Случай на уроке биологии

Случай на уроке биологии
В августовско-сентябрьском номере «Заметок по еврейской истории» (8-9 (160), 2015) под общим заголовком «Зияющие высоты лысенкизма» опубликованы две статьи: С. Резника «В царстве кривых зеркал» и В. Глазко «Трофим Лысенко – пузырь, раздутый по государственному заказу советской журналистикой. Вопрос к российской журналистике: заказ возобновлен?».
До публикации в «Заметках» статьи были отправлены авторами соответственно в «Литературную газету» и «Культуру» (бывшая «Советская культура).
Обе они были проигнорированы редакциями этих газет. Между тем, статьи предлагались как альтернативные публикациям в «Литературке» и «Культуре», где обеливается и реанимируется такое мракобесное явление в советской науке, как лысенковщина. И, естественно, обеливают и реанимируют самого Лысенко, позорно знаменитую личность «из народа», назначенную в академики корифеем наук Сталиным. Именно Лысенко принадлежит лидирующая роль в разгроме генетики в советской науке, а также – группы репрессированного академика Н.И. Вавилова и других ученых-биологов. Ещё совсем недавно невозможно было представить, что имя липового академика, лжеученого снова будут поднимать на щит. Но… мракобесие всё увереннее чувствует себя в России, наступает широким фронтом. Не без помощи «Литературной газеты» и «Культуры». Парадокс.
Мои школьные годы пришлись на самый расцвет лысенковщины. Вся школьная биология конца 1940-х – начала 1950-х была пронизана восхвалением научных трудов Лысенко и его достижений на ниве народного с/х производства. Я помню его портрет в кабинете биологии – слегка растрепанные волосы, веселый взгляд… Рядом с именем Лысенко обычно произносилось еще одно крупное «научное» имя, сегодня прочно забытое, но… как знать! — Ольга Борисовна Лепешинская. Стоит вспомнить и о ней в связи с новоявлением, позабытой было, лысенковщины. Ибо без этого «научного» светила картина всего, что творилось в биологической науке, будет неполной.
Память человеческая избирательна. Часто независимо от нашего желания, она хранит тот или иной факт, эпизод, событие. По собственному усмотрению. Возможно, для того, чтобы в один прекрасный день они выплыли из своего глухого закоулка на божий свет. Вот так и моя память хранит всю жизнь один эпизод.
1954 год. 9-й класс. Урок биологии, какие-то «Основы дарвинизма», кажется. У классной доски моя подружка Галя с чувством рассказывает о выдающемся советском ученом, сподвижнице академика Т.Д. Лысенко, — Ольге Борисовне Лепешинской. Какие замечательные открытия, перевернувшие мировую науку, сделаны ею! Она установила, путём сложнейших опытов с обыкновенным куриным яйцом, что живой организм способен зарождаться в неживой среде. В простом курином желтке, например. Буржуазные ученые этого не понимают, а Ольга Борисовна проникла в самую суть такого удивительного явления природы. И сделала гениальное открытие, на которое способен только советский ученый, вдохновленный именем корифея наук товарища Сталина.
Всю эту тарабарщину Галя вдохновенно доносила до наших ушей. С её уст через каждое предложение слетало — Ольга Борисовна, Ольга Борисовна. Словно была эта Ольга Борисовна её хорошей знакомой: Ольга Борисовна обратила внимание… Ольга Борисовна этим заинтересовалась… Ольга Борисовна обнаружила… Ольга Борисовна пришла к выводу…
Класс начал похихикивать, и учительница, внимательно слушавшая, в конце концов, тактично сказала: «Галя, у Ольги Борисовны есть и фамилия, что это ты всё время называешь её по имени-отчеству?». — Мы уже хохотали в полную силу. Галя же быстро исправилась и села на место с честно заработанной пятёркой.
Эпизод на уроке биологии не был случайностью. Он целиком вписывался в послевоенное сталинское время, отмеченное дикими гонениями на подлинную науку, ученых-генетиков, микробиологов, так называемых, морганистов-менделистов-вейсманистов. Об этом впоследствии было написано немало научных и публицистических статей, произведений художественной литературы. Но в то время биологическая наука выворачивалась наизнанку, извращалась, генетика была объявлена продажной девкой империализма и окончательно разгромлена, что отбросило страну в средневековье.
Ну, а в наши неокрепшие детские мозги вколачивалась вся эта псевдонаучная чушь, и мы у классной доски пели ей осанну. Именно со школьных лет я на всю жизнь запомнила давно преданные анафеме имена Лепешинской и Лысенко: Ольга Борисовна и Трофим Денисович. Надо сказать, что во всей творимой вакханалии доля О.Б. Лепешинской составляла весомую часть. Например, стоило ей лишь бросить нелестную фразу об Институте морфологии академика А.И. Абрикосова, — и тут же Институт закрыли.
Слава старой ученой дамы была оглушительной: имя её не сходило с газетных полос, ежедневно звучало по радио, стало символом передовой советской науки. Её теория пришлась ко двору ещё и потому, что подпирала выводы учения всесильного Лысенко, будто «рожь может порождаться пшеницей, а разные виды пшеницы могут порождать рожь. И не только рожь, но и ячмень… Овёс может порождать овсюг».
Как Ольгу Борисовну занесло в науку, я не знаю. Она была старой большевичкой, другом и соратником Ленина, о чем любила вспоминать, и часто выступала с докладами и рассказами об Ильиче. Каким образом Лепешинскую с мужем, тоже большевиком ленинской гвардии, миновала сталинская секира, — для меня загадка. Но факт, что для успешной «научной» деятельности Ольге Борисовне был дан зелёный свет и созданы все условия. Официально она считалась руководителем лаборатории цитологии Института морфологии АМН СССР. Работала Ольга Борисовна «на дому». В «Доме правительства» у Каменного моста ей было выделено две квартиры: в одной она с семьёй жила, в другой – совершала научные таинства. Основной состав научных кадров лаборатории, кроме самой Ольги Борисовны, представляли её дочь Ольга и зять. Этакий семейный подряд, по-советски говоря. Впридачу – парочка лаборанток. Муж, П.Н. Лепешинский (умер в 1944 г.), в семейных научных изысканиях участия не принимал. Он справедливо считал, что жена его в науке ничего не смыслит и несёт чушь.
Научная подготовка основных лабораторных кадров – дочери и зятя – тоже вызывала большие сомнения у современников. По воспоминаниям Я.Л. Рапопорта (фигуранта «дела врачей»), который как зам. директора Института морфологии посетил лабораторию, опыты производились на таком «научном» уровне: «Мы берём чернозём из-под маминых ногтей, исследуем его на живое вещество…».
Это «живое вещество» было краеугольным камнем научной теории Ольги Борисовны, «обоснованием зарождения живых существ из неживого вещества». Им она и сокрушила, по собственному глубокому убеждению, величайшее открытие 19 века — клеточную теорию. Согласно этой теории, носителем всех основных свойств организма является клетка, и всякая клетка происходит от клетки путём её размножения (а не с помощью мифического живого вещества – Ф.К.). Это глобальное открытие имело неоценимое значение для человечества и оказало огромное влияние на всё дальнейшее развитие биологической науки и медицины.
Научные же бредни Лепешинской, которые она отстаивала с большевистской неукротимостью, были настоящим мракобесием и ввергли советскую биологическую науку в такой вселенский позор, из которого она долго потом выбиралась. Иначе и быть не могло. Судите сами. На «научном» совещании 1950 года, где 80-летнюю Лепешинскую окончательно венчали на трон королевы советской науки, она сделала доклад, в котором поносила бранью всех, кто мешает двигать вперёд советскую науку. Что было отнюдь небезопасно для них. Заключительным же аккордом стали следующие слова: «Заканчивая, я хочу принести самую глубокую, самую сердечную благодарность нашему великому учителю и другу, гениальнейшему из всех ученых, вождю передовой науки, товарищу Сталину. Учение его, каждое высказывание по вопросам науки было для меня действительной программой и колоссальной поддержкой в моей длительной и нелёгкой борьбе с монополистами в науке, идеалистами всех мастей. Да здравствует наш великий Сталин, великий вождь мирового пролетариата!». Вот, оказывается, из какой «действительной программы» возникло «живое вещество» Лепешинской. Следует ли удивляться после этого плачевной участи биологической науки в СССР?
…Я думаю, есть какая-то скрытая логика в том, что школьный эпизод у классной доски так прочно зацепился в моей памяти. Судьбе было угодно ещё раз напомнить мне о знаменитой Ольге Борисовне. В 1955 году я приехала в Пермь (тогда г. Молотов) поступать в университет. Имя Лепешинской ещё не было извлечено из науки. И вот — приятная неожиданность! Ольга-то Борисовна, оказывается, пермячка! Родилась и выросла в Перми. Её отец Борис Протопопов был владельцем губахинских и кизеловских шахт в Пермской губернии, а также математиком, преподавал в духовной семинарии. В 1853 году он приобрёл в центре города дом, на углу двух старейших пермских улиц — Монастырской, 15 и Сибирской, 2. В этом доме родилась и выросла О.Б. Лепешинская. В 1875 году после смерти главы семьи владельцем шахт стала его жена Елизавета Федоровна, женщина властная и жестокая. Отношения с матерью у Ольги не сложились. Увидев однажды, в каких ужасных условиях работают шахтеры, она была потрясена. Потом уехала учиться в Петербург, познакомилась там с революционером Пантелеймоном Николаевичем Лепешинским, вышла за него замуж и целиком ушла в революцию. Мать лишила её наследства.
Дом, в котором прошли детство и юность О.Б. Лепешинской, стоит и поныне. У него богатая история. В 1920-х годах в нём находилась гостиница «Заря». 31 января 1928 года здесь останавливался ненадолго В.В. Маяковский. В «Заре» не было биллиарда, который поэт очень любил, и Маяковский переехал в гостиницу горкомхоза № 1, бывшие Королёвские номера. В наше время в доме Протопоповых располагается пермский филиал Транскапитал банка. Ну, не ирония ли судьбы? В доме пламенной революционерки, врага капитала, располагается банк с таким провокационным названием. История иногда любит посмеяться над своими незадачливыми героями.
Река забвения Лета давно приняла в свои тихие воды сумасбродные идеи Ольги Борисовны. А вместе с ними – и революционные заслуги соратницы великого Ленина. Даже идеологи КПСС осознали вредоносность для «имиджа» СССР её невежественных «ученых» трудов, отмеченных Сталинской премией первой степени. И как бы устыдились: в энциклопедии «Великая Октябрьская социалистическая революция», вышедшей уже «под занавес», в 1987 году, вы не встретите фамилию О.Б. Лепешинской – только фамилию её мужа.
Между тем, есть повод помянуть незлым словом и Ольгу Борисовну. По воспоминаниям Я.Л. Рапопорта, она была, видимо, добрым человеком, с юности — борцом за справедливость, ненавидела антисемитизм во всех его проявлениях, воспитала около десятка приёмных детей, всем дала высшее образование, считала своими внуками. Чем не фундамент для славы? Пусть и не столь громкой…. Но не этими добрыми делами прославилась Ольга Борисовна в Советской России. Она явила нам пример того, как порочные взгляды и идеи способны перекосить мозги, даже очень доброго человека. Большевизм, выродившийся в сталинизм, искорёжил, изуродовал сознание этой женщины — человека, с задатками доброты, и «ученого», выставленного на посмешище сталинской камарильей. Потомкам в назидание.
Фира Карасик. Август 2009 – сентябрь 2015.
При подготовке статьи были использованы некоторые факты из книги Я.Л. Рапопорта «На рубеже двух эпох».

Share
Статья просматривалась 581 раз(а)

9 comments for “Случай на уроке биологии

  1. Александр Биргер
    7 января 2016 at 17:25

    «Я сейчас очень редко захожу в блоги и много пропустила. Но обязательно исправлюсь. Я сейчас занята историей летчика Льва Шустера (из Перми), совершившего таран в в небе Китая и погибшего в апреле 1938 года . . . » — . . и в результате этого тарана родился Гастелло 🙂
    — — — —
    Дорогая Фира, Вы и правда редко заходите в Блоги.
    Сентябрь 2015 , 7 янв. 2016 — Рiздво (зашифровал, штоб не напали пуристы ) . . . но где же обещанная история за Л.Шустера, однофамильца одного из наших блогеров? — представляете , как он примет Ваш неотправленный (пока) пост?
    Удачи Вам и счастливого урожайного Нового Года.
    — — — — — — — — — —
    «АБ — Сергею Ч. Уважаемый Сергей! Ваши поправки , как я вижу это сегодня утром, нужны всё чаще. Вчера судорожно лепил из случайных хворостинок и глины свои гнёзда. И вот вам результат, сбил с курса нашу соплеменницу из Перми…» — из хроники Блогов-ой — заметьте , дорогой сосед по «танкеткам», что я, учитывая прошлогодние поправки , читаю Ваши новые посты внимательней, Перьм и Вятку не путаю с Петах-Тиквой и Беершевой; однако, книгу Вашу ожидаю не меньше остальных краеведов и биологов 🙂

    • Фира Карасик
      12 января 2016 at 13:30

      «Дорогая Фира, Вы и правда редко заходите в Блоги.
      Сентябрь 2015 , 7 янв. 2016 — Рiздво (зашифровал, штоб не напали пуристы ) . . . но где же обещанная история за Л.Шустера, однофамильца одного из наших блогеров? — представляете , как он примет Ваш неотправленный (пока) пост?
      Удачи Вам и счастливого урожайного Нового Года.»
      Уважаемый Александр! Примите и мои пожелания Вам счастливого Нового года! Отвечу на ваш вопрос об обещанной истории о летчике Л. Шустере и сразу скажу, что совершенно не представляю, как его однофамилец и наш блогер Л. Шустер примет мой » не отправленный (пока) пост». Скорее всего, он его даже не прочитает. Люди читают обычно то, что соответствует их интересам и запросам. Я иронию ценю и сама люблю поиронизировать, но всё-таки я не написала, что в результате этого тарана родился таран Гастелло. Предшественником, да, был. И не он один. Это очень смелые, на мой взгляд, люди, достойные уважения. Даже для иронии это несколько… бестактно. (Это из другого вашего коммента). Я лет 10 назад написала о нем. Меня поразила бессмысленность этой смерти в 24 года, в чужом небе, за чужие интересы. В СССР о нем ничего не было известно, как водится. И вообще принято считать, что герои у нас исключительно русские солдаты. Да и товарищ Сталин объявил, что евреи — плохие солдаты. Так что, моя заинтересованность имела несколько причин.
      В Китае о советских летчиках помнят и чтят их память. Там кладбище советских летчиков, погибших в Китае, эа которым ухаживают. Сейчас готовится выставка (м.б. уже и открылась) об этих событиях и книга-альбом о летчиках, воевавших в Китае. Я совершенно случайно вышла на писателя, который этим всем занимается вместе с китайцами. В первоначальном варианте Л. Шустеру отводилось 20 строк. Я послала свою статью этому писателю, несколько раз встретилась с его дочерью, которая отнеслась ко всему этому довольно равнодушно и не без скепсиса. Выпросила у неё семейные снимки и все это отправила. Материалов набралось на разворот. В «Вечерней Москве» 2 окт. прошлого года появилась статья «Операция Z». Благодарный автор упомянул и мою фамилию. То есть, внимание всё-таки к этим событиям привлечено. Но книга-альбом, видимо, еще не вышла, иначе, я бы получила её по мэйлу. Собираюсь связаться с автором-составителем. Если Вас эта история интересует (в чем я не очень уверена), то в «Вечерней Москве» её можно найти через интернет. А над своей статьей мне надо поработать, сократить, чтобы поставить её в блог. Пока не успела это сделать. С уважением. Фира.

  2. Сергей Чевычелов
    26 сентября 2015 at 15:33

    Уважаемая Фира!
    Спасибо Вам за очень интересные воспоминания и анализ состояния биологической науки того времени. Меня интересует один вопрос: почему, из средневекового уровня биологического образования в школах и вузах СССР до начала 1970-х (в 1970 году мне, десятикласснику, двое киевских генетиков в штатском настоятельно советовали не разглашать с трибуны научной конференции школьников страшую тайну об основах эволюционной генетики) все-таки выросло достаточно много генетиков и ученых-медиков мирового уровня. Правда, они почти все рано или поздно эмигрировали из СССР и России. Как Вы думаете, могли ли они получить подлинно научную подготовку вне школе и институтов в то время где-то на стороне или самообразованием? Или перестроились позже?

    • Фира Карасик
      7 января 2016 at 11:59

      Уважаемый Сергей Чевычелов! Я приношу глубокие извинения за то, что не ответила Вам своевременно и не поблагодарила за добрые слова о моих воспоминаниях. Я не смотрела свой блог, не думала, что кто-то заметит мою статью. Редко смотрю сейчас блоги. Я надеюсь, что Вы прочтете эти мои запоздалые строчки. Вы задали очень интересный вопрос, я не знаю, смогу ли полностью на него ответить. и он относится не только к развитию биологической науки. В том-то и состоит «изюминка», что ВОПРЕКИ запретам, цензуре, уродливой идеологии, которая заполонила собой ВСЁ, в СССР развивалась и наука, и литература (настоящая), и искусство. Был шедевры в кинематографе, не сравнимые с сегодняшней бездарностью. Примеров очень много, и они Вам известны. Что касается науки, в том числе и биологической, то она пострадала гораздо сильнее, по сравнению, например с физикой. И это понятно. Физика — это оборона, ракеты. космос. Даже Сталин это понимал. В биологии, вопреки всему, вы правильно отметили, тоже выросло поколение выдающихся ученых. Я думаю, это случилось, во-первых, потому, что Сталин всё-таки не весь генофонд народа уничтожил, просто не успел, хотя потери были колоссальные. Во-вторых, были люди науки, которые понимали, что происходит, подросло молодое поколение, стремившееся к знаниям. И они получали эти знания у тех, кого не успели уничтожить. Конечно, занимались самообразованием. После Сталина такая возможность появилась. Я знаю, что в СССР в библиотеки стали поступать зарубежные научные журналы, существовал межбиблиотечный абонемент ( ведь интернета не было). Я об этом знаю, потому, что мой муж, физик, пользовался этим абонементом и получал нужные ему журналы. То есть, те, кто стремился к знаниям, хотел заниматься наукой возможности для себя находили, не смотря на все препоны, чинимые людьми в штатском. Талантливых, способных было немало. Они почти все уехали или умерли, сегодня мы наблюдаем торжество бездарей во всех сферах жизни. Этот удар по силе не хуже сталинского. Главная беда сегодня, на мой взгляд, отсутствие талантливых кадров, профессионалов, развал науки. Не знаю сумела ли я ответить на Ваш вопрос. Это сугубо личное мнение.

      • Сергей Чевычелов
        19 января 2016 at 17:01

        Спасибо, уважаемая Фира за ответ!
        Я бы хотел еще что-нибудь услышать о научных кружках в школах и Домах пионеров и октябрят. И еще один феномен, о котором я хотел бы узнать побольше. В середине 1950-х в Москве получили распространение домашние театры. Не те домашние театры для детей на новый год, которые стали появляться с начала 2000-х, а домашние театры с участием старших школьников, студентов и некоторых профессиональных актеров, которые ставили для родственников, соседей и знакомых Лермонтова и Шекспира. Может Вы что-то помните о них. Спасибо.

  3. Александр Биргер
    26 сентября 2015 at 10:08

    «… Буржуазные ученые этого не понимают, а Ольга Борисовна проникла в самую суть такого удивительного явления природы. И сделала гениальное открытие, на которое способен только советский ученый, вдохновленный именем корифея наук товарища Сталина.
    Всю эту тарабарщину Галя вдохновенно доносила до наших ушей. С её уст через каждое предложение слетало — Ольга Борисовна, Ольга Борисовна.
    ….Слава старой ученой дамы была оглушительной: имя её не сходило с газетных полос, ежедневно звучало по радио, стало символом передовой советской науки. Её теория пришлась ко двору ещё и потому, что подпирала выводы учения всесильного Лысенко, будто «рожь может порождаться пшеницей, а разные виды пшеницы могут порождать рожь. И не только рожь, но и ячмень… Овёс может порождать овсюг».
    Как Ольгу Борисовну занесло в науку, я не знаю. Она была старой большевичкой, другом и соратником Ленина, о чем любила вспоминать, и часто выступала с докладами и рассказами об Ильиче. Каким образом Лепешинскую с мужем, тоже большевиком ленинской гвардии, миновала сталинская секира, — для меня загадка. Но факт, что для успешной «научной» деятельности Ольге Борисовне был дан зелёный свет и созданы все условия. Официально она считалась руководителем лаборатории цитологии Института морфологии АМН СССР. Работала Ольга Борисовна «на дому». В «Доме правительства» у Каменного моста ей было выделено две квартиры: в одной она с семьёй жила, в другой – совершала научные таинства. Основной состав научных кадров лаборатории, кроме самой Ольги Борисовны, представляли её дочь Ольга и зять. Этакий семейный подряд, по-советски говоря. Впридачу – парочка лаборанток. Муж, П.Н. Лепешинский (умер в 1944 г.), в семейных научных изысканиях участия не принимал. Он справедливо считал, что жена его в науке ничего не смыслит и несёт чушь…»
    ………………….
    Понравились и Ваши комментарии, попавшие в Гостевую. Любопытно — Вы, уважаемая Фира К. и А. Рашковский — из Перми. Что это у Вас в Перми такое творится ? Везде тишь и благодать — в Питере и в Курске, а в Перми — (это, вроде, — г. Молотов — бывший) — всё не слава Богу. Как это понять? 🙂 Удачи Вам, дорогая Фира и благополучия.

    • Фира Карасик
      26 сентября 2015 at 11:41

      Александр, очень Вам благодарна за внимание к моим писаниям. Ваше мнение очень ценю. Я сейчас очень редко захожу в блоги и много пропустила. Но обязательно исправлюсь. Я сейчас занята историей летчика Льва Шустера (из Перми), совершившего таран в в небе Китая и погибшего в апреле 1938 года. О нем ничего почти не известно. В Китае готовится выставка. Я писала о нем 6 лет назад в Перми. Вот пытаюсь расширить о нем знания общественности. О том, что Рашковский из Перми, я и не подозревала. Надо будет посмотреть его тексты, а то Вы больше в курсе, чем я. Не хорошо это с моей стороны. У нас вообще-то внешне всё очень спокойно, а в подспудные страсти я не вникаю. Давно отошла от всяких страстей. Желаю Вам всего самого хорошего в наступившем году и поздравляю со всеми праздниками. Фира.

    • Сергей Чевычелов
      26 сентября 2015 at 15:09

      Уважаемый Александр!
      Видимо, планида у меня нонче такая, поправлять Вас. А. Рашковский пишет нам не из Перми, а из Вятки (Кирова). Впрочем, они так похожи.

      • Александр Биргер
        26 сентября 2015 at 22:44

        В блог Фире К.
        ————-
        … очень редко захожу в блоги и много пропустила. ..занята историей летчика Льва Шустера
        (из Перми), совершившего таран в в небе Китая и погибшего в апреле 1938 года. О нем ничего почти не известно
        ———————
        Эсфирь, не очень благодарите — перепутал прошлой ночью Киров’а и Молотов’а. Вообще много путаницы в моих последних комментариях. Что касается ДО лётчика Льва Шустера, — в Блогах «7 искусств» часто
        появляются стихи Л. Шустера (Израикь). Может быть, — родственник? Удачи Вам в работе и — везде !
        ——————
        Сергей Чевычелов: Видимо, планида у меня нонче такая, поправлять Вас. А. Рашковский пишет нам не из Перми, а из Вятки (Кирова). Впрочем, они так похожи.
        ———АБ — Сергею Ч.—————
        Уважаемый Сергей! Ваши поправки , как я вижу это сегодня утром, нужны всё чаще. Вчера судорожно лепил из случайных хворостинок и глины свои гнёзда. И вот вам результат, сбил с курса нашу соплеменницу из Перми. Александр же Рашковский, краевед-знаток-патриот-энтузиаст (а это — крайне редкое сочетание в наше время; а, может, — во все времена), конечно, не заслужил такой путаницы. Спасибо за все поправки. Если б мог дотянуться, передал бы Вам 613 индульгенций на любые поправки к моим промАХам; приму с благодарностью. А Пермь и Вятка, наверное, так же похожи, как Сергей Миронович на Вяч. Мих-ча 🙂 Как мальчик из Уржума на «каменную ж..у», пардон. Это, кажется, метафора И.В.? Удачи и — внимания , впереди — мины и ошибки!

Comments are closed.