Крупнейшая еврейская организация Германии находится на грани хаоса Перевод Игоря Файвушовича

Крупнейшая еврейская организация Германии находится на «грани хаоса»
http://forward.com/articles/184592/germanys-largest-jewish-organization-is-at-the/#ixzz2gIm0q9Db
Дональд Шнайдер
Перевод с английского Игоря Файвушовича

 Приток русских и израильтян приносит конфликты и драки

Old Guard, New Wave: Russian Jewish veterans of the Red Army, now living in Berlin, celebrate the Soviet Union’s World War II victory over Germany on ‘Liberation Day,’ May 10.

Старая гвардия, «Новая Волна»: русскоязычные евреи – ветераны Красной Армии, ныне живущие в Берлине, празднуют победу Советского Союза над Германией во Второй мировой войне как День освобождения 10 мая.
Фото: Jüdische Allgemeine

Берлин – крупнейшая в Германии «Еврейская община Берлина» – « Juedische Gemeinde», почти бездействует.
«Мы находимся на грани хаоса», – заявил раввин Джош Шпиннер, исполнительный вице-президент и генеральный директор Фонда Рональда С.Лаудера в Берлине.– «Все евреи мира должны этим озаботиться».
Клаудиа Келлер, пишущая в почтенной газете «Der Tagesspiegel», отметила, что «ситуация в еврейской общине достигла беспрецедентно низкой точки».
В центре полемики, парализующей эту организацию, находится её президент, Гидеон Иоффе, израильский гражданин, иммигрировавший в Германию, окружение и стиль руководства которого отражают более широкий, сейсмически демографический сдвиг в историческом имидже немецкого еврейства.
Иоффе, который свободно говорит на русском, приехал в Германию маленьким ребёнком с семьёй из Израиля, где он родился в 1972 году. Его родители родом из Латвии, в тогдашнем Советском Союзе, приехали ещё до волны эмиграции евреев из этой страны. Русская иммиграция, вместе с наплывом тысяч израильтян, с тех пор радикально изменила историческую еврейскую общину, опустошённую Холокостом.
По мнению постоянных обозревателей, ухудшение ситуации, охватывающее организованную «Еврейскую общину Берлина», уменьшает авторитет и влияние евреев в Германии. Наряду с отходом на задний план воспоминаний о Холокосте, сохранившихся у его жертв, Шпиннер опасается, что внутренние раздоры и негативные оценки СМИ, в конечном, счёте, подорвут приверженность Германии вопросам, связанным с интересами еврейской общины.

Berlin’s Next Generation: Israelis flock to a regularly held ‘meschugge-party’ at a club called Zur Moebelfabrik.

Следующее поколение Берлина: израильтяне валом валят на вечеринки, регулярно проводимые «meschugge»-партией (гей-сообществом) в клубе Мебельной фабрики.
Фото: Jüdische Allgemeine

 Основная волна российских евреев пришлась на начало 1990-х годов, когда открылись ворота бывшего Советского Союза, позволив им беспрепятственно эмигрировать. Германия их приветствовала, как это делали израильтяне, видя в их иммиграции возможность восстановления устойчивой еврейской общины. Это, как считали немцы, продемонстрирует решимость их страны загладить свою вину за массовые убийства, которые опустошили процветающую в донацистский период еврейскую общину Германии, насчитывавшую более 500000 человек.
Сегодня в Германии живут около 120000 евреев. Это число можно сравнить с 25000 евреев, выживших в Холокосте и перемещённых из других стран после Второй мировой войны. Но легендарный стереотип педантичной еврейской общины Германии, погружённой в богатую немецкую культуру, историю и обычаи, пробудившей сленговый термин «yekke» (еврей немецкоязычного происхождения – И.Ф.), – ушёл в прошлое.
Руководство Иоффе и реакции, им спровоцированные, отражают полное отличие от этого образа. Его пребывание в должности включало, среди прочего, горячие дебаты по вопросу скрытных финансовых операций, которые достигли своей кульминации в драках на митинге 23 мая, в результате чего была вызвана полиция. Хор критиков осудил Иоффе за отсутствие прозрачности, указывая на его неспособность использовать муниципальную собственность в качестве залога по кредиту еврейской общине.
Другие критики жаловались на некомпетентный менеджмент, запущенную систему эксплуатации и низкую заработную плату в еврейских школах.
«Община» также находится в судебной тяжбе с мэрией Берлина, её крупнейшим благотворителем. По словам Гюнтера Kolodziej, пресс-секретаря по вопросам культуры берлинского Сената, руководящего органа этого города-государства, город субсидирует от 60% до 80% операционного бюджета «Общины». Правительство инициировало судебный иск после отказа «Общины» предоставить информацию, которую город просил о её сотрудниках, число которых превышает 300 человек. Эта информация весьма важна для города при расчёте годового бюджета «Общины».
Еврейская община также задолжала Берлину миллионы евро из-за пенсионных просчётов, которые длятся десятилетиями. Иоффе отказывается от сотрудничества в разработке соглашения с правительством для решения этой проблемы.
«Еврейская община Берлина» должна погасить эти долги городу, которые накопились из-за неправильного начисления пенсий», – сказал Kolodziej. – «Мы хотим, чтобы «Еврейская община» росла и процветала но мы не можем терпеть бесхозяйственности. Именно сейчас мы находимся в процессе аудита, и некоторые вопросы оспариваются в суде».
Иоффе отклонил неоднократные просьбы дать интервью для этой статьи. Тем не менее, несмотря на все споры вокруг его руководства, он сохраняет поддержку русскоязычных евреев, которые в настоящее время составляют большинство членов «Общины».
Есть около 11 000 зарегистрированных членов «Еврейской общины Берлина», которые по германским законам является юридическими лицами по отношению к налоговым органам. Хотя точное число евреев, живущих в Берлине неизвестно, те, кто решил зарегистрироваться в «Общине», представляют собой лишь часть от общего числа.
Дейдре Бергер, директор Берлинского отдела «Американо – еврейского комитета» (АЕК), считает, что лишь половина евреев Берлина с немецким гражданством связана с «Общиной» и что число берлинских евреев близко к 25 000. По оценкам АЕК, есть ещё 18000 израильских евреев, проживающих в Берлине. Посольство Израиля оценивает это число как близкое к 13000. Если включить израильтян, то еврейское население Берлина оценивается от 40000 до 50000, в соответствии с данными АЕК. Подавляющее большинство израильтян не имеют никакой связи с «Общиной».
Сегодня «Еврейская община Берлина» стала преимущественно русской. А с добавлением израильтян, еврейская жизнь стала более разнообразной. Это будет намного большее сообщество, как надеялось правительство Германии. Но под вопрос ставится жизнеспособность концепции этой большой общности евреев. Многие евреи полностью изолированы от «Общины».
«Она совершенно утратила своё значение», – считает Циля Кугельман, говоря об «Общине». Кугельман, которая предпочитает не вступать в «Общину», является программным директором Еврейского музея в Берлине.
Сергей Лагодинский, юрист российского происхождения, который является одним из 21 члена собрания представителей «Общины», описал эту организацию как «бюрократическое, затрапезное, неприветливое учреждение». Он добавил, что он оторван от еврейской молодёжи Берлина, которая имеет большое значение для будущего этой организации.
Лагодинский обвиняет нынешнее руководство «Общины» в ухудшении ситуации. Он видит, что её лидеры пренебрегают демократическими ценностями и проявляют непрофессионализм и неспособность к грамотному менеджменту.
Тем не менее, Лагодинский считает, что «Община» и концепция единого сообщества должны быть сохранены. Как и Шпиннер, он считает единое сообщество необходимым, если евреи хотят сохранить влияние на германское правительство. Он выступает против любого распада сообщества, который может подорвать и ослабить этот единый голос.
Лагодинский держит кур на свержение Иоффе. В настоящее время готовится ходатайство по проведению новых выборов, чтобы заменить Иоффе.
Большинство опрошенных изданием «The Forward» были критически настроены по отношению к Иоффе и считали его важным фактором в условиях кризиса, стоящего перед сообществом.
«Я не думаю, что он имеет понятие, как вести дело», – говорит доктор Йохен Паленкер за чашкой кофе в кафе «Kuchenkaiser» («Король кухни»), в рабочем районе Кройцберг. Паленкер, немецко – еврейские родовые корни которого глубоки, является бывшим членом Совета «Общины» и истинным представителем старой гвардии.
Но Иегуда Тейхталь, директор Хабада в Берлине, оспаривает утверждения, что «Община» является бездействующей. «Мой собственный опыт показывает, что всякий раз, когда я прошу «Общину» о помощи, я её получаю», – сказал Тейхталь во время интервью с «The Forward». Однако он также сказал, что Иоффе – жёсткий человек, которого трудно постичь». Тейхталь, родом из Бруклина, живёт в Берлине с 1996 года.
По мнению Александра Бреннера, члена парламента «Общины», победа Иоффе на последних выборах должна была дать его оппозиционерам паузу. «Он был избран демократическим путём с большим преимуществом», – сказал Бреннер. «Это не очень хорошо для сообщества, которое делает на него постоянные нападки».
«Еврейская община» поддерживает различные учреждения, в том числе синагоги разных конфессий, кладбища, две школы, родильный дом, два дома престарелых, больницу и молодёжный центр. Ежегодная субсидия от городских властей Берлина делает это возможным, наряду с утверждённым Правительством религиозным налогом, согласно которому все официально признанные религиозные общины в Германии имеют право облагать им своих членов. Субсидия города ежегодно меняется, но составила более 24 миллионов долларов в каждом из последних двух лет. Религиозный налог, которым «Община» облагает своих членов, составляет 9% от подоходного налога её членов.
Многие из давних русскоязычных членов не платят этот налог, потому что они не имеют работы или живут на маленькие пенсии. «Община» не могла бы существовать без дополнительной дотации Берлина, потому что религиозный налог не поддерживает услуги, которые она предоставляет.
Германское национальное правительство также платит $ 13,5 млн. в год Центральному совету евреев Германии, который представляет все немецкие еврейские общины.
Хотя все официально признанные религиозные организации в Германии получают прибыль от религиозного налога, Центральный совет евреев Германии и местные еврейские общины являются лишь религиозными организациями. Они получают прямые субсидии правительства, будь то на местном или на национальном уровнях.
Губертус Рыбак, глава отдела Церквей и религиозных общин Министерства внутренних дел, пояснил, что эта субсидия отражает признание правительством Германии особой ответственности за поддержание еврейской жизни в Германии, учитывая последствия Холокоста.
Но в интервью по электронной почте изданию «The Forward», Кристиан Бёме, редактор «Der Tagesspiegel», предсказал, что «уже запятнанный имидж этого сообщества будет ещё больше омрачён такими инцидентами, как кулачные схватки на митинге в мае этого года. Для посторонних наблюдателей», – сказал он, – «еврейская община кажется учреждением, которое выделяется своими внутренними конфликтами. Эти конфликты часто связаны с деньгами, а это может укрепить существующие предрассудки».
Джулиус Шёпс, ведущий немецко – еврейский интеллектуал, утверждает, что было бы лучше прекратить государственные субсидии «Общине» и заставить произвести полную реорганизацию этого учреждения снизу доверху.
«Государство даёт «Общине» слишком много денег», – сказал Шёпс во время интервью в своем офисе в Потсдаме. – «После 1945 года немецким политикам евреи понадобились здесь, как знак того, чтобы показать, что новая Германия это – демократия. Поэтому они давали деньги, деньги, деньги».
Шёпс сказал,что у него есть друзья в берлинском Сенате, которые описывают ситуацию в «Общине» как «ужасную». «Тем не менее», – считает он, – «они не будут сокращать субсидии, потому что такие действия будут рассматриваться как антисемитские.
«Я вышел из этого сообщества из-за таких людей, как Иоффе», – признался Шёпс, директор Центра исследований европейского еврейства Моисея Мендельсона, бывший профессор немецко-еврейской истории в Потсдамском университете.
Шёпс описал ошеломляющий культурный раскол между русскоговорящим большинством сообщества и небольшим количеством оставшихся немецких и польских евреев. «У них разные воспоминания, разные истории, разные традиции», – рассказал он.
Евреи, выросшие в Советском Союзе, привыкли r повсеместному присутствию руководства, которое душило личную инициативу. У них не было опыта в гражданской демократии, и они были приучены к культуре, в которой люди зачастую используют сомнительные средства для преодоления Системы.
«Это была антитеза конкурирующему немецкому обществу», – сказал Шёпс.
Кроме того, это было светское общество, осуждающее любую форму религиозного самовыражения. По словам Олафа Глокнера, исследователя Центра Моисея Мендельсона, только 10% иммигрантов из России являются религиозными. Большинство иммигрантов не имеют никакого отношения к своим еврейским корням.
Исследование Глокнера выяснило, что большое количество иммигрантов первого поколения либо безработные, либо пенсионеры с очень низкими доходами. Хотя многие из них хорошо образованы, они не смогли найти работу по своим бывшим профессиям, часто – из-за языкового барьера.
Но более молодое поколение иммигрантов, как выяснил Глокнер, не нуждается в такой же степени социальной и психологической поддержки, как старшее поколение. «У них есть свои собственные динамические сети», – сообщил он.
Будущее еврейской жизни в Германии находится в руках этого молодого поколения. Воссоединятся ли эти евреи со своими корнями или они полностью ассимилируются? И если они воссоединятся, будут ли они склонны к преобразованию «Общины»?
Берлинский Любавический центр Хабада и синагога на Rykestrasse Фонда Лаудера, будучи связаны с «Общиной», не зависят от неё в отношении своего существования. Оба имеют свои собственные независимые источники финансирования. И оба показывают высокие темпы роста, поскольку они привлекают большое число еврейских молодых людей.
Эта резонирующая еврейская жизнь в Берлине вне «Общины» также свидетельствует о том, что в нём проживают от 13000 до 18000 израильтян.
Нирит Биалер, 35, и Михаль Замир, 39, две израильских женщины, опрошенные в «Sababa», небольшом ближневосточном ресторане в израильском квартале в районе Пренцлауэр Берг бывшего Восточного Берлина, превозносят жизнь в Берлине.
«Это дёшево, это круто, и у нас здесь есть такое большое международное сообщество», – говорит Биалер. – «Это интересный город. Израильтяне хотят быть там, где шумно».
«В Израиле меньше возможностей для молодых людей», – рассказывает Замир.
Многие израильтяне в Берлине это – молодые художники с левыми взглядами. Замир рассказала о некоторых из этих израильтян, у которых есть политические причины жить за рубежом. Они не хотят жить в Израиле с чувством вины за то, «что делает это правительство от нашего имени».
Хотя большинство израильтян являются светскими и не заинтересованы в религиозных обрядах, Замир и её семья посещают синагогу на Ораниенбургерштрассе, небольшую и резонирующую общину с эгалитарной, но традиционной службой, которая проводится, главным образом, на иврите. Это сообщество, одно из тех, что финансируются «Общиной», размещается в восстановленном куполообразном здании, которое когда-то было «Neues» или Новой синагогой, одной из самых известных синагог в Германии перед Второй мировой войной. Административные помещения «Общины» также расположены в этом здании, как и музей.
«Мы здесь, еврейская община процветает, и мы делаем замечательные вещи», – рассказывает в своём интервью раввинесса Геза Эдерберг, духовный лидер синагоги на Ораниенбургерштрассе. «Наше присутствие показывает, что Гитлер не победил».
Эдерберг подчеркнула, что она имела в виду резонирующее еврейское присутствие в Германии, а не ухудшение ситуации в «Общине. Между тем, она должна жить с реальностью, что есть глубоко раздираемая противоречиями «Община», которая финансирует её синагогу.

Share
Статья просматривалась 1 400 раз(а)

1 comment for “Крупнейшая еврейская организация Германии находится на грани хаоса Перевод Игоря Файвушовича

  1. Борис Э. Альтшулер
    1 октября 2013 at 0:48

    На мой взгляд заказанная провокационная и однобокая статья, как и множество других подобных статей на эту тему, особенно в «Tagesspiegel». Гидеон Иоффе стал руководителем Еврейской общины Берлина в результате двух(!) выборов, которые проводились из-за протестов теперешней оппозиции. По результатам этих двух выборов он получил абсолютное большинство голосов. Иоффе обвинил в журнале бывшую руководительницу Общины Берлина, г-жу Лалу Зюскинд и её мужа, тайкуна недвижимости в Берлине, в странной распродаже четырёх объектов недвижимости во время её руководства. Три из них были распроданы по словам Иоффе и теперешнего руководства без разрешения Представительства Общины. Речь идёт о многомиллионных сделках.
    С другой стороны д-р Иоффе страдает от своей плохой коммуникации и кадровой политики, а также развёрнутой против него в прессе кaмпанией под руководством Л.Зюскинд. Её многочисленные интервью направлены против собственной Общины и имеют целью новые выборы. Та же кулачная схватка на заседании Репрезентантов была спровоцирована одним из предствителей оппозиции, адвокатом по профессии.

Добавить комментарий