К некоторым вопросам языкознания без марксизма

Мастерская — Григорий Глейзер: Дебаты «Латке или Хаменташ»

Дорогой Яша,
Если быть откровенным до конца, то нужно бы писать не латка или латке, а латкэ, как и произносится теми, кто хотя бы краем уха слышал идиш (йидыш).  Но в русском языке «э» занимает очень скромное место, как, скажем, «ё».  При этом надо исключить местоимение «это» с его производными и слова иностранного происхождения, такие как эшелон, этап, эшафот и т.п.  Для «ё» тоже есть пара исключений, одно из которых, в свете приближающегося Нового Года, — ёлка, а другое все и так знают.
В идиш совсем наооборот; «е» едва подаёт голосок,
а в чуть развинченном «э-э» я чувствую дух идиша и его носителей.
Всё шатко, сомнительно, дела могли бы идти лучше, возраст не тот, жена бурчит, здоровье так себе.  Но скажешь «э-э», и всё становится ясно без слов.  Интонация играет не последнюю роль, руки и нотная запись тоже помогли бы.
Ты, Яша, наверное, встречал мужа Гули, Чарльза, обстоятельного, скромного, образованного и умелого американеца шотландского разлива.  Когда мы были у них пару дней в Вилмингтоне, то я обратил внимание на то, что он постоянно произносил «э-э» на какой-то очень знакомый манер.
«А как иначе ты думаешь может быть, если я вырос во Флориде, и в нашем классе чуть не большинство составляли еврейские дети?», — ответил мне со вздохом приветливый хозяин.
Представляешь, какое сильнодействующее средство это неуверенное в себе «э-э».
Спустя несколько поколений со времён местечек, в другой стране, в других условиях, с другим языком, оно ещё работает, и Гулиного Чарлика заразило на всю жизнь.
Коротая время по дороге домой от них, Мишка хорошо пародировал американсий говор южан, услышав только пару случайных продавцов и официантов.
Тогда я осмелился и с неожиданным успехом у Мишки и Рахельки,  сымитировать Чарльза, который добавлял ещё какие-то тирольские переливы в своё «э-Э-э».
На судьбу он не жаловался, но пока слушатели внимали его обычной вступительной распевке, он имел время для того, чтобы сконструировать в голове ответ на поставленный вопрос.
Похожая, но менее выраженная, конфронтация происходит также и смежду «и» и «ы».
Just a sec., ударившись лбом об «идн» и «Израиль», я не статну раздувать свою теорию дальше.
Помните шутку.  Щирий українець говорит: «Да их убить мало.  Слышал, как они говорят ‘п-и-и-во’ ?» (*).
Будьте мне все здоровы,
Г.Г.

Предупреждаю:
Всё это чисто иденалистические измышления без фактического знания идиш.
Они не имеют под собой никакой материалистической базы, т.е. не оплачены и не заказаны буржуазными националистическими  кругами (а жаль).
(*) Для тех, кто не знает украинского языка, пиво по-украински будет…
 пиво, но звучит «пыво».  Пресловутое противостояние «ы» и «и» переросло в войну.
Share
Статья просматривалась 1 113 раз(а)

3 comments for “К некоторым вопросам языкознания без марксизма

  1. Александр Биргер
    27 декабря 2016 at 9:56

    «Если быть откровенным до конца, то нужно бы писать не латка или латке, а латкэ, как и произносится теми, кто хотя бы краем уха слышал идиш (йидыш). Но в русском языке «э» занимает очень скромное место…»
    ———————————
    Именно так, э-кают бобчинские-добчинские и хлипкая интеллигенция ( и явреи), а настоящие герои рруковОдят и с песнями борясь и побеждая, за кем-нибудь идут, или куда-то ведут. Чаще — сами не зная куда. Один только (настоящий герой) Обломов никуда никого не вёл… Ну, может, ещё 2-3 героя у А.П.Чехова :).
    — А ещё мне кажется, что этот (э-пистолярный ? ) жанр будет всё больше востребован, почти так же, как ЛАТКЭС на Хануку.
    Уважаемый Григорий, спасибо, будьте здоровы и веселы!

  2. В.Ф.
    26 декабря 2016 at 22:00

    Но в русском языке «э» занимает очень скромное место,
    ————————————————
    Добчинский. Непредвиденное дело: приходим в гостиницу…

    Бобчинский (перебивая). Приходим с Петром Ивановичем в гостиницу …
    Добчинский (перебивая). Э, позвольте, Петр Иванович, я расскажу.
    Бобчинский. Э, нет, позвольте уж я… позвольте, позвольте… вы уж и слога такого не имеете…
    — — — — — — — — — —
    Бобчинский. «Э!» говорю я Петру Ивановичу…
    Добчинский. Нет, Петр Иванович, это я сказал «Э!» —
    Бобчинский. «Сначала вы сказали, а потом и я сказал. Э! сказали мы с Петром Ивановичем »

    Гоголь. Ревизор.

  3. Григорий Глейзер
    26 декабря 2016 at 20:05

    К некоторым вопросам языкознания
    без марксизма

Comments are closed.