Иран хочет сменить США в качестве регионального гегемона, причём за счёт самой Америки

Иран хочет сменить США в качестве регионального гегемона, причём за счёт самой Америки

http://www.jewishworldreview.com/1016/glick101416.php3

Кэролайн Б.Глик

Перевод с английского Игоря Файвушовича

%d1%83%d1%83%d1%83%d1%83%d1%83

 

 

 

Уже с обсуждения в Совете Безопасности ООН положения дел в Йемене мы видим стратегический эндшпиль администрации Барака Обамы. И это  некрасиво.

В минувшее воскресенье, представитель Ирана в общине хуситов Йемена заявил, что ВМС США трижды подвергались атакам в Баб-эль-Мандебе, узком проливе в устье Красного моря. Баб аль-Мандеб контролирует морское судоходство в Красном море, и, в конечном счёте, контролирует Суэцкий канал.

Направляли ли иранцы эти нападения или просто давали им зелёный свет, этот вопрос стоит на повестке дня. Дело в том, что это – иранские атаки на США. Хуситы никогда бы не нанесли военные ответные удары США, если бы им не было приказано сделать это их иранскими повелителями.

Вопрос в том, почему Иран решил обнародовать нападение на США? Простой ответ заключается в том, что Иран бросает вызов американской мощи в устье Красного моря, потому что он считает, что таким образом он продвигает свои стратегические цели в этом регионе.

Игра Ирана достаточно ясна. Он хочет заменить США в качестве регионального гегемона, за счёт самих США. Так как Обама вступил в должность почти восемь лет назад, репутация Ирана в продвижении своих целей является одной из составляющих его непрерывных усилий.

Иран использовал выход США из Ирака в качестве доказательства своего полного контроля над иракским правительством. Он использовал стратегические выверты Обамы в Сирии как средство оказания полного контроля над режимом Асада и осуществления демографической трансформации Сирии из государства суннитского большинства в государство шиитского большинства.

В обоих случаях, вместо противостояния силовому захвату власти Ираном, администрация Обамы его приветствовала. Как полагает Обама, Иран является его партнёром, а не противником.

Так как Иран, как и США, выступает против Аль-Каиды и ИГИЛа, Обама утверждает, что США нечего опасаться того, что шиитские ополченцы, контролируемые Ираном, тренируются иракскими боевиками, обученными в США. Так же, он ясно дал понять, что США являются сторонними наблюдателями, поскольку лицом Сирии становятся муллы. В Йемене, позиция США стала более двойственной. В конце 2014 года повстанческие силы хуситов захватили столицу Сану. В марте 2015 года саудовцы возглавили суннитскую кампанию с целью свержения хуситского правительства. В стремлении обеспечить саудовскую поддержку ядерного соглашения, которое ведёт переговоры с иранцами, администрация Обамы согласилась поддержать саудовскую кампанию. С этой целью армия США предоставила саудовцам разведданные, командование и оружие.

Значит, решение Ирана открыто штурмовать американские цели сводится к азартной игре с его стороны, когда на закате администрации Обамы созрело время, чтобы перейти к убийствам в Йемене. Иранцы уверены, что на данный момент, всего лишь в течение оставшихся трёх месяцев пребывания в Белом доме, Обама отречётся от саудовцев, и таким образом передаст контроль над арабской нефтью Ирану.

Ибо в Ормузском проливе, с одной стороны, и Баб-эль-Мандебе – с другой, Иран будет осуществлять эффективный контроль над всеми морскими поставками нефти из арабского мира.

Это не плохая ставка для иранцев, учитывая последовательную стратегию Обамы на Ближнем Востоке.

Обама никогда не обсуждал эту стратегию. В самом деле, он намеренно её скрывал. Но чтобы понять его игру, которую он всё время вёл, единственное, что нужно сделать, ознакомиться со второй половиной его внешней политики.

Согласно аналитической статье в «New York Times», опубликованной в мае, заместитель советника Обамы по национальной безопасности Бен Родс является альтер эго президента. Эти два мужских сознания «слились» воедино. Первую должность, связанную с внешней политикой, Родс получил ещё при бывшем конгрессмене Ли Гамильтоне.

В 2006 году тогдашний президент США Джордж У. Буш назначил бывшего госсекретаря Джеймса Бейкера и Гамильтона на руководство «Группой по исследованию Ирака». Буш предложил им изучить новую стратегию для победы в войне в Ираке. Эта группа представила свой доклад в конце 2006 года. Доклад этой группы содержал две основные рекомендации. Во-первых, он призвал администрацию отказаться от Ирака в пользу иранцев. Группа заявила, что из-за противостояния Ирана с Аль-Каидой, иранцы будут бороться с Аль-Каидой на стороне США.

А вот – вторая рекомендация доклада, связанная с Израилем. Бейкер, Гамильтон и их коллеги утверждали, что после отказа от Ирака в пользу Ирана, США придётся успокоить своих союзников-суннитов.

США, утверждается в докладе «Группы по исследованию Ирака», должны одновременно успокоить суннитов и убедить иранцев в своей искренности, навязывая это мнение Израилю. С этой целью США должны оказать давление на Израиль, чтобы он отдал Голанские высоты Сирии, а Иудею и Самарию – ООП.

Буш отверг доклад «Группы…». Вместо этого он решил выиграть войну в Ираке, приняв стратегию гневной борьбы с повстанцами.

Но как только Буш ушёл, и его интеллектуальный двойник Родс сменил его, рекомендации «Группы по исследованию Ирака» стали негласной стратегией США на Ближнем Востоке.

После вступления в должность, Обама настаивал на том, что единственным врагом США является Аль-Каида. В 2014 году Обама нехотя расширил этот список, включив в него ИГИЛ.

Обама последовательно оправдывал расширение прав и возможностей Ирана в Ираке и Сирии на основе этого узкого определения врагов США. Он утверждал, что, поскольку Иран также выступает против ИГИЛа и Аль-Каиды, США могут оставить усилия для победы над ними обоими, положившись на иранцев. Очевидно, что Иран не будет делать грязную работу для США бесплатно. Таким образом, Обама расплатился с муллами, расчистив им путь к ядерному оружию посредством его ядерной сделки, отказавшись от санкций против них, и, вернув их спиной к развитию баллистического ракетостроения.

Обама также ничего не сказал о зверствах, учинённых боевиками, контролируемыми Ираном, против суннитов в Ираке, и он прекратил операции против Хизбаллы. Что касается Израиля, начиная с первых дней своего пребывания в офисе президента, Обама продвигал рекомендации «Группы по исследованию Ирака». Его последовательные и постоянно растущие осуждения Израиля, его неоднократные шаги, чтобы воевать за Иерусалим – это все часть акций, рекомендованных «Группой…». И есть все основания полагать, что Обама намерен добиться того, чтобы его угрозы, привели к открытому разрыву союза США с Израилем в его последние дни в офисе.

Телефонный разговор премьер-министра Биньямина Нетаниягу с госсекретарем Джоном Керри в минувшую субботу вечером сделал это достаточно ясным. В ходе их беседы, Нетаниягу, как сообщается, спросил Керри, намерен ли Обама включить антиизраильскую резолюцию для передачи в СБ ООН после президентских выборов в следующем месяце. Отказываясь исключить такую возможность, Керри всё же признал, что это, в самом деле, входит в намерения Обамы.

И это возвращает нас к нападениям Ирана на американские корабли вдоль побережья Йемена. Рано утром в воскресенье, США ответили на ракетные нападения Ирана и хуситов, атаковав три радиолокационные станции на территории, контролируемой хуситами. Характер акции США придаёт правдоподобность опасения того, что США уступят Йемен Ирану. Это так по трём причинам. Во-первых, администрация США не позволила эсминцу своих ВМС «Мейсон»у немедленно реагировать на источники ракетного нападения на него. Вместо этого, ответ был отложен до самого Обамы, пока он сам не смог определить, какой лучше «отправить месседж».

То есть, он отрицал право вооружённых сил США защищать самих себя. Во-вторых, далеко не факт, что уничтожение этих радиолокационных станций будет подавит иранцев и хуситов. Вовсе не очевидно, что радиолокационные станции необходимы для продолжения нападений на корабли ВМС США, курсирующих в этом регионе. И, наконец, Госдепартамент ответил на атаку протягивая руку хуситам. Другими словами, администрация продолжает рассматривать иранского партнёра по переговорам как законного участника, а не врага, несмотря на его неспровоцированные ракетные нападения на ВМС США.

А теперь – о статье «Нью-Йорк Таймс» об Йемене. Эта газета неоднократно позволяла администрации США использовать её в качестве защитника политики, которую желает принять сама администрация. На прошлой неделе, например, «Нью-Йорк Таймс» призвала США, чтобы осудить Израиль в Совете Безопасности. Во вторник «Таймс» опубликовала передовую статью, призывающую администрацию прекратить военную поддержку Саудовской кампании против хуситов и Иран в Йемене.

Тогда как, иранская стратегия имеет смысл, стратегия Обамы не меньше, чем катастрофическая. Хотя «Группа по исследованию Ирака», как и Обама, права, что Иран также выступает против ИГИЛа, и до некоторой степени, Аль-Каиды, оба они проигнорировали ту суровую реальность, что Иран также рассматривает США в качестве своего врага. Действительно, вся идентичность иранского режима зиждется на его ненависти к США, и его стратегической цели – уничтожить Америку.

Обама – не единственный президент США, который пытался убедить иранцев отказаться от своей ненависти к Америке. Каждый президент, начиная с 1979 года, пытается убедить мулл отказаться от своей враждебности. И точно так же, как и все его предшественники, Обама не смог убедить их.

Что отличает Обаму от его предшественников, это –то, что он основал политику США на умышленном отказе от осознания реальности иранской враждебности. Не удивительно, что иранцы обратили её в свою пользу путём наращивания агрессии против Америки.

Худшая часть стратегии Обамы заключается в том, что далеко не факт, что его преемник сможет улучшить эту ситуацию.

Если Хиллари Клинтон его сменит и попытается что-то сделать, то его преемник (Трамп – И.Ф.) вряд ли будет даже пытаться. Не только потому, что Клинтон приняла политику Обамы в отношении Ирана. Её старшие советники – почти все питомцы администрации Обамы. Уэнди Шерман, лидирующий кандидат на пост государственного секретаря, был главным переговорщиком Обамы с иранцами.

Если Дональд Трамп восторжествует в следующем месяце, считая, что он сможет восстановить мощь США в ближневосточном регионе, ему будет нелегко исправить ущерб, нанесённый Обамой.

Время не стоит на месте, тогда как США являют стратегическое слабоумие. Мало того, что Иран был мощно обнадёжен, так Россия вступила на Ближний Восток как стратегический вредоносный участник. Кроме того, начиная с 2001 года, США потратили более триллиона долларов на свои неудачные войны на Ближнем Востоке. Эти инвестиции пошли вместо расходов на разработку нового оружия. Как сообщается, сегодня российские ракетные комплексы С-400 в Сирии нейтрализуют ВВС США. Корабли ВМС США в Баб-эль-Мандебе играют небольшую роль в самообороне против ракетных атак.

Инвестиции в триллион долларов, которые сделали США в создание истребителя F-35, почти на пределе и ещё предстоит доказать возможности этого самолёта, который, возможно, никогда так и не оправдает ожиданий.

Израиль справедливо обеспокоен последствиями намерений Обамы нанести ему ущерб в ООН. Но вред, нанесённый Израилю в ООН, это – ничто по сравнению с долгосрочным ущербом, который вызовут катастрофические стратегические рамки, намеченные «Группой по исследованию Ирака» и одобренные Обамой, и всё это будет продолжать вредить Израилю, самим США и всему Ближнему Востоку.

Послесловие переводчика.

Обама распахнул перед Ираном двери,

Хотя аятоллы желают смерти США…

Барак Хусейнович им продолжает верить

И к сделке ядерной печатать твёрдый шаг.

Share
Статья просматривалась 282 раз(а)

Добавить комментарий