Башар Асад, улыбаясь, взвешивает возможность ведения оборонительной войны Перевод с английского Игоря Файвушовича

Башар Асад улыбаясь, взвешивает возможность ведения оборонительной войны

http://www.nytimes.com/2013/09/04/world/middleeast/assad-wages-war-shielded-with-a-smile.html?pagewanted=all&_r=0
Нил Макфаркуар и Бен Хаббард, The New York Times

Президент Башар аль-Асад, в центре, во время утренней молитвы по случаю окончания Рамадана в прошлом месяце (AFP ФОТО / HO / SANA)
Президент Сирии Башар Асад, казалось, был в весёлом настроении в конце прошлой недели, даже перед угрозой нападения США, шутя с посетившей его делегацией Йемена о политических беспорядках в соседнем Египте и высмеивая своих региональных соперников, называя их «получеловеками».

Ситуация в Дамаске была напряжённой – улицы мертвенно притихшие, жители запасаются едой, жены и дети элиты спешно отправлены за рубеж. Но Асад соблюдал приличия, приветствуя визитёров у входа в квадратные белые покои президентского дворца на вершине холма или в свой маленький личный кабинет в лесистой лощине неподалеку.

«Он не прячется», – отметил сирийский журналист.
Это была его стратегия, отражённая в общественной деятельности его гламурной жены Асмы, с тех пор, как в марте 2011 года начался этот конфликт, – действовать, как будто не происходит ничего плохого, как будто кровавая гражданская война, опустошающая Сирию, имеет место в другом королевстве.

Асма Асад, тощая, как вешалка, даже недавно сфотографировалась с модным браслетом на запястье.
«Он не производит впечатления, что он кровожадный или что он — человек войны», – рассказывает Талал Салман, редактор газеты «Аль-Сафир» в Бейруте, который когда-то был близок с сирийским лидером, но порвал с ним перед кровавыми репрессиями, развязанными против мирных демонстрантов. Он не даёт почувствовать, что собирается на войну».

Но за внешним налётом нормальности, Башар Асад становится все более агрессивным, заявляя о своей решимости уничтожить оппозицию, настаивая на том, что он выступает против империалистического врага.

Ушли в прошлое, по крайней мере, его публичные заявления о каком-либо упоминании поиска политического урегулирования, в то время как он разгоняет свою военную машину, чтобы попытаться вернуть утраченные территории.

За два с половиной года сирийский президент никогда не отказывался от своей позиции, что восстание является иностранным заговором — и он по-прежнему отказывается признать себя ответственным или раскаяться в кровопролитии в Сирии. Он непоколебимо отказывался называть происходящее гражданской войной.

В интервью французской газете «Le Figaro», опубликованном в понедельник, Асад сказал: – «В начале, решение должно было быть найдено путём диалога, из которого родились бы политические меры».

То есть теперь это уже не так, сказал он, повторив свой постоянный рефрен, что 90 процентов бойцов оппозиции это — террористы, связанные с «аль-Каидой». «Единственный способ справиться с ними это – ликвидировать их», – заявил он. – «Только тогда мы сможем обсудить политические меры».

Асаду, которому исполнится на следующей неделе 48 лет, никогда не было суждено править. Башар был вторым сыном, и он был отозван домой со своей учёбы офтальмологом в Великобритании в 1994 году после того, как его старший брат-мачо, Бассель, умер за рулем своего «Мерседес-Бенца», мчавшегося с превышением скорости по дороге в аэропорт Дамаска.

Но ещё до того, как он унаследовал президентство от своего отца Хафеза в 2000 году, сирийцы надеялись, что он принесёт перемены. Они даже называли его «Надежда».

Он предпочитал компьютеры в то время, когда правительство по-прежнему пользовалось факсами. Он говорил по-английски. Он женился на хорошо образованной, красивой женщине и возил её в оперу в семейном «Ауди».

Он описывал репрессивную партию «Баас», которую его отец водрузил ему, как «труп на плечи», – вспоминает Салман.

Но, в конечном счёте, Асад отрёкся от проблемного наследия своего отца. Вместо него, президент никогда серьёзно не питал идею о том, что реформа требует принципиального изменения полицейского государства, которое его отец начал строить в 1970 году.

По сей день, он считает, что эта система может быть воскрешена.

«Это – его настроение», – говорит Самир аль-Таки, кардиохирург, некогда близкий к президенту, который бежал в изгнание ещё до этого восстания. «Он считает, что он может вернуться и возобновить правление, как он его осуществлял раньше».

Абдулла аль-Мактари, член йеменского парламента от партии, которая поддерживает Асада, заявил, что сирийский президент продемонстрировал «высокий моральный дух» во время часового обсуждения в четверг с его делегацией.

Сирийское правительство имеет долгую историю кровавого соперничества с исламистским движением «Братья-мусульмане». Так, когда один из гостей назвал ослом Мухаммеда Мурси, свергнутого президента Египта и лидера «Братства», Асад вставил замечание, что эта ремарка оскорбляет животное, рассказал Мактари в интервью в Бейруте.

Отчёты «Instagram» (интернет-программа обмена фотографиями, видео-обмена и сетей социальной службы, которая предоставляет своим пользователям возможность снимать фото и видео – И.Ф.), учреждённые президентским дворцом, выкачивают из постоянного потока тщательно поставленные фото с изображением президента и его жены, выполняющих свои служебные функции.

Вот он произносит речь об экономическом развитии, даже когда сама экономика практически перестала функционировать. А вот жена президента потеет над огромным чаном еды, которая будет распределена среди семей погибших солдат на празднике по случаю окончания священного месяца Рамадан.

Некоторые обозреватели отметили с ликованием, что Асма Асад, бывший инвестиционный банкир, выросшая в Великобритании, выставила на показ модный бирюзовый электронный браслет «Jawbone Up» на правом запястье, гаджет стоимостью примерно $ 100, для отслеживания диеты, сна и физических упражнений. Этот постоянный поток данных предназначен стимулировать пользователей улучшать свои привычки.

Сегодняшняя война обуздала появления президентской четы на публике без специальной подготовки. В Малки, престижном зелёном районе Дамаска, где они до сих пор живут со своими тремя детьми, взорвалось несколько миномётных снарядов.

В начале августа, минометы ударили в непосредственной близости от президентского кортежа, когда Башар Асад покинул своё жилище для утренней молитвы, отмечающей конец Рамадана, рассказали активисты оппозиции. Один активист рассказал, что каждый, кто идёт в это время по улице, может быть арестован – это случилось с братом его друга, выпущенным лишь через две недели. «Они очень нервозны», – сказала одна из руководящих чиновниц правительства.

Реальность такова, что война зашла в тупик, и в то время как силы Асада протрубили о некоторых недавних победах, он контролирует раскол Сирии. Его бурная реакция на восстание привела к тому, что некогда гордое светское общество вовлечено в крупный религиозный конфликт между большинством мусульман-суннитов и его незначительным меньшинством алавитов, неясной ветвью шиитского ислама.

«Ему нечего терять», – считает аналитик из Дамаска, выступая на условиях анонимности, опасаясь репрессий. «Он не может пойти на компромисс. Он должен видеть через него. Он не может восстанавливать он не может примириться. Асад застрял. Он может властвовать над грудой камней – это самое лучшее, что он может сделать».

Государственный пропагандистский аппарат ухватился за решение президента Барака Обамы представить предполагаемую атаку на голосование в Конгрессе США как большую победу Асада, называя её «историческим американским отступлением» и изображая любой недостаточно сильный голос в поддержку сирийского правительства как «предательство».

«Тот факт, что он сейчас находится под угрозой, является очень удобной зоной для этого режима, который находился под угрозами и санкциями на протяжении десятилетий», – сказал Фади Салем, сирийский политолог, живущий в Дубае, Объединённые Арабские Эмираты. – «Это площадка, на которой они очень хорошо играют».

Если Асад сохраняет спокойное поведение, то угроза нападения США встревожила многих, особенно, сторонников его правительства. Сирийцы задавались вопросом, как далеко зайдут американцы – до чего-то крайнего или чего-то ограниченного, чтобы просигнализировать о неодобрении Белого дома, сказанном о нападении посредством химического оружия, которое убило более 1400 человек в пригородах Дамаска 21 августа.

Айман Абдель Нур, друг Асада по колледжу, который сейчас выступает против него, сказал, что президент уверен в своём окружении, в том числе – в группе родственников, которые остаются его самыми ближайшими советниками – и в том, что Запад блефует.

Асад заявил, что Вашингтон не будет двигаться, чтобы его свергнуть, потому что основная альтернатива возрастающей исламистской оппозиции в глазах Запада намного хуже. Это также, кажется, является главной основой для большей части поддержки, которую он получает среди сирийцев.

«Это то, что Башар Асад сказал своей топ-элите: это будет скорее косметическая атака», – заявил Абдель Нур в интервью по телефону из Лос-Анджелеса. «Они в это глубоко верят».

Share
Статья просматривалась 609 раз(а)