Как это будет на иврите?

Прежде, чем перейти к теме, сделаю небольшое отступление. По существу, феномен возрождения древнееврейского языка или иврита, как его стали называть в наши дни, выходит за пределы собственно лингвистических проблем. Он требует своего осмысления в самом широком плане, – как с точки зрения науки (языкознания, психологии, социологии), так и с точки зрения роли отдельного человека в языкотворческом процессе, его сознательного воздействия на язык.

Последнее представляется тем более важным, что «языки возникли не по произволу и не по договору, но вышли из тайников человеческой природы и являются саморегулируемыми и развивающимися звуковыми стихиями», как писал В.фон Гумбольдт. Поэтому «всякое творчество в области языка может быть плодом только его собственного жизненного импульса»[1, с. 324, 159].
В своих трудах Гумбольдт поднимал вопросы, которыми как бы предугадывал события, будущие предметом обсуждения в отдаленном времени, а именно: какое воздействие на язык может оказать какая-либо произвольно привлеченная сила, и как сам язык путем постоянного внешнего влияния может воздействовать на мышление и развитие идей?
Когда говорят о восстановлении иврита, то, как правило, отмечают, что на протяжении всей истории не было случая возрождения «мертвого» языка. Так, Абрам Соломоник [2, с.37] указывает, что возрождение валлийского и ирландского языков остановилось, когда встал вопрос о преподавании на них в высших учебных заведениях Уэльса и Ирландии, так как высказывались опасения, что это может ухудшить качество учебы. Поэтому преподавание в этих странах до сих пор ведется на английском языке. Но история знает и другие примеры, в чем убеждает нас судьба исландского языка, которая во многом напоминает судьбу иврита.
Как пишет М.И. Стеблин-Каменский [3], судьба исландского языка, в самом деле исключительна. Находясь под датским владычеством в течение пяти с половиной веков, «маленький и нищий народ» тем не менее, сохранил язык, который оставался не только разговорным языком всей страны, но и ее литературным языком. Современный исландец может свободно читать и понимать памятники своей древней культуры, хотя их отделяет от современности семь-восемь веков.
Своеобразие истории исландского языка в том, что в своем грамматическом строе он изменился гораздо меньше, чем родственные ему скандинавские языки, как пишет Стеблин-Каменский. Современная исландская грамматика – это, в сущности, та самая грамматика, которая была характерна для скандинавов в эпоху викингов.
В грамматических конструкциях исландского языка можно обнаружить ряд черт, отражающих какую-то ступень архаического мышления людей, которые жили не тысячу лет назад, а гораздо более отдаленных предков современных исландцев. Но эти конструкции, странные, с точки зрения европейских языков, не только сохранились, но в некоторых случаях стали более употребительными, несмотря на то, что исландское общество поднялось от варварства до современной цивилизации.
Это дает автору основание сделать вывод, что «по-видимому, в силу свой консервативности грамматический строй может сохранять в себе отражение давным-давно изжитых особенностей мышления».
Но в отличие от грамматического строя очень сильно изменился словарный состав исландского языка. Появилось огромное число слов, выражающих понятия, которых не существовало в древности. Примечательным является то, что в большинстве случаев известно, кто их создал и при каких обстоятельствах.
По мнению Стеблина-Каменского, исследование относящегося сюда материала могло бы пролить свет на роль отдельного человека в языкотворческом процессе, сущность самого этого процесса, пути сознательного воздействия человека на язык.
Очевидная параллель с ивритом – не единственная, которая при этом возникает. Аналогию вызывает и сам способ словообразования. Правда, для исландского языка характерны сложные слова, составленные из двух, а то и трех слов. Но сходство в том, что образование новых слов, как в том, так и в другом языке совершается по общим семантическим параметрам.
К примеру, слово skrðdreki «танк» в исландском языке образовано от двух слов: skrið «ползание» и dreki «дракон». В иврите же близкое ему слово «бронетранспортер» (захлам) образовано от того же корня, что и слово ползание (зхила) и пресмыкающиеся, рептилии (зохалим).
Слово stjórnskipunarlög «конституция» на исландском языке берет свое происхождение от слов lög «закон», stjórn «управление» и skipun «устройство». В иврите слово конституция (хука) объединяет одноименный корень со словами закон (хок) и законодательство (хакика).
Слово sprengja «бомба» на исландском происходит от глагола sprengja «взрывать». Прямая параллель этому в иврите: бомба (пцаца) и взрывает (мэвоцэц) связывает общий корень.
Помимо этого, как указывает автор, новое понятие в исландском может обозначаться словом, уже существовавшем в языке, но употреблявшемся в другом значении. Такое же явление наблюдается в иврите, когда старые слова приобретают новое значение, резко отличное от старого, согласно исследованиям.
Наряду с таким способом образования новых слов большое место занимает и традиционное словотворчество. Под этим подразумевается создание слов с «живой внутренней формой», являющих собой художественный образ. Иначе, речь идет о присущей древним языкам образности, метафоризации значений, как характерном способе словообразования. Это вызывает прямую аналогию с ивритом, в котором происхождение многих новых слов основано на метафорических сравнениях и метафорической связи со старыми словами, о чем пойдет речь дальше.
Все это свидетельствует о существовании сходных явлений, связывающих процесс модернизации в различных языках.
Далее Стеблин-Каменский указывает на такую архаическую черту исландского языка, как отсутствие слов в ряде случаев, обозначающих общие понятия. Так, есть десять слов со значением «хвост», обозначающих его принадлежность конкретному виду животных, но ни одно из них не обозначает «хвост вообще», как понятие. Это могло бы говорить о неразвитости абстрактного мышления, но, по словам автора, способность к абстрактному мышлению у исландцев не меньше, чем у других европейских народов.
По мнению автора, исландский язык совмещает в себе те преимущества, которые дает наличие слов, обозначающих понятия, необходимые для абстрактного мышления, с теми преимуществами, которые в известных случаях дает отсутствие слов, выражающих общие понятия (имеются в виду выразительные средства, используемые в художественном творчестве).
Пример с исландским языком служит подтверждением того, что древний язык в результате модернизации способен полностью отвечать современности даже при сохранении древних грамматических конструкций и отсутствии родовых выражений в части случаев.
Процесс модернизации исландского языка, а также феномен возрождения иврита со всей актуальностью ставят вопросы, сформулированные еще Гумбольдтом: как язык воздействует на нацию, и наоборот, какое воздействие на язык может оказать нация, переживающая тот или иной исторический перелом своей судьбы.
Полагая, что это покажут только время и исследования, он писал, что «приступая к этим вопросам, нужно помнить, что можно попасть в трудно доступную, а не в давно исхоженную область», в чем убеждают нас реалии нашей жизни.

Продолжение следует.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гумбольдт В. Избранные труды по языкознанию. – М.: Издат. группа «Прогресс», 2000.
2. Соломоник А. Очерки истории иврит. Сборник статей. Изд-во «Иврус», 2000.

3. Стеблин-Каменский М.И. Культура Исландии. Труды по филологии. –. www.norse.ulver.com/articles/steblink/culture/

Share
Статья просматривалась 445 раз(а)

1 comment for “Как это будет на иврите?

  1. Ефим Левертов
    6 сентября 2017 at 10:46

    Чрезвычайно интересно! Спасибо!

Добавить комментарий