ДВЕ КНИГИ О РАБСТВЕ В АМЕРИКЕ (вольная фантазия)

Ликвидация рабства была только одним и, скорее, побочным  результатом гражданской войны.  И уж конечно не ее изначальной целью.  Декларацию об освобождении рабов президент Линкольн выпустил на  третьем году войны (в 1863 г.).  При этом она касалась только рабов в отделившихся штатах и не задевала рабство в штатах, лояльных правительству Севера.   Далее, декларация ясно указала, что она не касается тех штатов Юга, которые уже были заняты северянами.  И наконец, освобождение было обусловлено окончательной победой северян.

Очень сложно разобраться с мотивацией людей, воевавших с обеих сторон без большого исследования.  А данный текст- плод, скорее, общих рассуждений и бессистемного заглядывания в некоторые книги и интернетные источники.

В  северных штатах были аболиционисты, чья мотивация исходила из принципов христианства.  Число их было не слишком велико, но они были организованы, активны и имели печатные органы.  Наряду с этим, в некоторых штатах Севера имело место узаконенное рабство, хотя и совсем не в таких масштабах, как на Юге.

Что еще важнее, расизм на Севере был явлением довольно распространенным.  Люди на Севере, в общем,  не жили в массе бок-о-бок с неграми, как это было у южан, потому их расизм был более абстрактным и потому, так сказать, «более расистким».  Те, кто его разделял,  просто не любили чернокожих.

В то же время отношение к чернокожим у южан трудно назвать «расизмом» в современном смысле слова.  Рабство на Юге питалось не столько неприязнью к людям черной расы (хотя могли иметь место и такие проявления), сколько экономическими соображениями и традиционным укладом тамошней цивилизации.  Если это был расизм, то, скорее, в другом – патриархальном и патерналистском плане.

Не станем, правда, представлять себе тамошнюю жизнь сплошной идиллией.  Наверняка бывали и межличностные конфликты, и непокорные негры.  Поводов для их недовольства хватало.  Известно, что многие рабы пытались бежать и убегали на Север.   Вряд ли можно сомневаться в том, что могли иметь место и эксцессы жестокого обращения, но вряд ли это было типично – кто  будет портить свое имущество, приносящее доход?  Некоторые люди (во всех, наверное, странах) и лошадей били, и собак…

При всем, при том, на плантациях регулярно выращивали и собирали урожай.  Значит, в массе рабы исправно работали.  И размножались, и растили детей.  Значит, были у них для этого и силы, и здоровье.

Эти рабы создали замечательный фольклор – трогательные спиричуэлс, дожившие до наших дней и обогатившие американскую культуру.  Есть такие, и не одна, где звучит библейская тема освобождения евреев-рабов из египетского плена.. (См. ниже ПРИЛОЖЕНИЕ).  Можно также вспомнить замечательные «Сказки дядюшки Римуса».  Для таких вещей требовалось достаточно досуга…

Скорее всего, можно сказать, что на Севере и Юге сложились две разные цивилизации — при отчуждении между ними и ощутимой неприязни одних к другим.  Это хорошо передано в романе Маргарет Митчелл «Унесенные ветром» (1936).  Другая книга, которую нужно вспомнить, это «Хижина дяди Тома» Гарриет Бичер Стоу (март 1852).

Одна была современницей рабства и гражданской войны, другая родилась через полвека.

Стоу была убежденной аболиционистской и суфражистской.  Ее книга имела оглушительный успех на Севере, сотни тысяч экземпляров были проданы.  Президент Линкольн, пригласивший Стоу в Белый Дом в 1862 г., якобы сказал: «Итак, вы та маленькая леди, написавшая книгу, которая начала великую войну».

Это позднейшее сообщение ее сына, ничем не подтвержденное, все же содержит много правды, даже если Линкольн такого не сказал.  Многие северяне были воодушевлены походом против зверской системы рабства, описанной в романе.  Во всяком случае,  поначалу, до времени, когда Линкольн ввел обязательный призыв в армию.

На Юге роман был встречен, скорее, возмущением и насмешками. В ответ на «Хижину» на Юге вышло несколько романов, рисующих совместную жизнь белых и черных в более умеренных тонах.  Некоторые из них тоже стали бестселлерами, но их слава, похоже, не выдержала испытания временем в условиях после победы северян.

Маргарет Митчелл родилась в 1900 г. в Атланте, Джорджия.  И много лет там прожила.  Оба ее прадеда (один шотландского происхождения, другой – ирландского) воевали в армии Конфедерации.  После войны оба сумели разбогатеть посредством удачной коммерции.

Маргарет было шесть лет, когда мать повезла ее в область разоренных плантаций, где все еще торчали каменные дымовые трубы – все, что осталось от усадебных построек после опустошительного похода генерала Шермана по тылам армии южан.  Их называли:  Sherman’s Sentinels — «стражи (или «метки») Шермана».  Конечно, при этом мать много ей рассказывала.

В Джорджии существовала Ассоциация ветеранов Конфедерации.  По воскресеньям в доме собиралась родня, и все слушали рассказы и воспоминания старшего поколения.  В такой обстановке росла Маргарет.  Как бывает с ностальгическими воспоминаниями, в этих рассказах можно предполагать некую долю идеализации.

У Митчелл показаны негры – слуги и домработницы, — которые живут в домах северян душа в душу с хозяевами.  В книге практически не затрагивается тема подневольного труда основной массы негров на хлопковых плантациях.  Да и вряд ли ее задачей была апология рабства.

У Стоу тоже есть образ раба, верного своим хозяевам, — это сам дядя Том.

В какой же из двух книг больше исторической правды?

 

В любом случае, исторической правдой является то, что Бичер Стоу родилась и всю жизнь провела на Севере.  Она никогда не бывала на Юге.  Из каких источников почерпнула она ужасающие подробности своего повествования?  Хороший вопрос.

 

ПРИЛОЖЕНИЕ:

 

  1. Песня «Отпусти мой народ»

When Israel was in Egypt land
Let My people go
Oppressed so hard they could not stand
Let My people go

So the God seyeth, Go down, Moses way down in Egypt land
Tell all Pharaohs to let My people go… и т.д.

Оригинальная версия в исполнении Пола Робсона:

https://www.youtube.com/watch?v=gtLcELU1brA

В джазовой обработке, с хором, в исполнении Луиса Армстронга:

https://www.youtube.com/watch?v=A07tDouATcE

 

  1. Псалом «На реках Вавилонских» в английском переводе. Исп. ансамьль Бони-М

https://www.youtube.com/watch?v=vYK9iCRb7S4

 

 

 

Share
Статья просматривалась 3 047 раз(а)

24 comments for “ДВЕ КНИГИ О РАБСТВЕ В АМЕРИКЕ (вольная фантазия)

  1. Benny
    18 октября 2015 at 3:04

    1. Интересная статья и интересные комменты, спасибо.
    2. В статье есть досадная ошибка: «которые живут в домах СЕВЕРЯН душа в душу с хозяевами».

  2. Борис Дынин
    17 октября 2015 at 18:44

    Прослушал спиричуэлс. Я их нередко слушаю. Робсона и Армстронга знал. Спасибо за Бони-М.

    Можно предположить, что Б.Стоу слышала их в исполнении тех, для кого это было выражение реальных эмоций (возможно не столь артистически, но более непосредственно и потому глубже). Это тоже есть источник. Впереди были потрясения и непредвиденное, во многом негативное будущее (особенно сразу, в период Реконструкции). Но историки имеют дело с документами и артефактами, что уже есть вторичное и в систематизированном виде уже интерпретированное, причем согласно методологическим и идеологическим посылкам историка. Так часто в книги, написанных по документам, претендуют на раскрытие «истинности» эмоций тех, кто жил, страдал, да и радовался в прошлом. Короче, у Б.Стоу было много первичных источников, хотя жизнь рабов на Юге была неоднозначной. А что в истории однозначно? «В какой же из двух книг больше исторической правды?» — В той, которая ближе к духовному творчеству их героев!

    • Александр Биргер
      17 октября 2015 at 19:14

      Борис Д.
      Так часто И книги, написанных по документам, претендуют на раскрытие «истинности» эмоций тех, кто жил, страдал, да и радовался в прошлом…
      ——
      «Это смотря какая Бабель…» — из анекдота — о В.И. Чапаеве
      И одних — Тора
      У других — К.Маркс
      У третьих — Теория относительности
      У 4-ых — хроника, документы, рассказы очевидцев
      У 5-ых — директива последнего съезда
      У 6-ых — неоплаченные счета
      И т.д. , . . . выбор, как известно, — наш/Ваш и Маш,
      некоторые — «только двёрку душегубки закрывали»

      • Борис Дынин
        17 октября 2015 at 21:26

        «Это смотря какая Бабель…» — из анекдота — о В.И. Чапаеве
        ===========================
        Поэтому слушайте их песни, спетые для себя, а не на парадах, читайте их письма, посланные друзьям, а не в газеты, размышляйте над их воспоминаниями, записанными в стол, а не для публики и т.д. И не думайте, что они не знали свою жизнь, что документами можно обойтись. будь они хоть неоплаченные счета или буква законодательства.
        P.S. И анекдоты к месту!

    • Александр Бархавин
      17 октября 2015 at 22:04

      Борис Дынин
      17 Октябрь 2015 at 18:44

      «Короче, у Б.Стоу было много первичных источников, хотя жизнь рабов на Юге была неоднозначной»
      ———
      Об источниках можно прочесть в ее книге «A Key to Uncle Tom’s Cabin», написаннй в ответ на обвинения южанами в том, что на выдумала факты. На русский книга, похоже, не переводилась, на английском доступна как в бумажном варианте, так и онлайн:
      http://www.amazon.com/Uncle-Toms-Cabin-Harriet-Stowe/dp/1557094934
      http://utc.iath.virginia.edu/uncletom/key/kyhp.html

      Любопытно, многие ли из задаюущих вопрос «»Из каких источников почерпнула она ужасающие подробности своего повествования?», захотят эту книгу прочесть, чтобы получить ответ из первых рук:)

      • Борис Дынин
        17 октября 2015 at 23:35

        Уважаемый Александр,
        Ваша ссылка на «A Key to Uncle Tom’s Cabin» очень к месту. Эта книга хорошо отражает борьбу за «историческаую истину». Кому интересно и кто не возьмется читать ее приведу начало и коней вступлений к двум частям коллекции источников книги.

        AT different times, doubt has been expressed whether the scenes and characters pourtrayed in “Uncle Tom’s Cabin” convey a fair representation of slavery as it at present exists. This work, more, perhaps, than any other work of fiction that ever was written, has been a collection and arrangement of real incidents, of actions really performed, of words and expressions really uttered, grouped together with reference to a general result, in the same manner that the mosaic artist groups his fragments of various stones into one general picture. His is a mosaic of gems—this is a mosaic of facts…

        THE New York Courier and Inquirer, of November 5th, contained an article which has been quite valuable to the author, as summing up, in a clear, concise, and intelligible form, the principal objections which may be urged to “Uncle Tom’s Cabin.” It is here quoted in full, as the foundation of the remarks in the following pages…

        The author still holds to the opinion that slavery in itself, as legally defined in law-books and expressed in the records of Courts, is the SUM AND ESSENCE OF ALL ABUSE; and she still clings to the hope that there are many men at the South infinitely better than their laws; and after the reader has read all the extracts which she has to make, for the sake of a common humanity they will hope the same. The author must state, with regard to some pages which she must quote, that the language of certain enactments was so incredible that she would not take it on the authority of any compilation whatever, but copied it with her own hand from the latest edition of the statute-book where it stood and still stands.

      • Евгений Майбурд
        18 октября 2015 at 4:35

        А вот это по делу, спасибо большое. Как предупредил я в начале, моя заметка на многое не претендует и ей не предшествовало исследование. Непременно прочту по вашей ссылке, Александр. Со временем, когда закончу другие дела.
        Как вы могли понять, главная идея у меня, что война не была неизбежной. Опять же, я не стремился здесь ее по-настоящему обосновать, но высказывать такие вещи, по-моему, мы можем.
        Ни в каком смысле эта Гражданская война имела благоприятных последствий. Даже для целых масс освободенных (таким способом!) рабов, как верно отметила Инна Ослон, она принесла бедствия на долгий срок.
        Углубляться сейчас не буду, только одно пока упомяну. Кто-то из современников победы (имя история сохранила) заметил, что впервые выражение США стали употреблять в единственном числе: it вместо they, как говорили прежде.
        В последнее время многие ученые высказывают мысль, что свобода отделения от большой державы есть один из принципов свободы людей вообще. «Даже угроза отделения может послужить силой, ограничивающей центральное правительство», — писал Джеймс Бьюкенен, один из величайших экономистов ХХ в.
        Но это уже тема для отдельного рассказа.

        • Александр Бархавин
          19 октября 2015 at 8:22

          Честно говоря, я не увидел в статье ни идеи, что война не была неизбежной, ни тем более ее обоснования.
          Я не считаю войну неизбежной — можно рассмотреть несколько возможных сценариев без войны, попытаться оценить их вероятность и проанализировать, что им помешало. Еще интересно попытаться понять к чему бы они привели в длительной перспективе.
          Я, видимо, попытаюсь об этом написать — но не скоро, после нескольких статей о причинах войны, над которыми я сейчас работаю (одна, о тарифах, уже отправлена в 7искусств, и надеюсь, вскоре будет опубликована).

          Если хотите — вкратце и навскидку, могу предложить несколько сценариев.

          Первый, и возможно самый благоприятный для страны — если б демократы не перегрызлись между собой, и южане не пошли бы за экстремистами, а приняли компромиссную про-рабовладельческую позицию Стивена Дугласа (законность рабства на территориях определяется жителями самих территорий). В этом случае скорее всего президентом стал бы Дуглас, и при адекватной политике федерального правительства возмжно удалось бы избежать крайностей типа Канзаса.

          Второй, видимо не менее благоприятный — если б южные штаты после избрания Линкольна приняли его компромиссную анти-рабовладельческую, но не агрессивную политику, и не пошли бы за экстремистами, но остались в Юнионе (за что до последнего боролись такие заметные политики, как будущий вице-президент Конфедерации Александр Стивенс и губернатор (и бывший президент) Техаса Хьюстон. В этом случае существующее в южных штатах рабство сохранилось бы на неопределенный срок и отменялось бы постепенно, по желанию самих южан и, видимо, без серьезных конфликтов.

          Третий, тоже бесконфликтный, если б южные штаты оформляли свой выход через Конгресс, который (в отличие от президентов) имел право признать независимость штатов. На Севере были достаточно сильны настроения отпустить рабовладельческие штаты, но для сторонников отделения этот выход был неудобен тем, что в процессе избиратели-южане могли одуматься, изменить свое мнение и отозвать законопроекты о выходе.

          Четвертый, куда более напряженный и неопределенный — если б южане не начали обстрел Самтера. Линкольн еще до вступления в должность высказывал идею «штат за форт», обещая вирджинцам эвакуировать Самтер взамен на гарантии того, что Вирджиния не станет выходить из Юниона. Распорядившись снарядить экспедицию в Самтер, Линкольн одновременно попросил приехать на встречу с ним кого-нибудь из влиятельных и настроенных против отделения представителей Вирджинии. В первых числах апреля конвенция в Вирджинии проголосовала против выхода из Юниона (но не распустилясь), и представители вирджинской конвенции ехали в Вашингтон, когда южане обстреляли Самтер. Для Конфедерации заполучить Вирджинию была чрезвычайно важно — а к этому моменту было понятно, что мирным путем это вряд ли возможно.

          Первые два варианта скорее всего были бы более благоприятны для страны, чем разразившаяся война. Что касается вариантов с отделением, даже мирным — в долгосрочной перспективе они чреваты «европейским сценарием». Свершившаяся Гражданская война, хотя и самая кровавая в истории страны, была последней войной на территории США — просто потому что на континенте не было противника близкой весовой категории. Для ставнения, по разделенной Европе за это время прокатилсось несколько крупных войн, включая две мировые.

  3. Александр Биргер
    17 октября 2015 at 17:11

    О книгах речь пошла, о разных замечательных книгах.
    Разрешите и мне, уважаемый Е.М., вспомнить одну книгу, написанную в оригинале не на английском языке, а на русском . И это — совсем не потому, что я хуже отношусь к английскому, чем к русскому. Совсем нет. Для меня все языки одинаковы, все — удивительно-прекрасны, и все — одинаковы. Все. Кроме идиша, который я знаю плоховато и иврита, который я почти не знаю. Звучание этих двух языков для меня важнее звучания всех других. И с этим ничего не поделать, да и не следует.
    Жалобы и крики детей — жертв чудовищных игр, которые ведут взрослые люди, звучат одинаково — на всех языках.
    Комментарии взрослых звучат по-разному. А детям комментировать не интересно.
    —————
    LiveJournal
    Проза В.С. Гроссмана
    «Среди множества прочитанных книг есть книги, которые запоминаются надолго, проникают глубоко в душу, прорываются сквозь пласты повседневной суеты. К числу таковых, на мой взгляд, относится книга В.С. Гроссмана «Жизнь и судьба». В ней автор описывает страшные годы 2-й мировой войны и задает извечные вопросы: как, пройдя через страшные испытания, выстоять, не оскотиниться, остаться человеком… Умелой кистью художника показаны как величие духа, так и глубина падения личности. Дорогого стоит хотя бы эпизод, когда нацисты сервируют стол внутри только что отстроенной газовой камеры, чтобы отметить пуск этого адского объекта, где через несколько дней будут корчиться в муках невинные жертвы…
    Сегодня же хочу предложить несколько цитат из нее.
    Гроссман В.С. Жизнь и судьба. – Ростов-на-Дону:
    Изд-во Ростовского университета, 1990. – 672 с.
    —-
    Стр.306-307 – «Но задумаемся и увидим: бессмысленная, частная, случайная доброта вечна. Она распространяется на все живущее, даже на мышь, на ту ветку, которую, вдруг остановившись, поправляет прохожий, чтобы ей удобно и легче было вновь прирасти к стволу. В ужасные времена, когда среди безумий, творимых во имя славы государств и наций и всемирного добра, в пору, когда люди уже не кажутся людьми, а лишь мечутся, как ветви де­ревьев, и, подобно камням, увлекающим за собой камни, запол­няют овраги и рвы, в эту пору ужаса и безумия бессмысленная, жалкая доброта, радиевой крупицей раздробленная среди жизни, не исчезла…
    История людей не была битвой добра, стремящегося побе­дить зло. История человека — это битва великого зла, стремяще­гося размолоть зернышко человечности. Но если и теперь чело­веческое не убито в человеке, то злу уже не одержать победы».
    С.347 – «Знаете, кстати, разницу между хорошим и плохим человеком? Хороший человек подлости делает неохотно»
    С.480 – «Крымов пытался с ним спорить, и Каценеленбоген отвечал: — Личная невиновность – пережиток средних веков, алхимия. Толстой объявил – нет в мире виноватых. А мы, чекисты, выдвинули высший тезис – нет в мире невиновных, нет неподсудных. Виноват тот, на кого выписан ордер, а выписать ордер можно на каждого. Каждый человек имеет право на ордер. Даже тот, кто всю жизнь выписывал эти ордера на других. Мавр сделал свое дело, мавр может уйти»
    С.524-527 — … Знаете, мне все казалось раньше простым и ясным. А после всех ужасных потерь и бед все стало сложно, запутанно. Чело­век посмотрит сверху вниз на бога, но не посмотрит ли он сверху вниз и на дьявола, не превзойдет ли и его?
    … Скажите мне, что даст миру могущество существа вездесущего и всеведущего, если это существо останется с нашими нынешними зоологиче­скими самоуверенностью и эгоизмом — классовым, расовым, государственным, лично своим? Не превратит ли этот человек весь мир в галактический концлагерь?
    Вот, вот, скажите мне, верите ли вы в эволюцию доброты, морали, милосердия, спосо­бен ли человек на такую эволюцию?»
    ………………….
    Разговор — о рабстве, о книгах. Так ли, дорогой Евгений? Только ли? Не думаю. Ваша работа, не побоюсь повторить — из своего 1-го коммент-ия от 16 /10 at 17:46:
    Ваша, дорогой Е.М., по своей информативности (простите мне эту фальшивую казённую ноту) , статья Ваша, — по ясности и чистоте аргументов многих статей и «диссертаций» стоит.
    И, добавлю, — тема чрезвычайно интересная. Интересно бы историков послучать, тема, ко всему прочему, и истории касается, истории Америки.

    • Александр Биргер
      17 октября 2015 at 17:23

      Исправьте, пожалуйста, дорогой Е.М. в последней фразе —
      Интересно бы историков послучать — «послуЧать» —
      «Ш» вместо «Ч». Спасибо.

  4. Ефим Левертов
    17 октября 2015 at 11:32

    Уважаемый Евгений Михайлович!
    Не кажется ли Вам, что Ваша статья не точно названа? Где Вы увидели здесь две книги о рабстве, ведь книга Митчелл совсем о другом — она о частной жизни белых людей на юге, а негры — это так, для правдоподобия фона. «Не он, не он!», — хочется мне воскликнуть по Пушкину.
    Никакой дихотомии на тему рабства в этих двух книгах нет. Если бы Вам захотелось действительно найти что-то в пару к «Хижине», то я бы предложил романы Фолкнера. Фолкнер наиболее остро поставил вопрос о расовой проблеме и совершенно неразрешимой дилемме белого человек на Юге, а как мы видим сейчас и во всей Америке даже сегодня, в романах «Шум и ярость», «Свет в августе», «Осквернитель праха» и других: «Мы его сперва заставим быть черномазым. Он должен признать, что он черномазый. А тогда, может быть, мы и согласимся считать его тем, чем ему, по-видимому, хочется, чтобы его считали».
    «Проблема рабства у Фолкнера, будучи часто лишена своих
    социально-экономических корней, рассматривается в высоком
    морально-этическом плане: как предательство человечности. Рабство
    подтачивает изображаемый им мир изнутри, все новые поколения людей, становясь невольными наследниками прошлого, несут крест вины, платят за нее по самому высокому счету: безумием, распадом, смертью», — пишет литературный критик Николай Анастасьев.

    • Евгений Майбурд
      18 октября 2015 at 6:47

      Ну конечно, название неточное. Замечание справедливое, спасибо.

  5. Александр Бархавин
    17 октября 2015 at 3:54

    «В любом случае, исторической правдой является то, что Бичер Стоу родилась и всю жизнь провела на Севере. Она никогда не бывала на Юге. Из каких источников почерпнула она ужасающие подробности своего повествования? Хороший вопрос»
    ——
    Хороший вопрос заслуживает хорошего ответа.

    Как уже сказал Борис Дынин, Гарриет много лет прожила в Цинцинатти (штат Огайо), через реку от рабовладельческого Кентукки, в городе наводненном южанами (Кентукки не вошел в Конфедерацию, но до войны считался, и как правило считается до сих пор южным штатом). Там она преподавала в гимназии, где студентками были также южанки, и активно участвовала в литературном обществе, где тоже были южане. Гостила на плантации Кентукки (если не ошибаюсь, у одной из своих учениц-южанок). В Цинцинатти несколько раз происходили столкновения между противниками и сторонниками рабства, о которых Гарриет как очевидец писала в своих ранних работах.
    Когда Гарриет вышла замуж (и позднее переехала с мужем в Новую Англию), у них останавливались беглые рабы по дороге из южных штатов в свободную Канаду (Underground Railroad), от которых она могла узнать о рабстве. Ее знания — из первых рук, от самих рабов, только что из этого рабства вырвавшихся.

    Для сравнения — «Унесенные ветром» написана по рассказам весьма пожилых людей через полвека и более после событий, и вряд ли среди них было много (если были вообще) рабы с плантаций.
    хххххххххх

    «В какой же из двух книг больше исторической правды?»
    ——-
    Тоже хороший вопрос — на который Вы же сами и дали хороший ответ, двумя абзацами раньше:
    «У Митчелл показаны негры – слуги и домработницы, — которые живут в домах северян душа в душу с хозяевами. В книге практически не затрагивается тема подневольного труда основной массы негров на хлопковых плантациях»

    Для сравнения — у Стоу показана жизнь как рабов (очень разных), так и рабовладельцев (тоже очень разных).

    Так что — решите, какая историческая правда Вам нужна.
    Если историческая правда о судьбе молодой энергичной и не очень-то разборчивой в средствах южанки-плантаторши в период войны и около — тогда, пожалуй, у Митчел.
    Если о рабстве на довоенном Юге — безусловно, у Стоу.

    И кстати — слуги и домработницы, которые живут душа в душу с хозяевами, прекрасно понимают, что как только перестанут демонстрировать это «душа в душу», тут же могут оказаться на плантации, где будут жить «спина к плетке надсмотрщика».
    ххххххххх

    «При всем, при том, на плантациях регулярно выращивали и собирали урожай. Значит, в массе рабы исправно работали. И размножались, и растили детей. Значит, были у них для этого и силы, и здоровье»
    ——
    Ну дык еще с библейских времен известно, что чем тяжелее работают, тем справней размножаются:)
    » И поставили над ним начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами. И он построил фараону Пифом и Раамсес, города для запасов.
    Но чем более изнуряли его, тем более он умножался и тем более возрастал»

    • Евгений Майбурд
      18 октября 2015 at 18:28

      Александр Бархавин

      И кстати — слуги и домработницы, которые живут душа в душу с хозяевами, прекрасно понимают, что как только перестанут демонстрировать это «душа в душу», тут же могут оказаться на плантации, где будут жить «спина к плетке надсмотрщика».
      0000000000000000000000000000000000000

      Как-то проглядел я эту вашу ремарку. Вы с такой уверенностью это заявляете, будто знаете из первых рук.
      Это несерьезно. Вы выдаете свою предвзятость.
      Даже в русской литературе есть много примеров насчет «душа в душу», если на то пошло. От Савельича и до Фирса.

      • Александр Бархавин
        19 октября 2015 at 8:58

        Евгений Майбурд
        18 Октябрь 2015 at 18:28
        Александр Бархавин:

        …Евгений Майбурд
        18 Октябрь 2015 at 18:28
        Александр Бархавин
        «… прекрасно понимают, что как только перестанут демонстрировать это «душа в душу», тут же могут оказаться на плантации…»

        Евгений Майбурд:
        «Вы с такой уверенностью это заявляете, будто знаете из первых рук.
        Это несерьезно. Вы выдаете свою предвзятость.
        Даже в русской литературе есть много примеров насчет «душа в душу», если на то пошло. От Савельича и до Фирса»
        ———

        Вы ведь тоже «душа в душу» знаете не из первых рук, а вычитали у Митчел, которая сама этого не видела.
        Я не стану сейчас искать те источники, на основании которых я это заявляю (я их встречал, от зафиксированных воспоминаний самих рабов до той же художественной литературы), но когда опять попадется, дам ссылку.
        Впрочем, вы скорее всего наткнетесь на это сами, если действительно прочтете «A Key to Uncle Tom’s Cabin». Причем даже демонстрация «душа в душу» не гарантировала от попадания на плантацию — того же Тома продали работорговцу его первые хозяева.
        Еще могу напомнить Джима из «Гекльберри Финна», который сбежал от своей хозяйки-вдовы, поскольку услышал что заезжий работорговец обсуждает с ней его продажу.

        А «От Савельича и до Фирса» в русской литературе действительно есть — но есть и Смердяков. Чего нет в истории российского рабовладения — это на самом высоком уровне признания что у рабов нет прав, которые должен уважать белый человек — даже если эти рабы будут освобождены:
        «beings of an inferior order, and altogether unfit to associate with the white race, either in social or political relations, and so far inferior that they had no rights which the white man was bound to respect»
        Это — Верховный Суд США, Dred Scott decision

  6. Борис Дынин
    17 октября 2015 at 0:19

    В любом случае, исторической правдой является то, что Бичер Стоу родилась и всю жизнь провела на Севере. Она никогда не бывала на Юге. Из каких источников почерпнула она ужасающие подробности своего повествования? Хороший вопрос.
    ====================
    Это верно. Понятно, что она черпала подробности на собраниях аболиционистов и из рассказов бежавших на север рабов. Вместе с тем она прожила годы в Цинциннате, Огайо, хотя и не рабовладельческом штате, но граничащем с таковыми к югу от Огайо реки, зависящим от торговли с ними и приютившем много беглых рабов. Хотя аболиционисты были идеологами, у беглых рабов были личные судьбы и негативный опыт жизни.

    Проясню свою мысль несколько далеким сопоставлением. Даниель Дефо никогда не был на необитаемом острове. Но знал некоего Alexander Selkirk, кому случилось быть. Дядя Том, как и Робинзон Крузо, стал не столько портретом реального человека, сколь видением гуманистического мировоззрения. Но важно и то, что Б. Стоу была религиозным и по тем временам (для женщин) очень образованным человеком. Гуманизм Б. Стоу был укоренен в прочтении аболиционистами Библии. Надо помнить, что вопрос о рабстве был болезненным уже для многих отцов республики, включая тех, кто владел рабами. Идея свободного труда была важным источником республики. Так что у «Хижины Дяди Тома» были разнообразные и широкие источники. Если ликвидация рабства и не была изначальной целью гражданской войны, если судить по «документам дня», но никак не просто ее побочным продуктом. Общее состояние республики вело к этому (плюс-минус пару лет), и аболиционисты не были «двоечниками истории».

  7. Александр Биргер
    16 октября 2015 at 18:59

    «В Джорджии существовала Ассоциация ветеранов Конфедерации. По воскресеньям в доме собиралась родня, и все слушали рассказы и воспоминания старшего поколения. В такой обстановке росла Маргарет. Как бывает с ностальгическими воспоминаниями, в этих рассказах можно предполагать некую долю идеализации.
    У Митчелл показаны негры – слуги и домработницы, — которые живут в домах северян душа в душу с хозяевами. В книге практически не затрагивается тема подневольного труда основной массы негров на хлопковых плантациях. Да и вряд ли ее задачей была апология рабства.»
    — — —
    Всё соверженно, или — почти — так. На каких весах взвесить рабство раба и рабство подневольного труда?
    Однако, в издании 1993 г. Избранное О.Генри, в 1-ой книге не нашёл. Нашёл нечто, в том же духе, у Д. Лондона — «Язычник», гавайск. дела. Пуристы могут назвать другие вещи — пронзительные рассказы «Алоха Оэ» и много др.
    Их есть у Лондона немало, см. Рассказах южных морей.
    И что же? Водоразделы, линии разлома — неожиданны. Наверное, даже для историков-профессионалов.
    Удачи Вам, Евгений, жду следующих встреч.

    • Александр Биргер
      17 октября 2015 at 7:00

      ЗА музыку и музЫку
      В дополнение к предыдущему докладчику, дорогоЙ Евгений, скажу следующее — одна из моих любимейших песен В. Высоцкого: «. . .и кто бы что ни говорил я сам добыл и сам пропил, и дальше буду так же поступать.»
      Шабат шалом!
      Ненайденный мною рассказ О.Г. , вроде бы, называется
      ОДИН ДОЛЛАР.

  8. Александр Биргер
    16 октября 2015 at 17:46

    ДВЕ КНИГИ О РАБСТВЕ В АМЕРИКЕ (вольная фантазия)
    by Евгений Майбурд • Октябрь 2015 •
    * * *
    «Что еще важнее, расизм на Севере был явлением довольно распространенным. Люди на Севере, в общем, не жили в массе бок-о-бок с неграми, как это было у южан, потому их расизм был более абстрактным и потому, так сказать, «более расистким». Те, кто его разделял, просто не любили чернокожих.
    В то же время отношение к чернокожим у южан трудно назвать «расизмом» в современном смысле слова. Рабство на Юге питалось не столько неприязнью к людям черной расы (хотя могли иметь место и такие проявления), сколько экономическими соображениями и традиционным укладом тамошней цивилизации. Если это был расизм, то, скорее, в другом – патриархальном и патерналистском плане…»
    ————
    Потрясающе интересная небольшая ( к соЖАЛению) статья
    Ваша, дорогой Е.М., по своей информативности (простите мне эту фальшивую казённую ноту) , статья Ваша, — по ясности и чистоте аргументов — многих статей и «диссертаций» стоит. Вспоминается прелестный рассказ О’ Генри: автор навещает пожилую даму в одном из южных штатов, его встречает по приезде старуй чёрный слуга, оказавшийся к концу повествования «белее» многих белых.
    Спасибо Вам, догогой Евгений , за прелестную Вашу короткую симфонию. Давно ничего подобного не слыхал, а прилагаемые муз. сайты ! Спасибо за всё.
    P.S. Долго ждали и дождались, уважаемый Е.М.
    Уверен, для многих коллег такие тексты и такая музыка — праздник. Даже сейчас, несмотря ни на что.
    А , возможно, именно СЕЙЧАС Ваша работа нужнее, чем когда бы то ни было.
    P.P.S. всё это — only — IMHO. Not for on line 🙂

  9. Инна Ослон
    16 октября 2015 at 17:21

    (Продолжаю — улетело случайно.)
    зарплата, он — пример для подражания и восхищения для жителей родного городка, когда он навещает родных. Но… он никогда не был в даунтауне и в одном из богатых районов города. Он уверен, то любого черного там арестуют. Вот такие страхи.

  10. Инна Ослон
    16 октября 2015 at 16:49

    Я бы еще добавила, что освобождение произошло так быстро, что принесло бывшим рабам много бедствий. Хозяева их худо-бедно лечили, кормили в старости и вообще отвечали за их судьбу. После освобождения массы черных оказались перед необходимостью жить самостоятельно, а они этого не умели.

    У них до сих пор нет полного понимания того, то свободный человек отвечает за себя сам.
    Есть и удивительные страхи, — наследие рабства. Я бы в это не поверила, если бы этот человек не был другом моей подруги. Он родился на самом глубоком юге в семье с одним работающим отцом, не умеющим читать, и пятью братьями-сестрами, в нищете. (Правда, когда я слышу про эту нищету, то понимаю, что мы жили не богаче.) Из своего городишки он вырвался, записавшись в армию. Армия оплачивала высшее образования, поэтому после увольнения он пошел учиться. Еле-еле закончил на жалкие троечки. Стал работать, женился, двое детей. Сейчас ему 63 года, у него должность что-то вроде начальника участка на заводе, большая

    • Евгений Майбурд
      18 октября 2015 at 7:00

      Инна Ослон

      Я бы еще добавила, что освобождение произошло так быстро, что принесло бывшим рабам много бедствий. Хозяева их худо-бедно лечили, кормили в старости и вообще отвечали за их судьбу. После освобождения массы черных оказались перед необходимостью жить самостоятельно, а они этого не умели.

      00000000000000000

      Очень верно, Инна. И не только это. С разоренного Юга на Север двинулись массы освобожденных рабов. Это стало большой проблемой в смысле конкуренции за рабочие места, и новым источником расизма среди белых рабочих. Если в 1829 г. Стоу была свидетельницей погрома, устроенного ирландскими иммигрантами против свободных (тогда) негров в Цинциннати, Огайо, то что было после освобождения?

      • Ефим Левертов
        18 октября 2015 at 21:12

        «С разоренного Юга на Север двинулись массы освобожденных рабов. Это стало большой проблемой в смысле конкуренции за рабочие места, и новым источником расизма среди белых рабочих».
        ——————————————-
        Так вот почему нас не принимали в МГУ и ЛГУ! Чтобы позже мы не стали конкурентами за рабочие места и новым источником антисемитизма среди белых работающих.

Добавить комментарий