Инна Ослон. Свои

Мне позвонили из Калифорнии. Женский голос сообщил, что организуется встреча владельцев русских бизнесов Далласа, с угощением: сыром и вином, и спросил, не хочу ли я прийти. Их организация называется то ли «Наши», то ли «Свои», то ли «Соотечественники», то ли еще каким-то насторожившим меня словом и проводит такие встречи по всей Америке.

— А откуда вы взяли мое имя?

— Из справочника «Русская Америка».

Я, кстати, знаю что такой справочник существует, и я в нем указана, хотя никогда не давала туда информации о себе.

Ответ на вопрос о цели был туманен. Мне было напомнено про угощение в виде сыра и вина и сказано, что будут обсуждаться общие интересы и способы ведения бизнеса. Понимая собственные интересы (они не совпадают ни с интересами русскоязычного врача, ни с интересами владельца русского магазина, ни с таковыми русскоязычного агента по недвижимости, русскоязычного ремонтника и т. п.), я насторожилась. Что за объединение по месту происхождения? Объединение по профессиональным интересам логичнее.

— Так вы придете? Вас записать?

— Куда и когда?

— Этого мы еще не знаем. Если наберется достаточное количество людей, мы сообщим. Будет угощение: сыр и вино.

— А я еще не знаю, приду ли я.

— Зарегистрируйтесь, пожалуйста, на сайте. Я вам высылаю ссылку.

— А без регистрации нельзя?

— Нет. Будут сыр и вино.

Регистрироваться я точно не собиралась. Кто платит за сыр и вино? За помещение? За работу девиц, собирающих группы по всей Америке? Но на сайт из любопытства сходила. Мутный. Неназванные русскоязычные организаторы, сообщалось там, были успешными бизнесменами в Германии, а теперь приехали в Америку помогать русскоязычным в предпринимательстве. Какие альтруисты! Побросали свои налаженные немецкие бизнесы. Раньше я надеялась на лучшее: что они распространители каких-нибудь биодобавок, но вовлекают не прямо. Такие мне тоже попадались. Нет, не похоже.

Я вежливо, но четко ответила, что не интересуюсь.

Прошло два месяца. Я получаю еще один звонок о регистрации, как будто это дело решенное. На вопросы об организации с чудным названием девушка ничего не могла ответить. Она ничего и не знала. Ее посадили обзванивать и читать по написанному.

Вспоминается закрытое консульство с дымом над трубой.

 

Share
Статья просматривалась 158 раз(а)

5 comments for “Инна Ослон. Свои

  1. Soplemennik
    11 сентября 2017 at 11:18

    Новая ступень.
    У нас только чай до кофе дешовенький.

    • Инна Ослон
      11 сентября 2017 at 19:50

      Интересно. У вас в Австралии тоже пытаются собрать в удобное стадо русскоязычных?

      • Soplemennik
        12 сентября 2017 at 1:42

        Интересно. У вас в Австралии тоже пытаются собрать в удобное стадо русскоязычных?
        ====
        Везде.

  2. Инна Ослон
    11 сентября 2017 at 5:37

    Ответ на вопрос о цели был туманен. Мне было напомнено про угощение в виде сыра и вина и сказано, что будут обсуждаться общие интересы и способы ведения бизнеса.

    • Александр Биргер
      13 сентября 2017 at 2:12

      С опозданием, дорогая Инна, откликаясь на Ваш пост, вспоминая
      стихи незабываемого Ионы Дегена и помещая «Памятник… » Анатолия Б.
      Спасибо за ваши маленькие «катализаторы», маленькие блёстки
      осенних радостей и старых воспоминаний.
      Будьте здоровы и веселы.
      А.Б.
      ::::::::::::::::::::
      «..Я плачу, я слёз не стыжусь и не прячу,
      Хотя от стыда за страну свою плачу…»
      Памятник неизвестному поэту
      * * * *
      Анатолий Берлин
      Люди мира, на минуту встаньте!
      Исак (Александр) Соболев
      * * * *
      У святых – суровы лица…
      И величественный Храм –
      Символ Северной столицы –
      Лёг к застуженным ногам.

      Преподобный Исаакий –
      Кто задумал образ твой?
      Только в Храме может всякий
      Голосить за упокой.

      Век за веком забирался
      Страх под кожу у людей,
      А в Москве Исаком звался
      Беспартийный иудей.

      Не кликушествовал всуе,
      Не боялся стукачей,
      Жил поэт, судьбой рискуя,
      И не славил палачей.

      Несгибаем, словно воля,
      Усмиряя гнев и страсть,
      Словом, стиснутым до боли,
      Бичевал родную власть.

      Отдан сукам на закланье,
      Изувеченный войной,
      Прозябал в глухом изгнаньи
      Вместе с женщиной святой.

      В нежном сердце буря крепла,
      Колокольный звон стоял,
      Это ожили из пепла
      Те, кого он потерял.

      Монументом для поэта
      Бухенвальдский стал набат,
      Он разнёсся над планетой,
      Приумноженный стократ.

      Завещали ветераны
      Не молчать колоколам…
      Мир залечивает раны,
      Стонет Тихий океан.

Добавить комментарий