А музыка играет так весело, так радостно…

Есть три близко стоящих, банальных принципа. Вероятно, из-за их очевидности  они (как и другие банальности) плохо усваиваются. Вот эти принципы.
Не путать искусство с жизнью.
Не приписывать слова персонажа позиции автора текста.
Не путать сценический образ с личностью актера.
Последнее можно выразить по-другому: помни, что актер — всего лишь лицедей, живущий на сцене чужой жизнью. (Хорошо, когда и актер, покидая театр, об этом не забывает!)
Безусловно, старая истина права, но… лишь частично. Эта частичность условно разделяет актеров на „чистых“ лицедеев (порой гениальных) и тех, для кого театр — уникальная возможность выразить собственное, в повседневьи, невыразимое…    Когда смотришь на них, то думаешь, что да… в театре играть нельзя. Для этого вполне хватает жизни. В театре надо жить.
Олег Басилашвили – один из последних оставшихся актеров легендарного театра Товстоногова. Но, пока мы видим его, нам легко верится в условность времени и призрачна граница между залом, сценой и временем по ту сторону экрана. Там еще идут репетиции Товстоногова и можно увидеть мастера нервно курящего, объясняющего „как правильно“ молодому Басилашвили… И нам улыбаются те, кого сегодня уже нет…
… А здесь, на сцене, у мальчика, стоящего за Басилашвили, в глазах слезы… Дай Бог ему стать Актером, сохранив в себе Личность. Дай Бог, чтобы театральная пластичность, не перешла в духовную всеядность, чтобы актер не подменил человека. Это трудно сделать в стране, где он живет. Но возможно. Олегу Басилашвили это удалось.

https://www.facebook.com/100000942879846/videos/2548817815159623/UzpfSTEyMjA3MTc2NjE6MTAyMTM5NDIyMjc0NDkzODk/

Share
Статья просматривалась 124 раз(а)

Добавить комментарий