Аристотель и Александр: Мечты о крае Мира

Аристотель был приглашен к Александру, когда последнему было 13 лет. Три года Александр провел вместе с друзьями и сверстниками в Миезе, слушая лекции учителя. Аристотель обучал Александра этике, политике, астрономии, логике, мифологии. Самому Аристотелю было в то время 40 лет. Как человек он был к тому времени еще мало известен, но как ученый он уже вполне сформировался. К Аристотелю Александр попал, имея репутацию вдумчивого, сильного и решительного подростка. Известно, что он расспрашивал персидских послов, приехавших к его отцу – царю Македонии Филиппу 2, об их родине. Налицо был его интерес к истории и географии.

Каковы же были в то время географические знания о Земле?

В Греции были распространены географические карты Гекатея Милетского, представлявшего Землю в виде плоского круга. Демокрит, Анаксимандр Милетский, Пифагор, Платон считали Землю полушарием или шаром. Эвдокс Книдский, живший в Египте, рассчитал по звезде Канопус размеры шара Земли в 330000 стадий по окружности, то есть около60000 км(1 км=5,43 стадии), что превышает действительные размеры Земли в 1,5 раза.

Аристотель несомненно знал о путешествии вокруг Африки по приказу фараона Нехо  несколько столетий ранее финикийцев. Это путешествие заняло у них два с половиной года и оно показало, что Африка это остров громадных размеров. Путешественники не встретили края мира, богов или духов, но самым загадочным было поведение Солнца. Сначала оно поднималось в полдень прямо над головой, затем в полдень тень была с наклоном, хотя мореплаватели по-прежнему направлялись к югу, потом солнце стало вставать не по левую, а по правую руку. Изменение полуденной точки солнца по мере плавания путешественников подтверждало знания вавилонян о Земле, как о сфере.

Сочинение Аристотеля «О Небе» показывает знакомство автора с моделью Евдокса Книдского. В «Метафизике» Аристотель упоминает уже более позднюю, усовершенствованную в сравнении с евдоксовой, модель Калиппа. Аристотель был также знаком с допущением Платоном суточного вращения Земли вокруг собственной оси, хотя он и не был согласен с этим допущением.

В главах 13 и 14 второй части работы «О Небе» Аристотель как раз рассматривает интересующие нас вопросы о Земле: где она находится, покоится она или движется и какова ее форма. При этом он приходит к выводу, что Земля находится в центре Вселенной, что она неподвижна и имеет форму шара с длиной окружности около 400000 стадий или около70000 км. В этой работе у Аристотеля есть очень важное для нас место: «Наблюдение звезд с очевидностью доказывает не только то, что Земля круглая, но и то, что она небольшого размера. Стоит нам немного переместиться к югу или к северу, как горизонт явственно становится другим: картина звездного неба над головой значительно меняется и при переезде на север или на юг видны не одни и те же звезды…иначе мы не замечали бы указанных изменений столь быстро в результате столь незначительного перемещения. Поэтому те, кто полагают, что область Геракловых столбов соприкасается с областью Индии и что в этом смысле океан един, думается, придерживаются не таких уж невероятных воззрений. В доказательство своих слов они, между прочим, ссылаются на слонов, род которых обитает в обеих этих окраинных областях: оконечности Ойкумены потому, мол, имеют этот общий признак, что соприкасаются между собой».

На этом основании Аристотель считал, что истоки Нила и Инда находятся рядом и стекают с одних и тех же гор.  Аристотель и вслед за ним Александр, глядя на карту Гекатея Милетского считали, что сразу за долинами Инда и его притоков находится конец обитаемой земли в виде огромной стены снежных гор на берегу Восточного океана, до которой, если верить этой карте, от Александрии-Эсхаты (крайней среднеазиатской точки похода Александра) всего 20000 стадий (4000 км) ненаселенной территории. План Александра был прост: перейдя Инд, армия пройдет еще 2-3 тысячи стадий суши (400-500 км), ненаселенной до берегов океана, а флот будет готов к перевозке всех океаном на запад, в Нил и Александрию на Внутреннем (Средиземном) море.

Один из помощников Александра писал в метрополию: «Жди нас теперь не с востока, а с запада, мы приплывем в Тир, а через Дамаск явимся в Вавилон…Это будет конец азиатских походов. Потом мы будем воевать только на Внутреннем море, завоевывая Либию, Карфаген, италийские города – все, вплоть до Геракловых столбов».

Так планировалось полное покорение Земли. Александр должен был стать действительно властелином мира. Но по мере продвижения в Индию горы становились все выше, все больше снегов и ледников встречалось на труднопроходимых перевалах, все бурнее становились реки, заваленные валунами. К концу индийского похода Александра Аристотель, прежде всячески поощрявший стремление полководца на восток, в своих письмах Александру стал предостерегать его от безоговорочной веры в древние мифы. Однако Александр именно во всеувеличивающихся затруднениях видел предзнаменование близкого конца похода. Именно так, считал он, должны были быть заграждены пределы Мира, недоступные простым смертным.

Когда войска Александра дошли до самого восточного, пятого по счету, притоку Инда, армия узнала, что за рекой простирается громадная пустыня, только перейдя которую можно попасть в долину реки Ганг, где расположены обширные, богатые и многолюдные государства. Армия взбунтовалась, когда стало ясно, что Инд течет с гор очень далеких от источников Нила и не на восток, как писал об этом персидский путешественник Скилак, сатрап Дария, а на юг.

Можно сказать, что вера в знания, полученные Александром от Аристотеля, подвигнула его поставить нерешаемую в то время задачу, а ошибочность этих знаний в сторону более легкого ее исполнения помогала ему выполнять ее, пока он впервые не столкнулся с бунтом обманутых теми же ошибочными знаниями исполнителей. Александр до конца жизни верил в возможность достижения края Мира и умер с сознанием невыполненного предназначения достичь его.

Share
Статья просматривалась 1 036 раз(а)