ЧАСТИЦА СТАРОГО ИЕРУСАЛИМА

Реувен Миллер

В канун Дня Иерусалима я наткнулся в архиве на неоконченный текст, написанный в первые годы моей жизни в Иерусалиме, лет, наверно, 13-14 назад. Перечитав его, решился опубликовать, ибо ощущаю в нем поостывшую ныне, что греха таить, тогдашнюю эйфорию от вхождения в плотные слои иерусалимской атмосферы. Я очень люблю этот город, где, к сожалению, нет моего роддома, но в котором у меня есть собственная крыша над головой, и, где, надеюсь, останется моя могила. Переходя из одной жизни в другую, я, без колебаний выбрал именно его, и он принял меня достаточно хорошо, что явно не было заслужено у него предыдущей жизнью…

Сложно, конечно, в нескольких сотнях строк дать представление о великом древнем городе, состоящем не только из перечисления туристских объектов, но и из живой городской среды, откуда и древность никогда не уходила, и которая живет, как любое живое существо – со своими звуками, запахами, выделениями и т.д., и т.п.

Готовя текст к публикации, правил его минимальнейше, хотя и видел, что сегодня о многом написал бы иначе. О христианстве, скажем. Но я решил сохранить на память слепок ментальности «оле хадаш ми-русия». Из песни, как говорят у них, слова не выкинешь…

 

Иерусалим,   он хоть и столица, и самый большой город Израиля, но, по нашим меркам, город небольшой – состоит из компактной части и районов, разбросанных по горам и соединенных с центром шоссе, пересекающими леса или долины. Компактную часть его можно пешком пересечь по диаметру за полтора, максимум, два часа. Очень грубо можно представить Иерусалим расположенным на трех более или менее параллельных хребтах Иудейских гор, тянущихся с северо-востока на юго-запад. Западный хребет – самый высокий, особенно в южной его части, где расположен самый верхний иерусалимский район Гило. Восточный хребет, куда входит знаменитая Масличная гора, подымающий Иерусалим над Иудейской пустыней, несколько ниже. Самый низкий – срединный хребет Катамон, в северной части которого находится центр современного города, а на южном конце – пролетарские районы. Но все это очень условно. Есть еще отроги, связывающие хребты, и отдельные возвышенности и долины.

Если у моих гостей ноги в порядке, и они способны на 5-6 часовые пешие прогулки, то обычно мы доезжаем до восточного хребта – к университету на Ар-ацофим (у Еврейского университета две территории – гуманитарные факультеты на Ар-ацофим или Монт скопус – Горе наблюдателей, и естественные, где я работал некоторое время, – в Гиват-рам, в самом центре города). Еврейский университет, одним из основателей которого был Альберт Эйнштейн, начинался в 20-х годах именно на Ар-ацофим. Сегодня университет- это комплекс современных зданий, замыкающих уютный внутренний двор, усаженный, по большей части, розами. На крыши некоторых зданий можно подниматься , и оттуда открываются виды на Иерусалим, Масличную гору и Иудейскую пустыню.

 

Вблизи университета также есть смотровые площадки, откуда прекрасно видны Восточный Иерусалим и Старый город, а дальше начинается живописный университетский лесопарк. Пройдя по лесопарку, выходишь на гребень горы, , там тоже есть смотровая площадка, с которой к западу открывается вид на город, а на восток – на Иудейскую пустыню. В хорошую погоду, после полудня с нее видно Мертвое море.

 

Дальше поход продолжается по гребню хребта, закрывающего Иерусалим с востока. Идем через сосновую рощу, и минут через десять подходим к лютеранскому монастырю Августы-Виктории, построенному в конце ХIХ в. кайзером Вильгельмом и названному в честь кайзерши, там же церковь и арабская онкологическая больница. В церкви по субботам в полдень бывают хорошие концерты, этому способствует ее отличная акустика – следствие отработанной веками европейской церковной архитектуры,а также наличие органа. Ниже по склону в сторону восточного Иерусалима расположены разные христианские учреждения, гостиницы, церкви, мормонская академия и т.п. Еще через 10 минут входим в арабскую деревню Абу-Дис. Пока что, деревня мирнАя (как у Лермонтова), и все ее жители мужеского пола старше двух лет заняты вымогательством денег под видом туристских услуг. Деревня расположена на Ар-заитим – Масличной горе, хорошо известной из Нового Завета.

 

В свое последнее пребывание в Иерусалиме Иисус остановился где-то здесь, я думаю, восточнее нынешнего Абу-Диса, ближе к Маале Адумим, у вдовы Марфы и ходил через Масличную гору к Золотым воротам Иерусалима, ведущим в Храм. Самое высокое сооружение, венчающее Масличную гору – похожая на карандаш колокольня русского монастыря, построенного при Александре Третьем, там сейчас миссия русской зарубежной церкви. Венценосные родственники-враги, Романовы и Гогенцоллерны, сто с лишним лет назад соревновались, видать, в размахе строительства на Святой земле, но Романовы, похоже, преуспели больше. Колокольня русской церкви видна отовсюду, но как подойти к монастырю через закоулки окружающих арабских домов, непонятно, однако, любой сопливый трехлетний арабчик всего за 5 шекелей проведет, куда надо. Территория монастыря небольшая, аккуратно вылизанная, оттуда открывается изумительный вид на южный Иерусалим; церковь маленькая и для аттестованного атеиста неинтересная. Далее по Абу-Дису тянутся монастыри, церкви разных конфессий, среди них выделяется католическая церковь, вдоль заборов которой внутри двора устроены каменные панно с текстом молитвы «Отче наш…» на всевозможных «католических» языках, а также на иврите (почему-то дважды?). Ивритские панно установили, видимо, полагая, что впервые в устах Иисуса она прозвучала на иврите, хотя, на самом деле, это было, скорее всего, на родственном арамейском. Кстати, на мой непросвещенный взгляд, – это довольно стандартная еврейская молитва…

Пройдя мимо этих церквей и монастырей, выходишь еще на одну смотровую площадку, расположенную прямо напротив Старого города и Храмовой горы. Сзади возвышается современная гостиница «Семь арок», названная так из-за своей архитектуры.

Слева от смотровой площадки и до самого низа Масличной горы, до Кедронской долины, полосой, наверно, с километр, спускается еврейское кладбище. Первые, нижние, захоронения на нем появились во времена царя Давида, основателя нынешнего Иерусалима, т.е. 3000 лет назад. Сохранилась гробница Авшалома (в русской традиции – Авессалома), сына Давида, устроившего путч против отца и погибшего при его подавлении. В современном понимании это кладбище очень престижное, там хоронят или каких-то великих религиозных деятелей, или людей, способных выложить до 100 тысяч долларов, но я знаю случаи, когда в наши дни на этом кладбище хоронят простых людей, говорят, городские власти недавно открыли там новую карту, чтобы тем самым усилить еврейское присутствие в восточном Иерусалиме.

Справа от смотровой площадки также до самого дна Кедронской долины тянется оливковая роща – Гефсиманский сад, где провел последнюю ночь перед арестом Иисус. От самого верха горы ярусами идут церкви и монастыри. Сверканием свежепозолоченных луковок выделяется русская церковь и монастырь св. Марии Магдалины, построенные женой Александра Ш. Церковь стоит в чудном ухоженном дворе, спускающемся террасами. В самом низу горы, где, собственно, место паломничества, находится церковь Страстей Господних, построенная лет 40 назад. Во дворе этой церкви растут оливы, которым более 2000 лет, что доказано ботаниками, т.е., если евангельские события имели место, то именно под этими деревьями молился и был арестован Иисус.

 

Прямо напротив этой церкви, на противоположной стороне Кедронской долины в стене Старого города находятся Золотые ворота, заложенные турками в ХП веке, чтобы закрыть Машиаху (Мессии) вход в Иерусалим. Для большей надежности турки открыли под этой восточной стеной мусульманское кладбище, ибо Машиах не может пройти по кладбищу. (Тут вообще-то есть какая-то неувязка: нынешняя стена Старого города, как я понимаю, построена в ХП-ХШ веках султаном Сулейманом Великолепным, кое-где, судя по видимым археологическим раскопкам, на остатках древних стен, в том числе, и разрушенных римлянами стен Второго Храма, так, что, видимо, Сулейман восстановил древние Золотые ворота и тут же их заложил?).

 

Сейчас, на пороге Большого Паломничества – 2000, город много сделал для благоустройства в районе восточной стены и Кедронской долины. Раньше под стеной шла узкая дорога, по которой в выходные дни с трудом просачивался транспорт, в основном огромные автобусы «Мерседес» и «Вольво» с туристами. Идти по этой дороге пешком можно было только с большим риском для жизни и здоровья: вокруг бензин, соляр, пылюка… Теперь эту дорогу расширили до нормального двухполосного размера, сделали отличный тротуар с нишами, вырубленными в скалах, где можно отдохнуть в тени на скамеечке, любуясь видом на Масличную гору и Кедронскую долину. Вниз в долину также сделали ступенчатый спуск и тротуар, ведущие мимо гробницы Авшалома и еще двух древних мавзолеев эллинистических времен к Гефсиманскому саду… (Примечание при редактировании. Месяца за три до наступления «Миллениума» нобелевский бандит-социалист Арафат развязал против Израиля террористическую войну «интифаду», которая была подавлена военным путем лишь в 2004 г. Праздник вступления христианского мира в третье тысячелетие был сорван. Это, правда не помешало ни Арафату, ни прочим его бандитам, ни мифическому «палестинскому народу» остаться в фаворе у христианского мира – что католического, что православного, что протестантского. Генетическая юдофобия христианства все равно обернулась против нас.)

Спуск с Масличной горы крут и идет по узкому каменному переулку между заборами еврейского кладбища и монастырей. После дождя там идти очень тяжело, скользко. Как-то в Песах к нам в гости приезжали приятели из Афулы на старенькой «Ауди», и мы поехали по вышеописанному маршруту. Гремели грозы с ливнями. Наш спуск с Масличной горы сопровождался визгами тормозов и баб, но тормоза были хорошие, и мы спустились живыми и невредимыми…

Недалеко от церкви Страстей Господних в Кедронской долине, среди олив Гефсиманского сада, глубоко во мраке подземной церкви Успения Богородицы захоронена Мириам из Бейт-Лехема, она же Дева Мария. Пройдя мимо ее гробницы направо, метров через двести подходим к переулку, ведущему к Львиным воротам Старого города.

На воротах действительно львы – символ Иерусалима. Сразу за воротами начинается Виа Долороза – Скорбный Путь, по которому прошел Иисус после ареста. Впрочем, не совсем так. Сначала его через Золотые ворота повели к Храму, где заседал Санхедрин, и лишь после суда Санхедрина арестанта привели на Виа Долороза, где по правой стороне тянулась резиденция римского прокуратора, коим был тогда всадник Понтий Пилат. Впрочем, «Виа Долороза» – это название не одной улицы, а целого паломнического комплекса, начиная от резиденции Пилата и кончая Храмом Гроба Господня. На Виа Долороза отмечено 14 остановок (станций), связанных с евангельскими текстами, и христианские паломники в этих местах устраивают традиционные для их конфессий ритуальные действия: молитвы, песнопения, крестные ходы и т.п. Однажды на улице Виа Долороза мы шли навстречу какой-то черной процессии, судя по тому, что был канун православной Пасхи, это были эфиопы. Они несли некоего доброхота из своей компании, привязанного нагишом к кресту, пели греческие молитвы и плясали, как принято в Африке. После десяти минут продирания сквозь эту толпу и оказавшись на воле, можно было считать себя вновь родившимся.

Виа Долороза проходит сначала по узкой улочке, где справа находилась резиденция Понтия Пилата, а теперь тянутся один за другим монастыри и церкви, а по левой стороне кварталы арабских магазинчиков, где торгуют разными сувенирами, в основном, ритуально-сувенирно-христианского назначения, за магазинчиками метров на 100 тянутся переулочки, напоминающие ташкентский Старый город.

 

И вот, подходим к подножию Храмовой горы, где 2000 лет назад стоял Храм, а теперь две большие мечети (Аль-Акса и Купол на скале) и множество маленьких. На той же улице есть французский женский католический монастырь, знаменитый тем, что в нем в свое время был открыт выход из так называемого, печально известного на весь мир с 1996 года туннеля Хашмонаев (Хасмонеев). Этот ход открыли довольно давно обитательницы монастыря, расположенного над древними цистернами, куда из соседних горных водоносных слоев стекает вода, использовавшаяся когда-то обитателями Иерусалима. В конце 60-х годов, вскоре после освобождения Иерусалима, настоятельница монастыря, археологиня-любительница по совмещению, сообщила в Департамент древностей Израиля о том, что на территории монастыря имеется древний выход из туннеля, расположенный вблизи подземных цистерн, относящийся, по ее мнению, к периоду до римского завоевания. Но возникла большая проблема в проведении раскопок – арабы старались и до сих пор стараются препятствовать археологическим изысканиям в любом месте Израиля, и, особенно, в Иерусалиме, поскольку результаты этих изысканий, как правило, подтверждают библейские сюжеты и, соответственно, опровергают арабскую пропагандистскую ложь о том, что евреи впервые появились в Земле Израиля лишь в конце ХIХ века (своими ушами слышал это от Ясира Арафата, да гореть ему в аду!). Дальше был просто детектив. Археологи все-таки копали по ночам в подвалах монастыря, а землю вывозили под ящиками с апельсинами, которые якобы закупали в монастыре. До 1996-го года вход в раскопанный туннель показывали на экскурсиях, заходивших в монастырь, сам там был в 95-м году, но когда в 1996 году правительство вздумало открыть его как отдельный туристический объект, началось! Были беспорядки озверелых толп в Иерусалиме и Шхеме, несколько человек было убито, десятки раненных, ООН стояла на ушах, но сейчас объект себе тихо функционирует, и в этом больше всего заинтересованы арабские торговцы, сидящие на Виа Долороза, поскольку очумевшие от древностей туристы вылезают на свет Божий прямо к их лавкам…

(Фото автора и из интернета)

(Окончание следует)

 

 

Share
Статья просматривалась 799 раз(а)