О мёртвых либо хорошо, либо?..

 

Недавно ушёл из жизни Иосиф Кобзон. Отклики на это событие были, говоря хитрым словцом, амбивалентными. Вспоминали и хорошее, связанное с покойным (в газете «Кстати» статья А. Кашлера «Парик Кобзона» и др.), вспоминали и малолестное   (на «Эхе Москвы» материал А. Троицкого «Иосиф и его «братки» и др.). Так вот, в частности, Троицкого в комментариях упрекали, что он попрал латинскую мудрость «О мёртвых либо хорошо, либо ничего». Тут к месту упомянуть покинувших нас в этом году талантливых знаменитостей О. Табакова и С. Говорухина. И им посмертно досталось по «ложке дёгтя»: первому за то, что сморозил нечто в адрес украинской интеллигенции, второму — что слишком уж прислонился к верховному правителю РФ (и обоим — как «крымнашистам»). И тоже раздавались негодующие голоса приверженцев вышеназванного латинизма, заметим, политкорректного донельзя.

Но эта, скажем так, некрологическая формула всего лишь одна из ряда таковых. И «Словарь иноязычных выражений» даёт ещё несколько латинских вариантов, использовавшихся   в русскоязычной прессе или в  частной переписке  за последние лет полтораста. Вот они:

De mortuis atque vivis neque bene, neque male, solum vere — О мёртвых, как и о живых, ни хорошо, ни плохо, а только правду;

De mortuis sieut de vivis nil nisi verumО мёртвых, как и о живых, ничего кроме правды;

De mortuis aut verum, aut nihil — О мёртвых или правду или ничего;

De mortuis -veritas! — О мёртвых — правду!

Стало быть, в принципе есть возможность, не нарушая этических норм, говорить об ушедших не только хорошее. Это, в первую очередь, касается людей публичных, известных, чьи поступки и высказывания были, что называется, на слуху и на виду. И они должны бы жить, стараясь «не портить свой некролог». Впрочем, касается это и «простых людей», ибо, писал же Марк Аврелий: «Нет такого счастливца, чтобы по смерти его не стояли рядом люди, которым приятна случившаяся беда. Был он положителен, мудр — так разве не найдётся кто-нибудь, кто про себя скажет: «наконец отдохну от этого воспитателя. Он, правда, никому не досаждал, но я-то чувствовал, что втайне он нас осуждает». Это о человеке положительном. А в нас сколько ещё другого, из-за чего многие мечтают расстаться с нами!» Что ж, по крайней мере,  меньше «другого» — больше правды хорошей…        

 

       

Share
Статья просматривалась 475 раз(а)

Добавить комментарий