Рецепт фармацевта

Основные принципы медицины: «Primum noli nocere» — «Прежде всего – не навреди» и «Naturasanat, medicus curat morbus», что означает «Природа оздоровляет, врач лечит».
Название профессии «Фармацевт» происходит от греческого «pharmakon» – лекарство. Человек, занимающийся фармацевтикой, или попросту аптекарь, сочетает в себе сферы фармацевтики, медицины и коммерции.
Он должен обладать не только глубокими, специальными знаниями, но и отличными моральными качествами.
Это, прежде всего, собранность, внимательность и аккуратность. Не менее важны самоконтроль, высокая степень работоспособности и отличная память. Для хорошего аптекаря характерны аналитические способности, терпимость, коммуникабельность и отзывчивость.
Таким специалистом – фармацевтом была моя мать, Ганская Геня Давидовна, всю жизнь проработавшая в саратовских аптеках.
Черный гранит  над ее могилой хранит мою  эпитафию, посвященную маме:
«Сошлись Большая жизнь
Без края, без межи
И маленькая смерть,
Всего лишь два на метр».
Большая жизнь в 88 лет большей своей частью была посвящена фармацевтики.

Начиналась эта жизнь в семье страхового агента Давида Фишмана, в небольшом украинском местечке Ольгополь Винницкой области, названном в 1795 году императрицей Екатериной II, в честь внучки — великой княжны Ольги Павловны.
Любопытна эпитафия на надгробном памятнике великой княжне, в Благовещенской усыпальнице Александро-Невской лавры:
«Непоправимо навсегда сошлись
две даты над могильным кровом
рожденье-смерть, меж ними прочерк —
жизнь
от колыбели и до гроба».
Ольгополь — единственный населенный пункт в СССР, носящий имя члена царской династии Романовых.
В народе Ольгополь иронически называли Голополь или Голополье из-за ужасающей бедности этого уездного городка.
Говорят, якобы во Франции даже нашли неизвестное до сих пор стихотворение, которое принадлежит перу Александра Пушкина. А в том поэтическом произведении такие слова:
«Ай да Ольгополь, черт бы тебя драл!
Запомнится мне этот городишко —
Здесь ось в повозке я сломал,
Да сто рублей еще спустил в картишки!».
Таким образом, селяне с уверенностью доказывают, что в 1822 году известный русский классик не только проезжал, но и останавливался в Ольгополе. И даже в 2010 году там был установлен памятник Пушкину. Памятник выполнен из меди. Поэт одной рукой держит колесо с надписью: «Одесса – Ольгополь – Тульчин», а второй – колоду карт.
Любопытно, что почти такая же версия о посещении Пушкиным Саратовского края у саратовского художника и подвижника Александра Казакова-Клинцовского, который рассказывал: «В селе Клинцовка, куда мы переехали, Пушкина, как и Чапаева, знали и чтили наравне. В 1937 году, в 100-летие памяти поэта, Клинцовка и вовсе оживилась. В школе заработала комиссия по Пушкину. Приглашали практически всех стариков и старух села. Расспрашивали о пребывании царского стихотворца в селе. Как-то к нам, когда я учил уроки, зашла легендарная бабка Орехова Мария Семеновна. Это она рассказала комиссии все подробности пребывания Пушкина в селе, даже сдала инструмент, которым подремонтировали колесо его кареты». Баба Маша не умела читать, не знала, что такое радио и кто такой Пушкин, но увидев его портрет, твердо заявила: «Он был у нас!»
С окрестностей Ольгополя начинается Подолье, с холмами и впадинами, утопающее в зелени, вот в такой впадине и Ольгополь, а на горе — высоченные тополя на фоне голубого неба.
В метрической выписке о еврее, родившемся в Ольгополе в 1916 году записано: дочь Геня, отец Дувид Кельманович Фишман и мать Фейга Лейбовна, составлена Ольгопольской Городскою Управою.
Мама вспоминала отцовский деревянный дом с заезжим двором и фруктовыми деревьями, смотрящими в лучковые окна, нарядно украшенные двери и галерею с остеклённой верандой. Фаршмак, борщ, кисло – сладкое жаркое, фаршированная щука.
В энциклопедическом словаре Брокгауза и Ефрона указано, что в начале 19 – го века в Ольгопольском уезде было «Аптек, не считая городской, 8». И не мудрено, что, окончив в 1931 году 7 классов ольгопольской школы, еще земской — в один этаж, побеленной, с партами с откидными крышками, мама поступила в институт подготовки и переподготовки фармацевтов (ИППФ) в Одессе, ставший позже медико – аналитическим институтом.
Сохранился студенческий билет (по–украински студентська картка) под номером 7888. УСРР. НКОЗ. Украинский медико – аналитический институт, м. Одесса.

В нашем семейном фотоальбоме сохранилась фотография, помеченная рукой мамы 1932 годом, на которой она вместе со старшей сестрой Любой. На фото родные сестры смотрятся как сестры милосердия. Девушки – подростки, будущие медики в снежно–белых тонких свитерах под горло, как будто в белых халатах – униформах их дальнейшей жизни и судьбы.

В 1935 году мама учится в Украинском заочном фармацевтическом институте и получает звание помощника провизора. Баночки, скляночки, колбочки, химические реактивы. Память запахов. Их хранят книги в нашей семейной библиотеке: профессор М. Д. Машковский «Лекарственные средства» (пособие для врачей) государственное издательство медицинской литературы (Медгиз), Москва. В эпиграфе к предисловию слова академика Ивана Петровича Павлова: «Нет надобности долго доказывать значение фармакологии как части физиологии. Она знакомит врача с его главным оружием, показывает, что он делает в организме его лекарствами и чего можно ожидать от них в тех или других количествах».
«Лекарственные растения в научной и народной медицине» издательство Саратовского университета. Книга, составленная группой медиков Саратовского медицинского института, кафедры фармакологии, это — Б. Г. Волынский, К. И. Бендер, С. Л. Фрейдман, С. И. Богословская,К. В. Воронина, Г. А. Глазырина, Т.С. Капрелова, Н. Г. Колоскова, С.Г. Кузнецова, Л. А. Мартынов.

Передо мной фотография семейства Фишманов 30 – х годов прошлого века. На черно – белом снимке сидит глава семейства Давид Кельманович, мой дедушка, оставшийся в моей памяти бухгалтером с черными нарукавниками и длинными пальцами рук, перебирающими костяшки деревянных счет. На фото он в темном двубортном костюме, белой рубашке с белым галстуком и белых полуботинках. Рядом на стуле бабушка Фейга Львовна, белый верх, черный низ, гармонирующий с черными туфлями и белыми носками, держащая в руках редикюль. За стульями стоят три дочери: две старшие – тетя Люба и моя мама с одинаковыми прическами на пробор и наручными часиками. У тети Любы, старше мамы на год, часы побольше. Рядом с ней ее муж – дядя Коля, Нисон (От названия еврейского месяца Нисан) Ципес. Тетя Люба учится на врача. Во время войны ее медицинская часть окажется в окружении, и она лесами и болотами будет пробираться к своим. Потом в Москве будет всю жизнь работать врачом – инфекционистом. Похоронена на Востряковском кладбище Москвы. С левого края завершает портретную фотографию младшая дочь Аделя с двумя большими косами, на концах которых вплетенные банты. Она тоже участница ВОВ. Работала на Саратовском почтамте.
В моем архиве сохранился военный билет офицера запаса вооруженных сил СССР Ганской Гени Давидовны – старшего лейтенанта медицинской службы, в котором указано в графе «Образование»: фармацевтический техникум г. Винница, 1936 год. Это учебное заведение в то время именовалось фельдшерско – акушерской школой, при которой находился институт подготовки и переподготовки фармацевтов (ИППФ), который и окончила мама, получив специальность фармацевта. Сохранилось удостоверение ДТ №004603 о том, что Фишман – Ганская Геня Давидовна обучалась в ИППФ при Бердичевской фельдшерско – акушерской школе и закончила его по специальности фармация. Решением ГКК (ГЭК) ей присвоена квалификация помпровизора. Разночтения выясняются в маминой автобиографии, где она пишет, что обучалась заочно в Виннице, а заключительную конференцию проходила в Бердичеве, где и получила диплом.
После тяжелой продолжительной болезни ей предложили путевку в близлежащий дом отдыха.
Сохранилась фотография группы отдыхающих девушек дома отдыха Немиров, в 40 км от Винницы, 1935 год. Среди них и моя мама. Ей 19 лет. Дом отдыха находился в Немировском дендропарке, памятнике садово-парковой архитектуры XIX века. Газоны и клумбы парка, фонтаны и беседки, скульптурные группы и декоративные вазы органично сочетаются с ландшафтом. Южную территорию парка окружает каскад искусственных озер, соединенных между собой плотинами и ажурными мостиками. Они создают уникальный лечебный климат. За прудами находится знаменитое «Немировское городище» («Большие валы») – городище древнескифского времени (VII – VI вв. до н. э).
Август 1936 года стал началом трудовой фармацевтической деятельности двадцатилетнего аптекаря, длившейся полвека, до февраля 1987 года.
Первая запись в трудовой книжке: Ольгопольская Госаптека. Принята на должность ассистента, через год переведена на должность рецептара.
Рецептар – это служащий аптеки, принимающий заказы на лекарства по рецептам врачей. (В 1919 году, когда над страной висела угроза эпидемий, состоялся съезд фармацевтов, где было принято постановление об оказании доступной и быстрой помощи каждому жителю страны. Лекарственные препараты стали выдавать бесплатно по рецепту врача). Любопытна характеристика, данная заведующим Ольгопольской аптекой рецептару Фишман Г. Д. на украинском языке о том, что она сведущий и знающий фармацевт, к своей работе относится гарно (красиво, хорошо, мило, славно) и может характеризоваться как отличный специалист. А по–русски эта характеристика была написана так: «Своей примерной добросовестностью и аккуратностью она зарекомендовала себя с лучшей стороны и числилась отличницей».
Интересна и сама трудовая книжка с обложкой из серой материи и гербом СССР в левом верхнем углу лицевой стороны обложки и напечатанном на последних страницах Постановлении Совета Народных Комиссаров Союза ССР о введении Трудовых книжек и подписями Председателя СНК Союза ССР В. Молотова и Управляющим Делами И. Большакова. Эта книжка образца 1939 года, когда мама, выйдя замуж за моего отца, Михаила Ганского, переехала в Саратов и работала контролером на складе медикаментов при Саратовском отделе Главаптекоуправления.
Аптекоуправление находилось на Ленинской улице, дом 39 (ныне Московская) в бывшем здании Саратовской городской Думы, главой которой одно время был основатель глазной больницы Михаил Федорович Волков; над аптекой №1, в которой работал провизором Яков Наумович Левиновский, ставший певцом Саратовской оперы.
В то время в Саратове был десяток аптек, в основном, в центре. И через два месяца маму перевели рецептаром в аптеку №9, находившейся в одноэтажном деревянном домике на «Дегтярке» (ныне угол улицы Чернышевского и Дегтярного 3–го проезда).
К 1940 году количество аптек в стране составляло 9300 единиц, насчитывалось 14 тысяч аптечных пунктов, около 1500 магазинов, работало 300 складов, фабрик и лабораторий.
В аптеке №9 мама проработала до 1953 года, став управляющей этим медицинским учреждением. Аптека принадлежала Саратовскому городскому отделению аптекоуправления и была дежурной, т. е. работала ночью. Меня, младшего и среднего школьника, мама брала с собой на дежурство, так, что аптека стала моим ночным прибежищем, пропитавшая меня химическими реактивами и лекарственными снадобьями, возможно, поэтому сделавшими мой организм здоровым. Часто мама выезжала в командировки ревизировать аптеки в районах области. И, конечно, я вместе с ней. Так я впервые побывал в Новоузенске и увидел живых верблюдов.
Не только на ночные дежурства в аптеке и в командировки брала меня с собой мама, но и на демонстрации 1 мая и 7 ноября на площади Революции. Построение и сбор работников аптек всегда проходил у аптеки №7 на улице Чапаева. Историческое здание аптеки было построено в эклектическом стиле, архитектор Юрий Терликов использовал классические формы. Арочное окно на угловом эркере стилизовано в модерне, на нём изображены магические жезлы бога торговли Меркурия и чаши-вазы со змеями — символами медицины.
«Змея и чаша – яд и противоядие»
Согласно одной из версий, происхождения чаши со змеей как символа медицины, связывают с историей ядов и противоядий. Лекарства, как правило, состояли из многих компонентов и в том числе змеиного яда, которых хранили в специальных чашах. Описания чудодейственных сил змеиного яда встречаются во многих трудах врачей и философах Древней Греции и Рима. Небезызвестный Аристотель изучал яды животного происхождения, в том числе и змеиный. Клеопатра (I в до н.э.), последняя александрийская царица, прониклась изучением змеиного яда, правда она выбрала весьма жестокий способ его изучения – испытывала его на своих рабах. Никандр Колофонийский (III в.), знаменитый греческий врач, описал действие змеиного яда и указал состав противоядий.
Наибольшее распространение в качестве лекарственного средства змеиный яд получил в эпоху средневековья, и вплоть до XIX в. он входил в состав многих противоядий — «териаков». Кроме того, считалось, что печень и жир змеи очищают кровь, а суп из змей прибавляет мужества.
Однако и в наше время змеиный яд входит в состав многих лекарственных средств.
Змея, обвивающая чашу, и в наше время считается символом медицины и аптечного дела.

Хозяин дома, провизор Александр Георгиевич Фридолин, выпускник Юрьевского (Тартуского) университета, был активным членом физико-медицинского общества в Саратове. Он первым в Саратове осуществил лабораторный анализ водопроводной воды и продовольственных продуктов. В 1900 году саратовские газеты писали о праздновании 35-летнего юбилея «Старо-Ильинской» аптеки Александра Георгиевича Фридолина. В 1901 году в здании с большим и глубоким подвалом Фридолин открыл торговлю медикаментами, которые выписывал из-за границы или из Москвы. Перевязочные средства изготавливались непосредственно в аптеке, так же как сложные препараты и настойки. Здесь же, в аптекарском магазине, продавались медицинские и фруктовые вина, соки и сиропы, антисептические подкожные впрыскивания, мясной сок (в том числе концентрированный и в порошке), кислород и закись азота (веселящий газ), титрованные растворы и реактивы.
От аптеки № 7 колонна демонстрантов аптекоуправления с флагами, портретами руководителей государства, воздушными шарами и транспарантами двигалась по улице Чапаева до Ленинской, потом по ней до Площади и с криками «Ура!» проходила мимо трибуны, спускаясь до областного аптекоуправления на Ленина.
Еще одна запись в трудовой книжке моей мамы: «июль 1953 год. Ганскую Е. Д. перевести на должность заведующего рецептурно – ручным отделом аптеки №6 с окладом 580 руб. в месяц».

Аптека № 6 находилась в каменном одноэтажном доме на углу Большой Горной и Веселой улиц, с высоким крыльцом и большими окнами, напротив входа в Духосошественский собор. Мимо грохотал трамвай №13, на котором я, старший школьник и студент ездил встречать маму с работы после второй смены. Помню свои первые стихи, посвященные маме:
«Измеряя глубину,
Мы в воду опускаем лот.
Но чем измерить
Материнское тепло?
…Не забуду никогда, родная Мама,
Тепло твоих горячих рук».
И последнее место работы мамы — фармацевт аптеки №207, что на улице Советской, на первом этаже нового многоэтажного дома. По номеру аптеки видно, что уже в 60–х годах в Саратовской области было сотни аптек.

Любопытны записи в маминой трудовой книжке, особенно с 26 по 29 страницы, озаглавленные по — украински: «Ведомости про заохочування и нагородження». Действительно, нагорожено в них много, и благодарности «за достигнутые показатели в обслуживании больных лекарственной помощью, внимательное отношение к своим обязанностям…», и выдача денежных премий к очередной годовщине Октября в размере 5 руб., 10 руб., и выдача медали «Ветеран труда». Хранятся в моем архиве и другие ее медали: «Труженику тыла» за героический труд в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945 г.г.; «50 лет Победы в ВОВ».
В приказе №798 по Саратовскому областному аптечному управлению от 9 сентября 1971 года начальник управления И. Никитин писал: «9 – го сентября рецептару – контролеру аптеки № 207 г. Саратова тов. Ганской Евгении Давыдовне исполняется 55 лет со дня рождения и 30 лет трудовой деятельности в системе Саратовского аптекоуправления. В аптеке № 207 тов. Ганская Е. Д. работает со дня ее открытия. Тов. Ганская Е. Д. высококвалифицированный специалист, любящий свою профессию. Честный и добросовестный работник. Ударник коммунистического труда. Много внимания уделяет молодым специалистам, передавая им свой богатый опыт работы. Тов. Ганская Е. Д. активная общественница. Пользуется заслуженным уважением среди коллектива аптеки №207. Отмечая 55–летие со дня рождения и 30–летие трудовой деятельности, администрация, партийная организация и местный комитет желает Вам, дорогая Евгения Давыдовна, больших успехов в труде, отличного здоровья и личного счастья в жизни. Приказываю: За долголетнюю безупречную работу наградить Ганскую Евгению Давыдовну почетной грамотой и выдать денежную премию в сумме 30 рублей».
Пожелания сотрудников сбылись. Мама проработала в этой аптеке еще 20 лет.

И еще одна должность была в аптеке, которую одно время занимала мама и которой сегодня не существует, как и должности рецептара. Это – сигнарант. По толковому словарю Ушакова сигнарант работник аптеки, переписывающий рецепты на сигнатуры — аптечный ярлык на склянках и коробках с лекарствами, выдаваемыми по рецепту, на которых пишется сам рецепт, а также имя больного и порядок приёма. Название лекарства пишется по -латыни, а сигнатура по-русски.

Таким образом, сигнарант являлся как бы переводчиком с латинского на русский. И мама всегда помнила латинское рrimum non nocere. А рецепт, был как бы связующим звеном, между врачом и аптекарем. Рецепт (receptum; лат. recipere получать) — медицинский документ, содержащий письменное обращение врача в аптеку об отпуске лекарственного средства в определенной дозировке и лекарственной форме с указанием способа применения.
Раньше по рецептам врача фармацевты в аптеках готовили лекарства: микстуры, порошки, капли, мази и прочее, а ныне все больше лекарств в готовых формах и красивых упаковках. И аптек стало множество, буквально на каждом шагу. Они уже не нумеруются как раньше, ибо цифры стали бы четырехзначными. И нет государственных аптечных управлений, которые от имени парткомов и профкомов выражали благодарности и премировали десятками рублей.
Между прочим, в маминой записной книжке кроме рецептов медицинских были рецепты кулинарные, особенно сладкие.
Любимый мною торт «Ив Монтан», приготовляемый на мой день рождения: 3 стакана муки, 3 яйца, 1,5 стакана сахара, 20 штук орехов, 250 г. меда. Замесить тесто и положить на 2 – 3 суток в холод. Затем из теста выпечь 6 коржей на сковороде, смазать маслом. Коржи охладить и смазать сливочным кремом. Вот такой сладкий рецепт.
Рецепт в иносказательном значении — совет, наставление. Всегда буду помнить мамин рецепт жизни– приносить людям радость, здоровье -рецепт общечеловеческого счастья.

Share
Статья просматривалась 326 раз(а)

Добавить комментарий