Как и чем питались раненые бойцы и труженики тыла в годы войны

Из архивной мозаики. Выпуск двадцатый.

 

Как и чем питались раненые бойцы и труженики тыла в годы войны

 

Все началось с того, что я обнаружил в архиве неопубликованную заметку заведующей отделением Кировской областной клинической больницы Татьяны Николаевны Шубиной «О госпиталях в войну» от 30 июня 1975 года:

«В октябре 1941 года в город Киров из Полтавы был передислоцирован ЭП-22, который до конца войны ведал вопросами разгрузки всех  прибывающих санитарных поездов и размещением раненых по госпиталям.

В первые месяцы войны санитарные поезда подавались для разгрузки на пристанскую ветку. Это занимало много времени, и поэтому вскоре их стали подавать на товарную площадку станции Киров I.

За четыре года войны мало было дней, когда санитарные поезда не прибывали. Они, как правило, прибывали ежедневно, а иногда по два-три в сутки. Особенно напряженное положение было во время наступления немцев под Москвой.

С санитарным поездом поступало 450-480 раненых.

Сотрудники ЭП-22 недоедали. Столовых не было. Давали талоны, по которым в пристанционном буфете мы получали ведро «заварихи» (муки, заваренной кипятком). Это распределялось на бригаду в 20-25 человек, из которых половина была – санитары-мужчины.

Особенно тяжелые составы приходилось принимать после снятия блокады Ленинграда. Приходили так называемые «летучки» – составы из товарных вагонов на 1000 человек. В основном в таких составах были больные с алиментарной дистрофией, то есть люди, заболевшие от голода. Нельзя было без слез смотреть на детей. В свои 10-12 лет эти дети выглядели старичками. Они были какими-то особенно серьезными, спокойными, не по годам взрослыми, а личики их были все в морщинах».

(ГАСПИКО, ф.6651, оп.1, д.117, л.167-172).

В то же время, при остром дефиците продовольствия, снабженцы и некоторые руководители госпиталей не стеснялись обеспечивать себе безбедную жизнь за счет раненых.

Из докладной записки о работе ЭГ3157 (поселок Коминтерн) от 15 мая 1942 года.

«Пантелеева – работница кожкомбината им. Коминтерна имеет квартиру в нижнем этаже дома, в котором жил начальник продовольственного снабжения ЭГ Бердичевский, а потом начальник медицинской части ЭГ Дехнич. У Пантелеевой жила Анна Михайловна Шварцбург, заведующая столовой ЭГ. Пантелеева рассказала, что Бердичевский часто ходил к Анне Михайловне, на квартиру которой привозили много колбасы, масло целыми горшками, картофель мешками., сухари, мясо, сахар и другие продукты. Эти продукты они поедали не только у себя в комнате, но и возили в город Киров на квартиру Бердичевского. Хлеб Анна Михайловна меняла на молоко. Хлеб ей тоже приносили из столовой».

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.129, л.301).

Однако многие работники госпиталей делали все возможное и даже, подчас, невозможное, чтобы обеспечить раненых питание и всем необходимым, чтобы этим сократить сроки лечения раненых бойцов.

«ЭГ3154 имеет хорошо поставленную витаминную лабораторию, изготавливающую концентрированные препараты витаминов А, В, С и Д, высококачественные дрожжи. Лаборатория делает анализы на содержание витаминов в продуктах, крови и моче.

Из районных госпиталей надо выделить ЭГ1453 в Опарино (начальник – доктор Лямцев, ведущий терапевт – доктор Трайнина), где образцово поставлено лечебное питание. Госпиталь организовал самостоятельное производство гематогена, витамина «А» из картофельной ботвы. В госпитале есть две опытные диетсестры.

Летом собрано и использовано в пищу значительное количество дикорастущих растений витаминоносителей:

  1. 1.      Крапивы – 272 кг.
  2. 2.      Клевера – 242 кг.
  3. 3.      Турнепса – 9 кг.
  4. 4.      Грибов – 162 кг.
  5. 5.      Лист брусники – 21 кг.
  6. 6.      Щавеля – 650 кг.
  7. 7.      Листьев капусты – 112 кг.
  8. 8.      Лука зеленого – 153 кг.
  9. 9.      Лист смородины – 40 кг.
  10. 10.  Ягод шиповника – 100 кг»

 (ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.151, л.297).

4 февраля 1942 года радио сообщило о приказе Наркома просвещения РСФСР В.П. Потемкина по созданию подсобных хозяйств детских домов.

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.2, л.49-51).

9 августа 1942 года радио рассказало о сборе лекарственных трав аптекарями Кировской области. Было собрано много сфагнового мха – заменителя ваты.

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.13, л.50-52).

А Евгений Львович начал поездки по детским домам и интернатам. Из записной книжки Шварца видно, что он побывал не в одном интернате. Встречаются названия Верхосунье, Демьянск, Оричи, Шипицино. Он видел там, что дети выполняли в интернатах практически все работы. Доставляли воду, мыли полы, пилили дрова, плели кружева, собирали лекарственные растения, собирали луговой лук для столовой, выполняли все сельскохозяйственные работы, ездили за зерном на лошадях, которых сами и запрягали. В интернатах были свои аптечки. Детей воспитатели лечили сами. И, конечно, учились.

16 сентября 1942 года радио сообщило, что потребительская кооперация области заготовила 720 тонн маринованных и соленых и 3 тонны сухих грибов.

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.18, л.14).

23 октября 1942 года радио сообщило, что со станций Киров, Котельнич, Оричи и Стальная отправлено 22 вагона подарков морякам Краснознаменного Балтийского флота от трудящихся Кировской области. В числе подарков 1 вагон яиц, 1 вагон сливочного масла, колбасы и кур, 6 вагонов овощей, вагон вина и вагон спичек.

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.23, л.49).

19 ноября 1942 года радио сообщило об организации в городах Кирове и Слободском кустарного производства спичек. Вновь организованные кустарные предприятия выпустят 20 тысяч ящиков спичек в год.

Было рассказано о том, что школьники области собрали летом 1942 года 1000 тонн грибов и 41 тонну лекарственного и технического сырья. Однако, еще более 14 тысяч детей находится пока вне школы.

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.24, л.164, 171-179).

20 ноября 1942 года радио рассказало о том, что краеведческий отдел Кировской областной библиотеки им. А.И. Герцена закончил составление аннотированных библиографических указателей «Технические дикорастущие растения Кировской области и их использование», «Пищевые дикорастущие растения Кировской области, их сбор и приготовление», «Соль и минеральные источники Кировской области», «Промысловая фауна Кировской области». Над указателями работали библиографы Чудова, Лойко и библиотекарь Зворыгина. Указатели составлены по заданию Кировской областной плановой комиссии.

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.25, л.10-11).

1 декабря 1942 года радио рассказало о работе Кировского мясокомбината. За годы войны здесь выросли цеха мыловарения и варки клея, гематогенный цех, цех по выпуску белковых котлет, жидкого студня и прочего. Большим достижением комбината была организация производства безжирового мыла. Это производство наладил изобретатель-самоучка тов. Попов.

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.26, л.9).

19 декабря 1942 года радио передало выступление Г.Ф. Чудовой, посвященное 105-й годовщине открытия Вятской публичной библиотеки. В выступлении Гали Федоровна привела такие статистические данные: «За 16 месяцев войны библиотеку посетило около 700.000 человек, которые прочитали почти 1,5 миллиона книг»

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.27, л.7-8).

29 января 1943 года радио сообщило о сборе средств преподавателей и воспитанников Боровицкого интерната на постройку боевых машин для Ленинградского фронта. Собрано 10.000 руб. Часть средств внесли ленинградцы – воспитанники интерната.

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.32, л.123).

11 апреля 1943 года радио передало сообщение научного сотрудника Ленинградского отделения Всесоюзного института удобрений, агротехники и агропочвоведения Крапивиной «Как выращивать в нашей области хорошую махорку».

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.41, л.21-28).

19 мая 1943 года на радио выступила заведующая сектором школ облоно тов. Агалакова.

«В летние каникулы 1942 года в колхозах области работало 168.000 учителей и школьников. Школы должны сами создать свою продовольственную базу, обеспечивая себя на весь год горячими завтраками (цензура вычеркнула слова «не надеясь ни на кого»). Всего школьниками области будет засеяно 3267 гектаров».

(ГАСПИКО, ф. Р-6818, оп.2, д.44, л.58-62).

Многим начальникам госпиталей приходилось идти на хитрости для снабжения своих подразделений.

Из справки Кировского обкома партии о незаконных действиях начальника ЭГ3158 тов. Зельцер от 4 июля 1944 года.

«В начале зимы 1943 года возчик госпиталя Ярполев обратился за помощью и просил выделить часть сена для своей собственной коровы. Зельцер распорядился кормить корову Ярполева сеном, принадлежавшим госпиталю, а за это потребовал от Ярполева 50% удоя и половину теленка. Ярполев дал согласие. В марте 1944 года Зельцер взял от Ярполева половину зарезанного теленка, а 50% удоя пользуется и по настоящее время.

В устном заявлении по этому вопросу Зельцер объяснил, что такие действия он незаконными не считает, так как за половину удоя он дал возможность инвалиду войны Ярполеву сохранить корову.

Без всякого на то основания и нарядов, Зельцер отпускал продукты подсобного хозяйства госпиталя ЭП-22. Так, например, 10 декабря 1943 года по накладной №466 из фонда подсобного хозяйства ЭП-22 отпущено:

  1. 1.      Крупы ячневой – 50 кг.
  2. 2.      Мяса – 22,8 кг.
  3. 3.      Водки – 40 литров.

По распоряжению Зельцера врачами госпиталя произведен аборт заведующей учетом медицинской части, забеременевшей от бывшего заместителя начальника ЭГ по политической части».

(ГАСПИКО, ф.1290, оп.10, д.275, л.59-60).

Такие действия начальников госпиталей вполне объяснимы.

Снабжение ЭГ продуктами производилось военскладом 1269. Основные продукты, которые выдавались ЭГ со склада были: рыба, крупа, сахар, табак и сухофрукты. Остальные продукты ЭГ получали от местных поставщиков: Маслопром, Мясокомбинат, Главжирмасло, Заготзерно. Основным поставщиком овощей и картофеля был Облпотребсоюз.

Имели место большие недодачи продуктов. Так, за 1943 год было недодано:

  1. 1.      Муки белой – 807 тонн.
  2. 2.      Крупы манной – 132 тонны.
  3. 3.      Риса – 64 тонны.
  4. 4.      Макаронных изделий – 243 тонны.
  5. 5.      Рыбы – 130 тонн.
  6. 6.      Молочных продуктов – 14,3 тонны.
  7. 7.      Картофеля и овощей – 1078 тонн.
  8. 8.      Сухофруктов – 61 тонна.
  9. 9.      Сахара –100 тонн.
  10. 10.  Жиров животных – 24 тонны.

Правда, недоданные продукты заменялись другими, но совершенно некачественными и не соответствующими по питательным и вкусовым характеристикам. Это вызывало справедливые жалобы раненых

Аналогичное положение имело место и в 1944 году.

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.254, л.119).

Прекрасное начинание в госпиталях Опарино – организация посадки ранних овощей при пищеблоке, огромный сбор шиповника, ягод, листьев и других дикорастущих витаминоносителей, было подхвачено рядом ЭГ и проводилось достаточно успешно.

Организация витаминной лаборатории сыграла большую роль в витаминизации пищи и в деле лечения специальных больных.

Врачи Рахманчик (ЭГ1035), Злобина (ЭГ3156), Бееф (ЭГ3444), Быховская (ЭГ3468), Росляков (ЭГ1018), Мышкин (ЭГ1753) соединяли в себе функции терапевта и диетолога госпиталя и дали лучшие показатели в организации постоянного лечебного питания.

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.253, л.1, 4-6, 9-13, 16, 26-28, 32-33, 68, 70, 77, 82-84, 87, 101, 107).

Всего за период Великой Отечественной войны в ЭГ области поступило 490324 раненых и больных. В ЭГ области было сделано 191335 операций, в том числе 47977 радикальных.

За период войны в ЭГ поступило 237812 раненых с повреждением костей черепа, лица, таза, кистей и конечностей. Поступило 31978 раненых с проникающими ранениями шеи, груди, живота, позвонков».

(ГАКО, ф. Р-2248, оп.6, д.254, л.24, 27-28, 32, 64-65, 93, 106, 119, 122-123).

«Большой недостаток инвентаря отмечается по линии пищеблока. В результате этого раненые и больные обедают в несколько очередей, и обеды длятся иногда до четырех часов. Посудой госпиталя не пополняются с момента первоначального формирования. Большая часть имеющейся посуды настолько изношена, что почти не годится для использования.

Питание раненых и больных в госпиталях области неудовлетворительно. В течение второй половины 1943 года эвакогоспиталя недополучили 880 тонн молочных продуктов, 24 тонны жиров, 70 тонн сахара, 1,4 тонны чая, 26 тонн сухофруктов. Следует отметить явно неудовлетворительную работу военного продовольственного склада №1269».

(ГАСПИКО, ф. П-1291, оп.1, д.51, л.47-68).

А вот что писали раненые бойцы в газету «Кировская правда».

Письмо раненых красноармейцев ЭГ (город Котельнич), где начальником капитан Марагулов, от 9 января 1945 года о том, что госпитале грязь, туалеты не чистятся, освещения нет.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.54, л.29).

Из письма раненых красноармейцев ЭГ4017 от 19 января 1945 года.

«Парикмахер госпиталя Слуцкий занимается мародерством. Он требует от раненых, получающих заработную плату всего 8 руб. 50 коп., за каждое бритье от 5 до 10 рублей. Когда денег нет, то забирает у бойцов пайку хлеба, сахар или обед. Слуцкий относит каждый день полный чемодан продуктов, награбленных у раненых, к себе домой. Начальник госпиталя и комиссар, капитан Сметанин, знают об этом, но молчат, так как их Слуцкий бреет бесплатно».

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.54, л.44).

Письмо раненых женщин ЭГ3157 (поселок Коминтерн) от 25 января 1945 года о хорошей работе и трогательной заботе о них врача госпиталя Екатерины Давыдовны Обновленской (скорее всего, Оболенской – А.Р.). Отмечаются ее изумительная выдержанность, серьезность и внимательность».

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.54, л.57-58).

Письмо военнослужащих от 8 февраля 1945 года об образцовой бане при кожевенном заводе им. Коминтерна (директор – С.П. Павленко). В бане была даже кипяченая вода, чего не было ни в одной бане города Кирова.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.54, л.96).

Письмо фронтовиков от 14 февраля 1945 года об отвратительном качестве спичек фабрики «Красная звезда».

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.54, л.101).

Письмо директора завода им. Лепсе Ивана Андреевича Дикарева от 26 марта 1945 года об обеспечении семьи красноармейца Кротова. Оказалось, что завод полностью содержал детский интернат в селе Монастырском Медянского района.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.54, л.124).

Письмо раненых ЭГ1356 (начальник, майор медицинской службы Нейштадт) от 17 марта 1945 года, в котором отмечается хорошая работа врачей Софьи Марковны Рихтер и Клары Наумовны Корф.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.54, л.175-176).

Письмо раненого лейтенанта Олейника из ЭГ4017 в Боровице от апреля 1945 года о блестящей работе хирурга Анатолия Львовича Гутермана и его ассистента Людмилы Петровны Шелемовой.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.54, л.181).

Письмо раненого ЭГ3773 гвардии старшего лейтенанта П.С. Алфимова от 30 июня 1945 года о хорошей работе повара госпиталя Почепиной Ольги Трифоновны, которая всегда готовит пищу хорошо и вкусно.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.55, л.14).

Письмо раненого красноармейца ЭГ4017 в Боровице от 29 июня 1945 года, где отмечается отличная работа хирурга Анатолия Львовича Гутермана и врачей Ксении Никитичны Леушиной и Людмилы Петровны Шелемовой. В письме отмечается хорошая постановка дела у начальника медицинской части госпиталя Полины Соломоновны Вовси (предположительно дочери С.М. Михоэлса (Вовси) от первого брака – А.Р.).

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.55, л.20).

Из письма раненого красноармейца ЭГ1733 (город Киров) Валентина Семеновича Пыхова 1945 года.

«В госпитале царит полный беспорядок со стороны обслуживающего персонала. Сестры медицинской службы с больными обращаются грубо, политико-массовая работа не ведется. Начальник госпиталя в палатах не бывает. Если больной заболеет другой болезнью, то для прихода врача требуется неделя, если не больше. Несмотря на доброкачественные продукты, пища готовится плохо».

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.55, л.28).

Из письма раненого челюстного госпиталя ЭГ 1093 гвардии лейтенанта Михаила Дмитриевича Усольцева от 5 июля 1945 года.

«Наш хирург Георгий Васильевич Уткин прооперировал 700 раненых за четыре года войны и восстановил им здоровье. Некоторым он делал по 12-17 операций, чтобы восстановить раненого. Я прибыл в госпиталь после 10 дней с момента ранения. У меня была перебита верхняя челюсть и губа. Говорить я не мог и едва мог есть. Уткин на первом же обходе меня успокоил, уверяя, что все будет хорошо. Он сделал мне девять операций и сейчас я совершенно здоров».

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.55, л.31).

Письмо раненого красноармейца ЭГ3155 (школа №8) от 29 июня 1945 года о беспорядках с питанием и мягким инвентарем.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.55, л.115).

Письмо раненых красноармейцев ЭГ1018 от 2 сентября 1945 года о блестящей работе ведущего хирурга, доктора медицинских наук В.Ф. Богдановского.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.55, л.122).

Письмо раненого, младшего сержанта Малыгина Л.Е. от 11 сентября 1945 года с благодарностью хирургу ЭГ3469 Елене Николаевне Преображенской за прекрасное исполнение операций и заботу о раненых.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.55, л.139).

Письмо старшего лейтенанта В Желтикова (город Москва) от 30 ноября 1945 года с благодарностью врачу-хирургу ЭГ-1093 Георгию Васильевичу Уткину, которого раненые в шутку называли королем своего дела.

(ГАСПИКО, ф. Р-6777, оп.7, д.55, л.177).

Вот что писал о питании в тыловом городе Кирове в годы войны ленинградский художник Николай Быльев (Протопопов)

«Женя Чарушин живет с семьей в баньке на улице Степана Халтурина, 79, по соседству с домом врача Кузнецова. Русская печка в баньке расписана жар-птицами и красивыми яблоками. Это работа восьмилетнего Никиты Чарушина. В этой баньке собираются друзья Чарушина, чтобы скоротать вечер за беседой, побалагурить и хоть немного заглушить этим томительное и непреходящее ощущение голода. Иногда устраивается пир. На стол Наташа ставит противень с полутора десятками картошек, запеченных с кровяными котлетами. Кровяные котлеты Женя Чарушин получает как писатель с мясокомбината. Иногда кости для супа. Иногда, так называемый хаш – бульон из костей. Его приносят с мясокомбината в ведрах – это километра за два то города. Потом делят бульон по списку. Разливают на порции по горшочкам и кастрюлькам. Кировские художники не сумели добиться для себя такого снабжения. Оно кажется лакомством.

Весной Женя берет меня к себе в помощники – расписывать рабочие столовые на Кутшо – завод №266. Там нас подкармливают. Дают по два обеда на нас – тарелка супа из зеленой капусты и репы и по куску холодной кровяной колбасы. Кажется, в течение года меню столовой ни разу не менялось. И все же эти обеды казались нам очень заманчивыми».

Быльев (Протопопов) «Записки в дождливый день»

Автобиографический рассказ в документах о годах работы в городе Кирове.

Киров, сентябрь 1946 года. (Архив Кировского краеведческого музея).

 

 

Александр Рашковский, краевед, 24 декабря 2012 года.

 

Share
Статья просматривалась 623 раз(а)

Добавить комментарий