Как нажить себе врагов?

Нет, речь пойдет не о коммунальной квартире, классический образец которой — «Воронья слободка» — запечатлен на страницах романа «Золотой теленок». У всех в памяти, наверное, знаменательная сцена порки жильцами Васисуалия Лоханкина за непогашенный свет. Но времена меняются, и кухонные бои по поводу уборки мест общественного пользования, жаркие схватки из-за расчетов за «электроэнергию» (именно так тогда говорили) ушли в прошлое.
Почему же я вспомнила вдруг об этом? Мне кажется, что в Сети, на Портале в Гостевой диалоги читателей, обсуждение авторских публикаций порой напоминают такую же, но виртуальную «порку» ее авторов. А участников таких дискуссий превращает в до конца непримиримых врагов.
Как справедливо пишет Юнг, именно «в другом видят все, критикуют и осуждают другого, другого хотят улучшить и воспитать». И того более, мы считаем невозможным «всякое дурное качество, возмущающее нас в других, причислить самому себе».
Все это говорит о наблюдаемой общей тенденции поведения , в основании которого лежит определенный психологический механизм. Именно в силу его, мы, часто этого не осознавая, «безбоязненно и наивно проецируем нашу собственную психологию на наших близких… каждый из нас создает себе таким образом ряд более или менее воображаемых отношений, которые, по существу, покоятся на подобных проекциях. Прекрасные примеры этому можно найти во всякой личной полемике» (Юнг).
Спешу оговориться. Бывают, конечно, исключения. Но по моим наблюдениям, для этого надо обладать особыми свойствами души, какими обладал, к примеру, мой шеф Николай Феофанович Шахматов.
Разрешите сослаться на собственный опыт. Когда я писала диссертацию (в бытность своей работы в должности мнс в НИИ психиатрии), мне надо было доложить о своих выводах на конференции. В ходе обсуждения меня обвинили в «спекулятивности», «некорректности материала» и т.п. Спустя какое-то время шеф собрал группу профессоров и сказал мне: расскажите им все, что вы говорили на конференции. В общем, не вдаваясь в детали, я защитила диссертацию, не изменив в ней ни слова. И в этом заслуга шефа. Но к этому я еще вернусь.
Тогда я была далека от мыслей делать какие-то обобщения и даже не особенно расстроилась из-за этой критики. Но вот читаешь Юнга и многое становится ясным: ведь, действительно, меня судили люди, будучи сами абсолютно бесплодными в научном и творческом плане. И это находится в полном соответствии с формулировкой Юнга: «мы с бесстыдной наивностью судим о противнике…и в суждении, которое мы высказываем о нем, мы предаем огласке наши собственные дефекты мы без страха и без удержу осуждаем предмет преткновения и тем самым посрамляем какой-то бессознательный кусочек в нас самих, — тот, который оказался проецированным на рассердивший нас объект. Имя подобным проекциям – легион».
А дальше я хочу привести принадлежащие Юнгу слова, ради которых, собственно, я начала весь этот разговор и которые проясняют и объясняют многое в нашем поведении:
«Все наши человеческие отношения кишат подобными проекциями, и кому не удается это уяснить на чем-то своем, личном….кто не обладает из ряда вон выходящим саморазумением, тот не подымется над своими проекциями, а будет, по большей части, пребывать под ними».
Вот таким, видимо, «из ряда вон выходящим саморазумением» и обладал мой шеф, что позволило ему быть «над», а не «под» своими проекциями.
Какова психологическая природа этих проекций?
Юнг безусловно прав, когда пишет о том, «сколь далеки мы еще в нашем самораздумье от действительного знания о самих себе… даже цивилизованный человек еще далеко не освобожден от мрака правремен».
Здесь он имеет в виду, что человек не рождается тотально новым созданием, но всегда повторяет пройденные и достигнутые ступени развития. Как «тело представляет собой что-то вроде музея своей филогенетической истории, так и психика, наше сознание развилось и вышло – исторически и индивидуально – из темноты и сумерек изначальной бессознательности».
Юнг считал, что каждое человеческое существо характеризуется, с одной стороны, сознательной деятельностью, с другой – иррациональным опытом, кроющемся в глубинах бессознательного. Он писал, что необходимо признать существование некоего «коллективного психического субстрата», или, по его определению, коллективного бессознательного. Коллективного – потому, что речь идет о бессознательном, имеющем всеобщую природу, которая идентична у всех людей. Оно включает в себя типы и образы поведения, которые являются повсюду одними и теми же.
«У примитивов при минимуме раздумий о себе – максимум отнесенности к объекту…» (Юнг) Что это значит? Древний человек не отделял себя от природы: природа, вещи, люди воспринимались им как одно нераздельное целое. В его представлении все, что происходит в природе, происходит и с ним. Иначе — субъект(человек) и объект(природа) слиты воедино.
По Леви-Брюлю, в основе отношений между людьми и предметами лежит закон мистической сопричастности. Это значит, что член племени чувствует свое мистическое единство с группой своих соплеменников, свое мистическое единство с животным и растением, со всей живой и неживой природой.
«Родство, сопричастность первобытного человека тем или иным животным, растениям или таким явлениям, как дождь и ветер, созвездиям кажутся ему столь же простым, как и его родство или сопричастность мифическим предкам или героям», писал Леви-Брюль. А Юнг придавал большое значение концепции Леви-Брюля.
Это видно из его слов о том, что «всякий прогресс, всякое достижение в понимании были связаны в истории человечества с прогрессом раздумий о самом себе: человек отделял себя от объекта и вел себя по отношению к природе как к чему-то отличному».
Но этот процесс еще очень далек от завершения, поскольку все внешние изменения и улучшения не затрагивают внутреннюю природу человека. По признанию Юнга, «наш менталитет все еще очень примитивен, потому что он лишь в некоторых функциях и областях высвободился из начальной мистической идентичности с объектом, освященной с незапамятных времен…»
Вот поэтому, «когда мы сердимся на кого-нибудь до беспамятства и до безрассудства, то ничто не в состоянии нас разубедить, что не стоит искать причину нашего гнева целиком и полностью вовне, в какой-либо рассердившей нас вещи или в человеке».
«Мы, разумеется, хотели бы иметь лучшие отношения со своими ближними, но, конечно же, только при одном условии, если ближние соответствуют нашим ожиданиям, т.е. если они являются добровольными носителями наших проекций».
Меня могут обвинить в том, что я злоупотребляю цитатами. Да я это и сама знаю. Но что делать? Юнг меня восхищает глубоким проникновением в природу человека, знанием глубинной психологии. Для меня его работы явились во многом откровением, и мне хочется как можно полнее, в неурезанном виде передать его высказывания, чтобы Юнга узнали и оценили, кто прежде о нем, может, ничего не слышал. Или хуже того — слышал, но не считает ученым.
В заключение я хочу привести слова Юнга, которые любой человек мог бы сделать своим кредо: «Все содержания нашего бессознательного неизменно проецируются на наше окружение, и только если мы можем прозреть определенные своеобразия нашего объекта как проекции, нам удается отделить их от действительных свойств этого объекта».
ЛИТЕРАТУРА
Юнг К.Г. Бог и бессознательное Москва, Олимп, ООО «Издательство АСТ-ЛДТ», 1998

Share
Статья просматривалась 425 раз(а)

5 comments for “Как нажить себе врагов?

  1. Инна Беленькая
    18 января 2019 at 9:24

    Дорогая Ася! Спасибо за отклик. А вообще, судя по всему, этот психологический тренинг оказался лишним, никому он не требуется — на повестке дня Трамп. Но надо надеяться, что наступит время, когда приоритеты сменятся. Дойдет время и до Юнга, которого (вместе с Фрейдом) некоторые и за ученых не считают. И вот тогда, может, вдруг откроется давняя истина, что «психическое — это огромная сила, которая многократно превосходит все силы на свете….»

    • Ася Крамер
      21 января 2019 at 2:59

      Инна, не надо переживать по поводу того, что мой отклик, касающийся психологии, и только ее, оказался стертым. Это его прекрасно характеризует!

  2. Ася Крамер
    18 января 2019 at 0:04

    Инна Беленькая:

    Нет, речь пойдет не о коммунальной квартире, классический образец которой — «Воронья слободка» — запечатлен на страницах романа «Золотой теленок». У всех в памяти, наверное, знаменательная сцена порки жильцами Васисуалия Лоханкина за непогашенный свет. Но времена меняются, и кухонные бои по поводу уборки мест общественного пользования, жаркие схватки из-за расчетов за «электроэнергию» (именно так тогда говорили) ушли в прошлое.
    Почему же я вспомнила вдруг об этом? Мне кажется, что в Сети, на Портале в Гостевой диалоги читателей, обсуждение авторских публикаций порой напоминают такую же, но виртуальную «порку» ее авторов. А участников таких дискуссий превращает в до конца непримиримых врагов.
    Как справедливо пишет Юнг, именно «в другом видят все, критикуют и осуждают другого, другого хотят улучшить и воспитать». И того более, мы считаем невозможным «всякое дурное качество, возмущающее нас в других, причислить самому себе». Все это говорит о наблюдаемой общей тенденции поведения , в основании которого лежит определенный психологический механизм. Именно в силу его, мы, часто этого не осознавая, «безбоязненно и наивно проецируем нашу собственную психологию на наших близких… каждый из нас создает себе таким образом ряд более или менее воображаемых отношений, которые, по существу, покоятся на подобных проекциях. 

    ———————•••———————-
    Инна, поправьте если я ошибаюсь, но мне кажется, говоря это, вы имеете в виду, в том числе, если не в первую очередь, меня. Должна вам сказать, что я о себе это так не вижу. Я вижу (и многие меня поддерживают в этом видении), что я даю достойный отпор зарвавшимся мужланам, многие из которых страдают стойким творческим бесплодием. Но если этот ‘отпор’ можно трактовать и так, как видите вы — сочувственно к поверженной, упавшей, униженной (у вас и до этого были подобные эпитеты) — это для меня повод о многом задуматься.

    ***
    Я хочу воспользоваться вашей заметкой, чтобы поговорить о психологии. Когда идет обсуждение моей статьи, о психологии, которая ярко выпирает из каждого отзыва, поговорить не удается. Положено в каждом замечании, даже высокомерном, хамском и невежественном, видеть “критику”.

    Вот как пишет ХХХ:
    “…критика, сколь угодно жёсткая, даже убийственная, даже саркастическая, и даже — откровенные насмешки над напечатанным текстом (не над личностью!) вполне допустимы. И если страница публикации полна такой критики, то она отнюдь не «изгажена». Понятно, что сталкиваться с неприятием своих идей неприятно. Но… посылая рукопись в редакцию автор автоматически соглашается читать отзывы не только восторженные но и не совсем восторженные и даже совсем не восторженные. Так что, просим соблюдать выдержку”.
    Должна заметить, что ему самому выдержка несвойственна, что доказала его реакция на самую легкую и даже вполне дружественную критику. Впрочем, о ком мы тут говорим, неясно, так что перейдем к другим психологическим портретам.

    Конечно, я не буду приводить имен, но в том-то и дело, что и без имен психологические типажи вполне узнаваемы. О чем это говорит? О том, что портреты верны!

    Например, человек, которого можно назвать, по его любимым словам-всплескам, словам-оплеухам, “чушь, вздор и бред (его аббревиатура будет ЧВБ), считает главным писательским достоянием: “никакой отсебятины”!

    Нельзя более откровенно о себе сказать, что творческий подход, попытки разгадать загадки истории, смелость соединить внешне разрозненные факты и события и сделать вывод  — да смелый, да, неординарный, но — свой! — этого качества за ним нет. Будут ли его бесить те люди, у которых оно — у кого в большей, у кого в меньшей степени, — есть? Конечно будут! Ведь он не может не знать за собой, что все, что он делает в историческом поле, это переклеивает этикетки — со старой, пожелтевших, на новенькие, глянцевые. Но написано на них то же самое, и никуда они не продвигают.

    Что бы сказал Юнг? Он бы сказал что этот человек раздражен на себя. За то, что не дочитался сам до этой шоковой информации, не пытался ее осмыслить, за то, что боится выйти за строго очерченные пределы общепринятых трактовок и скрывает это за хлесткими эпитетами-пощечинами. Молодец Юнг!

    Есть еще парочка характерных психологических типов. Те по жизни выбрали себе роль “играть окружение”. Конечно, они мало интересны для психолога, разве что тем, как они всегда одинаково замирают перед будущей ‘схваткой’, как ждут отмашки или первого начальственного “Вздор”! Впрочем, этот тип так малоинтересен, что недавно примененного вами, Инна, глагола ‘подъелдыкивают’ вполне достаточно. О, великий и могучий!

    Снимаю ли я себя вину. Нет не не снимаю, я считаю что любая жертва моббинга сама в чем-то виновата. Моя вина в том, что очарованная красотой и глубиной своего увлечения, я выбросила плоды своих трудов на совершенно не подготовленную публику. Моя тема требовала, во-первых, знакомства с библейскими источниками, чем 90 процентов моих критиков похвастаться не могут, во-вторых, с альтернативными исследованиями, с тем брожением умов, которые и определяют будущие подвижки в парадигмах.

    Но вы должны, Инна, признать, что и достигнуто мной немало. Сколько страниц Википедии (любимого источника моих критиков) они прочли, сколько новых для себя фактов выяснили, сколько неведомого узнали. Один автор, из скромных графоманов, даже перекочевал в академики — и все на разбуженном мной любопытстве. Так что кое что и здесь, на этой площадке, достигнуто. Но каждый отвечает за себя, и выводы делать мне придется. Спасибо, Инна.

  3. Инна Беленькая
    16 января 2019 at 14:56

    Ефим Левертов
    16 января 2019 at 14:06 (edit
    _____________________
    Спасибо и вам, Ефим! Я не расставляла акцентов — это уж на ваш вкус. Но, мне кажется, что от перемены мест слагаемых….и т.д.

  4. Ефим Левертов
    16 января 2019 at 14:06

    Спасибо, уважаемая Инна! Только я бы сначала привел упомянутые Вами слова Юнга: «Мы, разумеется, хотели бы иметь лучшие отношения со своими ближними, но, конечно же, только при одном условии, если ближние соответствуют нашим ожиданиям, т.е. если они являются добровольными носителями наших проекций», а затем проиллюстрировал бы их Вашими словами о высоких сетевых гостях нашей Гостевой: «Мне кажется, что в Сети, на Портале в Гостевой диалоги читателей, обсуждение авторских публикаций порой напоминают….виртуальную «порку» ее авторов. А участников таких дискуссий превращает в до конца непримиримых врагов.

Добавить комментарий