Начала библеистики. Избранные темы. Тема 1. Традиционный подход. Критика в рамках традиции. Хиви а-Балхи. Авраам Ибн Эзра

На постановку этих текстов меня вдохновила замечательная серия статей в наших «Заметках» проф. Исидора Левина. Я слушал проф. Левина в Петербургском институте иудаики и хорошо помню свои тогдашние впечатления.

Исходный постулат традиционного подхода к изучению и толкованию Торы состоит в том, что вся она создана Богом и передана через посланцев Бога или, может быть, другим путем, но столь же сокровенным. Даже, если Тору записали люди, они были специально призваны Богом для выполнения этой миссии. Эта традиция придала Книге канонический статус и зафиксировала непререкаемую легенду о написании ее. Классическая традиция уходит корнями во времена Талмуда. Хотя со временем к этой традиции накапливалось все больше вопросов, «хасидеи» («верные Израиля и совершенные в вере») стремились не допустить изменения трепетного отношения к святости Книги и ее составителям. В этом заключалась еврейская религиозная традиция, даже если прямое исследование текста книг Торы показывало, что такая традиция не вполне соответствовала смыслу. Еврейские мудрецы в этом случае пытались обнаружить некое особое толкование Торы, позволяющее объяснить скрытый смысл, не ставя под удар святость и не выходя за рамки традиции. Главное внимание уделялось религиозной составляющей как инструменту воспитания и освоения религиозной культуры, а не историческому и литературному значению. Соответственно было и отношение к носителям идей сомнения в истинности исходного постулата об истории создания Торы и способа ее передачи Израилю: отрицательное, отторгающее и самоотстраненное, путем огораживания текста, классических комментариев и самих соблюдающих.

В то же   время и эти огораживатели не могли не видеть проблем и внутренних противоречий. Защитники и традиционные комментаторы отзывались  на это исследованиями конкретных проблем без критики основных традиционных подходов при обсуждении истории создания Торы и степени ее святости. Эти исследования не привели к пересмотру основных положений традиционного подхода, а высказанная критика была чрезвычайно осторожна. Исследования таких комментаторов получили название «критики в рамках традиции». Авторы такой критики продолжали верить в божественный способ получения Торы, целью этих авторов было стремление сгладить найденные противоречия. Вот два примера такой критики:

Рабби Йишмаэль обсуждает два писания, противоречащие друг другу:

— «и сошел Бог на гору Синай, на вершину горы», (Шмот, 19:20);

— «с небес дал Он тебе услышать Свой голос, чтобы наставлять тебя», (Дварим, 4:36).

Р. Йишмаэль находит третью цитату, которая согласует противоречия первых двух: «что с небес Я говорил с вами», (Шмот, 20:22). Эту цитату р. Йишмаэль поясняет: «Господь само небо возложил на гору Синай и с него говорил с народом». Детали этого эпизода, по мнению р. Йишмаэля можно уточнить в Псалмах: «И наклонил Он небеса, и сошел, и мгла – под ногами Его», (17(18):10).

Другим примером такой критики может служить согласование позиций домов Шамая и Гилеля в Вавилонском Талмуде:

— позиция дома Шамая: сначала было создано небо, затем – земля: «В начале сотворил Бог небо и землю», (Берешит, 1:1);

— позиция дома Гилеля: сначала была сотворена земля, затем – небо: «во время созидания Господом Богом земли и неба», (Берешит, 2:4).

Мудрецы примиряют эти две позиции, считая, что небо и земля были созданы одновременно: «Моя рука основала землю. Моя десница распростерла небеса. Призову их, и они предстанут вместе», (Шмот, 48:13). Конечной целью такого комментирования и критики было не разрешение возникшей проблемы, а примирение крайних точек зрения, стремление сшить расползающееся под огнем критики «одеяло» текста Писания. Понятно, что такая критика не решала по научному проблемы нестыковок.

Человеком, который попробовал это сделать, был Хиви а-Балхи, еврейский мыслитель, уроженец города Балхи (Афганистан, вторая половина 9 века). Книги Хиви дошли до нас в текстах его противников, в частности, в произведениях Саадии Гаона (882-942). Саадия Гаон приводит реконструированные вопросы, поставленные Хиви а-Балхи, а затем он сам отвечает на них. Хиви придерживался крайне критических взглядов на Тору и на образ Бога, представленный в ней. Он составил книгу возражений против текста Писания в виде вопросов, всего – около 200 вопросов. Нет сомнения, что Хиви а-Балхи в этих вопросах уже вышел за пределы критики в рамках традиции. Действительно, обвинения Бога в безнравственности, непоследовательности, не всесилии, антропоморфности, и текста Торы в противоречиях и неясностях уже выходили за пределы традиционной критики.

Другим критиком библейских текстов был р. Авраам Ибн Эзра, (1092-1167). Критические замечания он оформил как «тайны, которые надо скрыть». В этом плане очень известен его комментарий к стиху «и хананеи были тогда в земле той», (Берешит, 12:6). «Вероятно, земля Ханаан, — пишет он, — была захвачена хананеями у другого народа, а если это не так, то здесь есть тайна, и просвещенный сокроет ее».  Комментарии р. Авраама Ибн Эзры исследовал р. Йосеф бен Элиэзер Тов Элем в своем труде «Сефер Цофнат Паэнеах». Р. Ийосеф пишет: «Его (Ибн Эзры) объяснение таково: как Моисей мог сказать здесь слово «тогда», смысл которого «тогда хананеи были в этой стране, а сейчас их здесь нет»? Ведь Пятикнижие написано Моисеем, а в его время земля Ханаан была в руках хананеев. Невозможно представить, что Моисей сам написал слово «тогда», поскольку следует заключить, что это слово было написано в то время, когда хананеев не было в этой земле. Мы знаем, что хананеи только после смерти Моисея отступили из Ханаана. Исходя из сказанного, видится, что не Моисей написал слово «тогда» в указанном отрывке, а Иисус Навин или другой, более поздний пророк. Пророк имеет право добавить слово к сказанному другим пророком, но только в местах, описывающих события прошлого, а не в изложении заповедей». Но почему Ибн Эзра предпочитал скрывать толкование слов Торы? На этот вопрос отвечает р. Йосеф: «Эту тайну не должно открывать людям, чтобы они не стали пренебрежительно относиться к Пятикнижию, потому, что непросвещенные не умеют провести различие между стихами, содержащими заповеди, и повествованием о прошлом. Поэтому Ибн Эзра написал: «И просвещенный сокроет тайну».

 

Share
Статья просматривалась 271 раз(а)