Из истории евреев России и Польши. 2 Грамоты и привилегии евреев Польши

Грамоты и привилегии евреев Польши

             Жизнь евреев Польши определялась особыми юридическими установлениями – жалованными грамотами, где подробно перечислялись права и обязанности евреев. Первой грамотой, выданной евреям , был Калишский статут, пожалованный князем Болеславом из Калиша в 1264 году. Грамота определяла права евреев и условия их размещения на территории Польши. Калишский статут послужил основой для издания других грамот, выдававшихся в различных землях Польши.

В 1367 году в соответствии с изменившейся исторической обстановкой в стране статут Болеслава Калишского был значительно переработан и расширен королем Польши Казимиром  III Великим (1310-1370). Текст грамоты 1367 года позднее подтверждали, удостоверяли и заверяли короли Польши Казимир IV (в 1463 году) и Сигизмунд I (1467-1548). С 1453 года статут Казимира Великого 1367 года являлся основой правового статута евреев Польши.

Главным вопросом, интересовавшим евреев Польши, были вопросы личной безопасности евреев и безопасности их имущества. Другими важными вопросами были: возможность без помех следовать еврейскому образу жизни, возможность соблюдать традиции и обычаи, возможность относительно сносного существования для себя и своих семей.

Грамота о привилегиях предоставляла евреям гарантии того, что они могут без опасений исповедовать свою веру и свободно заниматься традиционными  профессиями – кредитование и торговля. Грамота устанавливала, что произойдет, если права евреев будут нарушены и их свободы окажутся под угрозой, какие правовые инструменты имелись у евреев при спорах и конфликтах, на какую правовую защиту они могут рассчитывать, какие возможности для защиты и обороны они имеют при нападении на них. Ниже приведены несколько правовых основ статуса евреев Польши:

— в экономической области – право защиты их финансовой деятельности и ограничение вмешательства групп, враждебных евреям;

— в религиозной деятельности – право образ жизни (дома и в обществе), соответствующий еврейской религии;

— в правовой области – свобода передвижения, право владения частной собственностью, право обращения в суд;

— в организационно-структурной области — официальное признание руководителей еврейских общин, организаций и институтов (включая судебные) «особой ценностью, находящейся под охраной короля и королевства, чтобы евреи признали наше королевство добрым для них».

Отметим, что эти права были даны не отдельным евреям, а еврейству в целом как корпорации, которая, свою очередь, передавала их своим членам. Современное правовое понятие «прав личности»  было чуждо реальной жизни средних веков.

В грамотах о правах XIV века евреи, уплатившие налоги, приравнивались к горожанам — налогоплательщикам и обладали теми же правами в части жилищных условий, занятий торговлей и ремеслами, а, ирония судьбы,  в части уплаты штрафов с того, кто нанес физическое увечье, евреев  приравнивали даже к дворянам.  Дов Вайнреб полагает, что «официальный правовой статус евреев был, по-видимому, статусом свободных людей, имеющих связь с казной», что означало зависимость от короля, подобно тому, как на Западе было принято это понятие, пока термин «рабы казны» не был принят официально.

В дополнение к грамотам о привилегиях, полученных от короля, евреи, жившие в частных поселениях, получали особые грамоты, определявшие их правовой статус в местах проживания. Так князь Август Александр Чарторыйский предоставил в 1772 году евреям города Сташува грамоту о привилегиях, в которой, в частности, гарантировалось:

— права иметь автономные судебные институты,  содержать синагогу, кладбище и пекарню, вести кошерный убой скота;

-право беспрепятственно заниматься торговлей и ремеслами.

Демографический рост, развитие организационных структур, культурные достижения – все это говорит о том, что евреи находились в относительно благоприятной обстановке. Евреи ценили гарантии безопасности, предоставленные польским королевством, и экономические возможности, открывшиеся перед ними. Положительные оценки условий жизни евреев мы находим в сочинениях авторов  XVI-XVIII веков — рабби Моше Иссерлес (ха-Рама), рабби Хаим бен-Бецацель, рабби Шабтай ха-Кохен (ха-Шах). Однако хотя права, дарованные евреям грамотами о привилегиях были относительно широкими, а король и знать в повседневной жизни склонялись к соблюдению этих прав, существовали факторы, наносившие ущерб правовому и политическому статусу евреев. Так Шломо Маймон (1753-1800, «История Шломо Маймона, написанная им самим») писал: «Вряд ли есть еще такая страна, как Польша, где свобода вероисповедания и ненависть к нему соседствуют так близко, при этом ненависть к вере так велика, что само понятие «еврей» звучит как оскорбление».

Мнение о том, что без вмешательства короля и магнатов толпа чувствовала бы себя в праве причинить зло евреям подтверждается в грамоте Казимира Великого намеком на то, что евреи нуждаются в защите от враждебных групп населения. Самой опасной была угроза преследования евреев по теологическим или идеологическим соображениям, ведь польские теологи, интеллигенты и политические деятели с беспокойством смотрели на то, что в христианской Польше даются привилегии евреям, так, например:

— Ян Длогуш (1415-1480) через десять лет после подтверждения грамоты писал, что «права, дарованные королем и его советниками, были оскорблением святой веры»;

— Ян Остророг (1436-1501) жаловался на препятствия, которые создают евреи для нормальной жизни государства: «Евреи пользуются несправедливым законом, позволяющим им брать проценты, удерживать не принадлежащее им имущество и претендовать на владение им до тех пор, пока подлинные владельцы не уплатят требуемой суммы».

Сопротивление дарованию привилегий евреям усиливается во второй половине XV века.

В 1454 году, спустя лишь год после подтверждения грамоты о привилегиях, Казимир IV публикует Невшавский статут, в котором он расширяет права знати и включает параграф, по сути отменяющий привилегии, данные евреям Польши , так как «эти привилегии и свободы противоречат Божественному учению и законам государства; настоящим мы отменяем эти грамоты и лишаем их всякой законной силы». Несмотря на все это, король по факту продолжал защищать евреев от нападок и гонений.

В дальнейшем грамота о привилегиях стала вновь подтверждаться королями Польши, хотя различные слои польского общества старались воспрепятствовать этому и поставить под сомнение законность привилегий. Вопрос о привилегиях продолжал обсуждаться вплоть до XVIII века. Правовой статут евреев находился под угрозой  возможных изменений и часто приводил к столкновениям с поляками Но подлинные испытания ждали евреев впереди. Сама Польша подвергалась нападениям и внутренним волнениям, и в этих условиях евреи обычно становились главными субъектами гонений. В кровавые дни 1648-1649 и 1654-1656 годов  именно евреи стали мишенью для насилия и издевательств.

Share
Статья просматривалась 979 раз(а)

Добавить комментарий