После просмотра фильма Александра Сокурова…

В двух центральных кинотеатрах Санкт-Петербурга («Аврора»  и «Киноцентр «Родина») идет сейчас новый фильм Александра Сокурова «Франкофония. Лувр под немецкой оккупацией». Фильм рассказывает о разгроме немцами Франции в 1940 году, разделении ее на две части – северную оккупированную часть и южную, под немецким протекторатом, вступлении немцев в Париж, объявленный свободным городом, и наконец, самое главное – о музее Лувр, его директоре Жаке Жожаре, а также о немецком генерале Метернихе, назначенном присматривать в оккупированном Париже за Лувром, его коллекцией и, в целом, за художественными шедеврами Франции. Генералу Метерниху было поручено, в конечном счете, принять меры к вывозу художественных ценностей Франции в Германию. Выполнение этого поручения встречается с неявным сопротивлением Метерниха, воспитанном в европейском духе и понимающим ценность неразрывности, неразлучимости, Франции и Лувра. «Что есть Франция без Лувра?», — спрашивает зрителей автор фильма Александр Сокуров. Вслед за этим он ставит и более близкий нам, петербуржцам, вопрос: «А что такое Россия без Эрмитажа?».

В фильме напоминается об истории поражения Франции, когда французский маршал Анри Филипп Петен, герой Первой мировой войны, прославившийся в битве под Верденом в 1916 году, подписал с Гитлером соглашение о несопротивлении и о разделе страны. Все это, по идее маршала Анри Петена,  оправдывалось стремлением избежать ненужных жертв и разрушений.

Совсем недавно на радиостанции «Эхо Москвы» была проведена беседа – обсуждение под названием «Цена Победы» с участием ведущих беседу Виталия Дымарского и Владимира Рыжкова  и известной писательницы Людмилой Улицкой, которая, среди прочего, сказала:

«Л. Улицкая― Вы знаете, мы все с легким таким снисходительным относимся к французам, потому что мы-то молодцы.

В. Дымарский― Да.

Л. Улицкая― А французы – вот, они немцам сдали свою страну. Сейчас прошли годы – Париж стоит, они его сохранили, они сохранили культуру. Да, конечно, французы не молодцы, а мы молодцы. Но страна (наша страна, Е.Л.) была разрушена, народу погибло ужасное количество.

В. Дымарский― … кто-то про де Голля это сказал, что Петен спасал мебель, а де Голль – честь.

Л. Улицкая― Ну, да. Я понимаю. Это вопрос, который вот так на раз-два не решается.

В. Дымарский― Это очень сложный вопрос.

Л. Улицкая― Конечно, сложный вопрос. У Победы есть цена. Потому что миллионы погибших людей – это, конечно, очень большая цена. Французы своих уберегли на самом деле».

«Своих-то уберегли, а писательницу Ирен Немировски, эмигрантку из России, легко выдали немцам», — написал я на одном из интернет-форумов.

Вот так, походя, одна из наших известных «инженеров человеческих душ» Людмила Евгеньевна Улицкая исподволь похвалила французов, а наших людей, приложивших героические, хотя часто и смертельные усилия, чтобы отстоять и не сдать Россию и Ленинград в том числе, чуть-чуть пожурила, назвав их «молодцами».

От раздумий о Франции, Париже и Лувре времени Второй мировой войны Александр Сокуров переходит к сравнению, в частности, к показу блокадного Ленинграда. Мы видим жителей города, везущих саночки со своими окоченевшими родственниками, еще живыми, а иногда и мертвыми. Видим Эрмитаж, его работников, пакующих художественные ценности Эрмитажа для эвакуации на восток. Видим ленинградцев, берущих воду для питья и других жизненных потребностей в невской полынье. Говорить о том, можно ли было сдать город и спасти людей, нам, петербуржцам,  не приходится. В планах Гитлера, в отличие от Парижа, не предусматривалось сохранение Ленинграда, как города, и ленинградцев как его жителей. Наоборот, предусматривалось взятие города, а затем уничтожение его, сравнивание его с землей. Гитлер знал о психологическом значении города Ленинграда как непреходящего символа жизненной силы и стойкости России.

О полуголодном, а часто и просто голодном пайке ленинградцев в фильме Александра Сокурова ничего не говорится, но мы и сами знаем об этом достаточно много. В связи с этим мне вспоминается роман американского писателя Джонатана Литтелла «Благоволительницы». Этот многостраничный роман американца Литтелла некоторые критики сейчас часто сравнивают с военными эпопеями Льва Толстого и Василия Гроссмана. Они же иногда называют его главной книгой XXI века, который, впрочем, начался не так давно. Роман «Благоволительницы» написан от имени одного из воспитанных Гитлером немецких «сверхлюдей» Максимилиана (Макса) Ауэ, оберштурмбандфюрера СС. Он доктор, специалист по конституционному праву и межгосударственным юридическим отношениям, хорошо знает литературу, в частности русскую, музыку, искусство. Макса Ауэ, офицера СС, посылают на Украину и в Россию для сбора сведений и статистики об уничтожении евреев. Здесь он участвует в операции по расстрелу евреев – жителей Киева в Бабьем Яру. Затем Макс Ауэ, как офицер СС, посылается под Сталинград. Я пишу здесь об этом нацистском злодее только для того, чтобы оттенить разницу в поведении гитлеровцев и российских жителей, попадавших, и те и другие, в тяжелейшие жизненные условия. Поведение немцев в Сталинградском котле, отрезанном в 1942 – 1943 годах от главных немецких сил, представляется мне, уроженцу Ленинграда и нынешнему жителю Петербурга, весьма интересным. Это поведение в условиях, хотя и отличающихся от блокадных, низводит этих «сверхчеловеков» буквально на уровень каннибалов, буквально. И это при уровне снабжения, хотя и низком, но несравненно лучшем по отношению к блокадному Ленинграду. Так усредненный немецкий солдат получал в сутки под Сталинградом, опять-таки в среднем, 200 граммов мяса, 200 граммов хлеба, 20 граммов маргарина или жира. По калориям это немного, но все равно, ведь это совершенно несравнимо с мизерным блокадным ленинградским пайком.

Так были ли наши усилия и страдания, страдания ленинградцев, напрасными? Этот вопрос в своем фильме Александр Сокуров не ставит впрямую. Его фильм рассказывает о другом. Фильм рассказывает о двух интеллигентах, директоре Лувра Жаке Жожаре и немецком генерале Метернихе, каждый из которых приложил во время войны свои усилия, чтобы сохранить Лувр, его искусство и культурные ценности Франции для будущего мира, для нас, в конечном счете. Но мы, бывшие ленинградцы и нынешние питерцы, вполне отдаем себе отчет в величине усилий и страданий наших людей  и говорим твердо и прямо, без обиняков: усилия и страдания не были напрасными. Мы жили, работали, страдали и преодолевали неисчислимые муки не зря, а для хорошей, по крайней мере для лучшей, жизни своих детей и внуков. Об этом же пишет и благородный уроженец города Ленинграда Александр Городницкий:

«Вспомним блокадные скорбные были,

Небо в разрывах рябое.

Чехов, что Прагу свою сохранили,

Сдав её немцам без боя.

Голос сирены, поющий тревожно,

Камни, седые от пыли.

Так бы и мы поступили, возможно,

Если бы чехами были.

Горькой истории грустные вехи.

Шум пискарёвской дубравы.

Правы, возможно, разумные чехи.

Мы, вероятно, неправы.

Правы бельгийцы, мне искренне жаль их,

Брюгге без выстрела брошен.

Правы влюбленные в жизнь парижане,

Дом свой отдавшие бошам.

Мы лишь одни — простофили и дуры

— Питер не отдали немцам.

Не отдавали мы архитектуры

На произвол чужеземцам.

Не оставляли позора в наследство

Детям и внукам любимым.

Твёрдо усвоив со школьного детства

— «Мёртвые срама не имут».

И воссоздать, вероятно, не сложно,

Лет через сто или двести.

Всё воссоздать из развалин возможно,

Кроме утраченной чести!».

Фильм Александра Сокурова «Франкофония. Лувр под немецкой оккупацией», 2015 год выпуска, показывался в этом же году на 72-ом Венецианском кинофестивале, где представлялся к номинации в трех категориях и заслуженно победил в двух из них – получил награду Mimmo Rotella* и награду Fedeora**.

——————————-

*»Пьеро Машитти, глава Фонда имени Миммо Ротелла, так объясняет это решение: «Тонкая нить, один лейтмотив объединяет картины Казимира Малевича, де-коллажи Миммо Ротеллы и кинематограф Александра Сокурова. Как Малевич в 1913–м выдвигает теорию супрематизма, Ротелла в 1953–м создает свою утопию в технике рваных плакатов, позднее названной де-коллаж, так Сокуров в 2002–м снимает мощный визионерский фильм «Русский ковчег», сопрягающий кино и изобразительное искусство. В своем новом фильме «Франкофония» Сокуров достигает зрелой выразительности. Малевич, Ротелла и Сокуров принадлежат к истинным новаторам в искусстве». Миммо Ротелла (Mimmo Rotella; 7 октября 1918 – 8 января 2006) — итальянский художник и поэт, одна из ключевых фигур в движении «Новый реализм» (Nouveaux Rеalistes). Среди награжденных Фондом имени Миммо Ротеллы — фильмы «Черные души» Франческо Мунци, «Что–то в воздухе» Оливье Ассайаса, «Рыбка Поньо на утесе» Хаяо Миядзаки, «Тайны «Ночного дозора» Питера Гринуэя, «Мария» Абеля Феррары, «Фрида» Джули Тэймор» (с сайта Александра Сокурова).

**Fedeora — награда кинокритиков Европы и Средиземноморья.

 

 

 

Share
Статья просматривалась 784 раз(а)

1 comment for “После просмотра фильма Александра Сокурова…

  1. Ефим Левертов
    21 апреля 2016 at 19:52

    С разрешения господина Беренсона копирую его пост из Гостевой:
    «Л. Беренсон — Е.Левертову 2016-04-21 12:56:30(833)
    Спасибо госп. Левертову за мудро написанный и сверстанный текст. Всё приведенное там уместно. Отношение Гитлера к Ленинграду радикально отличалось от его намерений относительно Запада. Случись сдача Ленинграда, жертв было бы больше, чем от его блокады. Да и военные последствия могли быть угрожающими. Так я позволяю себе думать.
    Добавлю, что французы к действиям «спасителя» Петена отнеслись без благодарности и восторга. Он был приговорен к смертной казни за предательство, замененную на пожизненное заключение».

Comments are closed.