым лесоводом в России», с чем и мы согласны.

Это Петр впервые посмотрел на лес как на достояние государства, из чего следовало, что выгоды частных лиц должны уступать выгодам государственным и интересам общественным.

Это он, занятый мыслями о прорублении «окна в Европу», первым обратил внимание на важность лесов для проточных вод. И первым заступился за них государевым указом от 30 марта 1701 года, запретив расчистку лесов в Московском уезде под пашни и сенные покосы на расстоянии 30 верст от рек, «по которым леса плавят и гоняют к Москве».

Из Указа Петра Великого от 30 марта 1701 года «О нерасчистке лесов под пашню и сенные покосы за 30 верст от рек, удобных к сгонке леса».

«Великий Государь указал: в Московском уезде и в городах, в которых городах нет рек таких, которыми возможно леса к Москве плавить, под пашню и под сенные покосы леса чистить. А в которых городах такие реки есть, которыми леса плавить возможно: и в тех городах леса под пашню и сенные покосы чистить от тех рек верстах в 30 и больше. А ближе 30 верст от рек, которыми леса плавить возможно, лесов под пашню и под сенные покосы не чистить».

Полное собрание законов Российской Империи, том IV. СПБ, 1830, №1845, с.162.

И еще один Указ того времени.

Указ Петра Великого от 19 января 1705 года «О рубке леса на сани, телеги, оси, полозья и обручи без особого позволения».

Полное собрание законов Российской Империи, том IV. СПБ, 1830, №2017, с.283-284.

Это Петр запретил не только рубить лес по берегам рек и каналов, но и обрабатывать привезенные к воде бревна, «чтобы от тех щеп и сору оные речки не засаривались».

Как нам не вспоминать его добрым словом, когда видим, как безжалостно оголены берега рек, а русла их засорены не только щепой, но и штабелями затонувших бревен забиты?

Это Петр начертал и вручил заводчику Демидову «правила для хозяйствования приписными к заводам лесами», в которых повелел лесозаготовителю самому заботиться о том, чтобы вырубки лесною порослью зарастали, сберегать их от огня, а за порчу молодняков взыскивать как с преступников.

Этими же правилами Петр, которому позарез нужен был металл, и, казалось бы, должен был дать Демидову всяческие послабления, установил с целью «довольства заводов» порядок неистощительного лесопользования.

Считается, что Демидов разумный порядок этот очень хорошо освоил. Однако дошли до нас и иные свидетельства. Если, мол, какой казенный ревизор осматривал участки, то по опушкам и вдоль просек встречала его стена рослого мачтового леса. Но заглянул бы он вглубь этих участков, то тут бы и убедился, что пословица «чем дальше в лес, тем больше дров» сложилась именно на Урале.

В 1703 году Петр Великий издает первый лесной указ общегосударственного значения. В нем царь повелевал сделать опись всем лесам, растущим по обе стороны от больших рек на 50 верст, а от малых, сплавных, впадающих в большие, на 20 верст. Все леса в этих пределах объявлялись заповедными. И указывалось: за рубку дуба в них — смертная казнь впоследствии замененная кнутом, вырыванием ноздрей и ссылкой на каторгу, за рубку клена, ильма, лиственницы и сосны толще 12 вершков в диаметре — штраф 10 рублей за дерево. Но при этом дозволялось рубить без всякого ограничении липу «во всем государстве липовые леса рубить всяких чинов людям невозбранно», а также ясень, березу, осину, ольху, ель и даже сосну тоньше 12 вершков (53 сантиметров).

Вот выписка из этого Указа.

Из Указа Петра Великого от 19 ноября 1703 года «Об описи лесов во всех городах и уездах от больших рек в сторону на 50, а от малых по 20 верст».

«Во всех городах и уездах описать леса, от больших рек в стороны по 50 верст, а от малых рек, которые в те большие впали, а сплавному ходу по них быть мочно, в стороны ж по 20 верст. Где леса есть, и в тех лесах: дуба, клена, илема, вяза, карагача, лиственницы, сосны, которые в отрубе 12 вершков и больше, рубить никому не велеть. А буде кто сему Указу станет чинить противно: и на них за всякое срубленное дерево, кроме дуба, доправлено будет пени по 10 рублев, за дуб, буде кто хотя одно дерево срубит, также и за многую заповедных лесов посечку, учинена будет смертная казнь.

А для нужд рубить леса: липу, ясень, березу, ольху, ель, орешник, ивняк, осокорь, сосну, которая в отрубе меньше 12 вершков».

Полное собрание законов Российской Империи, том IV. СПБ, 1830, №1950, с.228.

Эта страшная мера, как свидетельствуют историки, привела к прекращению жителями Заонежья всякого судостроения, столь любезного Петру. Узнав про это обеднение, царь особым указом поспешил разъяснить цель свою и успокоить забоявшихся, что они «прежний указ не уразумели», что царь и не думал стеснять судостроение, но именно для развития оного и воспретил рубить корабельный лес на другие надобности.

Отменял Петр свои строгие запреты и по иным поводам.

Воевода Уфимской провинции Иван Бахметьев, в донесении Государю, указал,  что заповедуемые им дуб и сосна жизненно необходимы башкирцам.

Именно из дуба и сосны они изготовляют борты, а только из доходов от пчеловодства башкирцы платят ясак в государеву казну.

А мы все выросли в убеждении, что царские слуги никогда не беспокоились о народе!

По получении этого донесения Петр немедля издал новый указ, разрешающий жителям Уфимской, Сибирской и Астраханской губерний рубить свободно леса в местах, удаленных от корабельных заготовок.

Вот этот уже выправленный Указ.

Из Указа Петра Великого от 17 июня 1719 года «О воспрещении рубки годного для кораблестроения леса, об охранении оного и о наказании за недозволенную порубку лесов».

«Дубу, корме необходимых нужд не рубить же…, а если в тех местах понадобиться дуб к Его Государевым делам и об оном просить позволения из Адмиралтейской коллегии».

Полное собрание законов Российской Империи, том V. СПБ, 1830, №3391, с.716-717.

А вот еще Указы по лесопользованию того же времени.

Указ Петра Великого от 23 июня 1719 года «О топлении печей в избах и банях один раз в неделю».

Полное собрание законов Российской Империи, том V. СПБ, 1830, №3395, с.718.

Указ Петра Великого от 14 октября 1719 года «О нерубке годного на корабельное строение леса».

Полное собрание законов Российской Империи, том V. СПБ, 1830, №3395, с.736.

Указ Петра Великого от 27 октября 1719 года «О нерубке большого соснового леса, годного на мачты».

Полное собрание законов Российской Империи, том V. СПБ, 1830, №3440, с.744.

 

«Достойна удивления разность между государственными учреждениями Петра Великого и временными его указаниями, — писал А.С.Пушкин. — Первые суть плоды ума обширного, исполненного доброжелательства и мудрости, вторые нередко жестоки, своенравны и, кажется, писаны кнутом. Первые были для вечности, или, по крайней мере, для будущего, вторые вырвались у нетерпеливого самовластного помещика».

 

Федор Карлович Арнольд, автор трехтомного «Русского леса» писал: «Общественное мнение у нас почитает позорным и бесчестным украсть с поля сноп хлеба, стог сена, корову и тому подобное; похитителя этих предметов клеймят названием вора; напротив, самовольная порубка леса не почитается бесстыдным деянием».

 

Достоевский в черновых набросках к повести «Подросток» писал: «Но человек,

истощающий почву с тем, чтоб «с меня только стало», потерял духовность и высшую идею свою. Может быть, даже просто не существует. Правда, если только хоть на 100 000 существует один носитель высшей идеи — тогда все спасено. Но существует ли даже на 100 000 один? — вот вопрос».

Профессор Петровской земледельческой академии Митрофан Кузьмич Турский, соглашаясь с ним, подтверждал: хозяйствование в лесу остается отрадным исключением на фоне повсеместного лесоистребления, «начавшегося у нас после освобождения крестьян и успевшего уже обезлесить и обездолить немалую часть Руси».

И сегодня истребление лесов в России продолжается нарастающими темпами.

 

В ИНТЕРНЕТ есть много версий на тему появления аллей на российских дорогах.

Вот одна из них.

По распоряжению Екатерины II вдоль тракта были высажены берёзы на расстоянии четырех аршин ( 2м 84 см) друг от друга, чтобы путники не теряли дорогу в снег и непогоду, кроме того, они должны были предохранять тракт от заноса снега зимой. Эти старые березы, которые так и называют «екатерининскими», всё ещё встречаются на Сибирском тракте.  В 1817 году специальным Указом Александра I утверждены новые правила устройства почтовых трактов. Под дорогу отводилась полоса шириной 30 сажен (60 метров – неверно; на самом деле –  это 64 метра), из них 8- 10 сажен предназначали непосредственно для проезжей дороги. По 5 сажен на каждой стороне отводили для канав и придорожных березовых аллей, остальную часть полосы, огражденной по бокам канавами, отвели для прогона скота. По обе стороны дороги отводилось место для канавы и придорожных аллей. Каждому крестьянскому хозяйству притрактовых деревень был дан «урок» посадить на придорожной полосе по нескольку берёз и следить за их выживанием; ответственность за сохранность берёз ложилась на общину.

Нашел этот Указ в «Полном собрании законов Российской Империи» и вот что в нем говорится.

Из Указа Императора Александра I «О правилах устройства городов и селений (с примечаниями о дорогах, деревнях и городах)» от 13 декабря 1817 года:

«Пункт 20 – В Губерниях, где есть леса, заводить на дорогах аллеи с канавками в два ряда, сажая одно дерево от другого на 2 сажени (4,26 метра) расстояния. Употреблять же на сие: липу, осину, березу, тополь и другое вблизи растущее дерево.

Пункт 21 – В таком случае, если леса отдалены от дороги, заводить аллеи из ивняку, именуемого в иных местах лозою.

Пункт 22 – В местах же степных, для указания во время зимнее дороги, устроить на каждых 100 саженей (213 метрах) знаки, смотря по удобности, то есть каменные ли, глиняные или насыпанные из земли с обкладкою дерном.

(А вот еще один пункт этого Указа – А.Р.).

Пункт 47 – Публичные сады содержать в чистоте. Желательно, чтобы каждый губернский город, подобно некоторым малороссийским, имел таковые у себя».

Полное собрание законов Российской Империи, том XXXIV. СПБ, 1830, №27180, с.908-913.

Когда прочитал этот Указ, стало ясно, почему так закопошились вятские чиновники в 1824 году, когда им было предписано построить ротонды по утвержденному проекту во всех городах, по которым должен был проехать Государь. Причем предписывалось выбрать красивое место, с которого царь мог бы любоваться окрестностями города. Ротонда в Вятке была построена, а рядом, на скорую руку, устроен сад.

И только в 1839 году  Александровский сад был выстроен по проекту Александра Лаврентьевича Витберга.

Сегодня было бы неплохо восстановить его по проекту Витберга, который сохранился в архивах, обновив, при этом, деревья. Тогда парк будет еще много лет радовать своим видом жителей и гостей нашего города.

 

 

Александр Рашковский, краевед, 17 января 2013 года.

 

 

 

 

Share
Статья просматривалась 791 раз(а)