Демис

Летим вперёд в кромешной мгле
на месте классном,
лишь только вспышки на крыле,
зелёный с красным.

Мы взяты ими на прицел,
кто с ними сладит,
наш самолёт уже взлетел,
уже не сядет.

И что-то замерло в душе,
застыли взгляды,
там кто-то выдернул уже
чеку гранаты.

Там до меня проложен путь
кроваво-скользкий,
там страхом сковывает грудь
синдром стокгольмский.

Там иссушает горло трусость,
и не напиться,
там похудевший Демис Руссос
поёт убийцам.

Неразличимы голоса
бескрайней ночи,
прикрой глаза, чтоб не в глаза,
авось проскочит.

Дышу неслышно, словно тать,
дрожат коленки,
и силы нет, чтоб просто встать
и молча – к стенке.

Колотит сердце на разрыв
и в горле спёрло,
и силы нет, про всё забыв,
вцепиться в горло.

Забиться в угол самому,
поближе к краю,
и я лечу в ночную тьму,
куда – не знаю.

6 комментариев к «Демис»

  1. Уважаемый Леонид!
    Вы эту историю слышали от кого-то, или сами там были?

    1. Ну, что Вы, Ефим! И не был, и не слышал от тех, кто был (про случай с Руссосом слышал, конечно), просто представил. Сидел бы, наверное, как все и не рыпался. Или по обстоятельствам…

  2. Стихотворение Ларисы Миллер «Посвящается Демису Руссосу» (блог Л.М. 31.01.2015) заставило меня по возможности восстановить своё, написанное очень давно, но, как обычно, не записанное и валявшееся в дальних уголках памяти.
    Помнится, был какой-то очередной захват самолёта с заложниками, в числе которых оказался Демис Руссос. Незадолго до этого он сильно похудел и всюду рекламировал свой метод: «Можно есть что угодно и в любом количестве, но только что-то одно. Вот я, например, беру и съедаю за раз целую курицу, но только её и больше ничего». По просьбе террористов стройный Руссос исполнял для них свои шлягеры.
    Понятно было, что делал он это не от большой любви, но всё равно нехорошее чувство возникло… И осталось…

    Впрочем, помня, что De mortius aut bene…, скажу: да, он хорошо пел.

    1. … По просьбе террористов стройный Руссос исполнял для них свои шлягеры.
      Понятно было, что делал он это не от большой любви, но всё равно нехорошее чувство возникло… И осталось…
      Впрочем, помня, что De mortius aut bene…, скажу: да, он хорошо пел.
      ===================================================================
      м.б. добавить, что он старался выручить не только себя, но всех заложников?

      1. Да, скорее всего, чего без толку злить негодяев, но двойственное чувство всё равно возникает.

Обсуждение закрыто.