Песни детства

Школа кончилась. Начался институт. 1 сентября вместо учебы нас послали в колхоз, в село с поэтичным названием Дымерка. Жили мы в каком-то общежитии впятером в одной комнате. Как-то поверхностно перезнакомились. Наверное, потому, что встретились впервые, и, главное, сильно уставали на конвейере по сортировке картошки. Настоящее знакомство состоялось где-то через неделю после приезда. Самый юный, как потом выяснилось, из нас сел на кровати, был вечер и все лежали, и несмело-просящим голосом просипел (сиплость от пыли на конвейере): «А не пора нам послать?». И тут все завертелось. Нашли где-то под кроватью на полу (!) кусок сухой краковской. Все вместе пошли в магазин купили 3-х литровую банку «Солнцедара» и… решили пойти к девочкам. Банку вина несли на рушнике торжественно и вместе. Последнее было ошибкой, как только мы вступили на порог комнаты девушек, один из нас, младшенький, зацепился за этот злополучный порог, банка выскользнула из многих рук, упала на кровать у двери, скатилась и разбилась. В комнате резко запахло бормотухой, лица у ребят вытянулись, самый старший полез под кровать и долго оттуда не вылезал… У девочек была припрятана бутылка водки и гитара. Под 50 грамм на душу мы познакомились поближе. Младшенький забацал под гитару:
Над Москвою чайки кружат,
Кружат чайки над Москвой;
А в Москве одни скелеты,
Их кости пахнут анашой.

Анаша, анаша, до чего ж ты хороша !

Идёт скелет, за ним — другой,
Их кости пахнут анашой.
Стой, скелетик, не спеши,
Дай обкуриться анаши.

Анаша, анаша, до чего ж ты хороша !

Вот летит аэроплан,
Он везёт как в сказке план.
Чемодан, набитый планом,
Принадлежит он наркоманам.

Анаша, анаша, до чего ж ты хороша !

Открываем сундучок
Там набитый косячок

Анаша, анаша, до чего ж ты хороша !

Вот летит аэроплан,
Он везёт как в сказке план.
Чемодан, набитый планом,
Принадлежит он наркоманам.

Анаша, анаша, до чего ж ты хороша !

Над Москвою деньги кружат,
Деньги кружат над Москвой.
А в Москве одни скелеты,
Их кости пахнут анашой.

Анаша, анаша, до чего ж ты хороша !

Так я впервые попробовал водку и услышал шейк; эпоха твиста кончилась. Эта песня была с нами до конца института. Но, никто из нас тогда не попробовал анашу, и потом тоже. Я думаю, что главным для нас был все-таки ритм, а не смысл слов. О том, что эта песня исполнялась Северным, я узнал только сегодня.
http://lyricstranslate.com/ru/arkadiy-severnyi-anasha-lyrics.html

Share
Статья просматривалась 1 020 раз(а)

20 comments for “Песни детства

  1. Ефим Левертов
    27 октября 2016 at 12:57

    «Стань монахом, чтоб потом
    Всегда гнушался ты вином
    И всех домашних об одном
    Просил: тащите воду!»
    Шломо Ибн-Гвироль,
    классик средневековой испанской поэзии,
    пер. В.Лазариса

    • Сергей Чевычелов
      27 октября 2016 at 16:56

      Когда на свет студент родился,
      То разошлися небеса,
      Оттуда выпала бутылка
      И раздалися голоса:

      По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,
      По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!
      — А я не пью! — Врешь — пьешь!
      — Eй-богу, нет! — А бога нет!
      Так наливай студент студентке!
      Студентки тоже пьют вино,
      Непьющие студентки редки —
      Они все вымерли давно .

      Коперник целый век трудился,
      Чтоб доказать Земли вращенье.
      Дурак, он лучше бы напился,
      Тогда бы все пришло в движенье.

      По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,
      По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!
      — А я не пью! — Врешь — пьешь!
      — Eй-богу, нет! — А бога нет!
      Так наливай студент студентке!
      Студентки тоже пьют вино,
      Непьющие студентки редки —
      Они все вымерли давно.

      Колумб Америку открыл,
      Страну для нас совсем чужую.
      Дурак! Он лучше бы открыл
      На Менделеевской пивную!

      По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,
      По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!
      — А я не пью! — Врешь — пьешь!
      — Eй-богу, нет! — А бога нет!
      Так наливай студент студентке!
      Студентки тоже пьют вино,
      Непьющие студентки редки —
      Они все вымерли давно.

      А Ньютон целый век трудился,
      Чтоб доказать тел притяженье.
      Дурак! Он лучше бы влюбился,
      Тогда бы не было б сомненья.

      По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,
      По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!
      — А я не пью! — Врешь — пьешь!
      — Eй-богу, нет! — А бога нет!
      Так наливай студент студентке!
      Студентки тоже пьют вино,
      Непьющие студентки редки —
      Они все замужем давно.

      Чарльз Дарвин целый век трудился,
      Чтоб доказать происхожденье.
      Дурак, он лучше бы женился,
      Тогда бы не было б сомненья.

      По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,
      По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!
      — А я не пью! — Врешь — пьешь!
      — Eй-богу, нет! — А бога нет!
      Так наливай студент студентке!
      Студентки тоже пьют вино,
      Непьющие студентки редки —
      Они все замужем давно.

      А Менделеев целый век трудился,
      Чтоб элементы вставить в клетки.
      Дурак! Он лучше б научился
      Гнать самогон из табуретки.

      По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,
      По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!
      — А я не пью! — Врешь — пьешь!
      — Eй-богу, нет! — А бога нет!
      Так наливай студент студентке!
      Студентки тоже пьют вино,
      Непьющие студентки редки —
      Они все вымерли давно.

      А гимназисту ром не нужен,
      Когда идет он на экзамен,
      Дабы не ошибился он,
      Сказав, что Цезарь был татарин.

      По рюмочке, по маленькой налей, налей, налей,
      По рюмочке, по маленькой, чем поят лошадей!
      — А я не пью! — Врешь — пьешь!
      — Eй-богу, нет! — А бога нет!
      Так наливай студент студентке!
      Студентки тоже пьют вино,
      Непьющие студентки редки —
      Они все вымерли давно.

      Известна, по крайней мере, с сороковых годов XIX века. Поется с обязательными «репликами хора» в припеве. Последний куплет встречается редко и, возможно, имеет более позднее происхождение. Публикуемый текст записан в Псковской экспедиции Эрмитажа в 1991 г.

  2. Сергей Николаев
    24 октября 2016 at 23:38

    О чём говорят интеллигентные люди на литературном сайте?.. Страшно… Это конец русской культуры, полное вырождение…

    • Александр Биргер
      25 октября 2016 at 0:35

      Сергей Николаев
      24 Октябрь 2016 at 23:38
      … О чём говорят интеллигентные люди на литературном сайте?.. Страшно… Это конец русской культуры, полное вырождение…
      ——————————
      Уваж. СН,
      Вы так трагично воспринимаете вполне невинный разговор старых знакомых по Блогам и Гостевой ж-ла «7 искусств», что позволил себе, как один из наве

      • Сергей Николаев
        25 октября 2016 at 0:44

        А как не трагично? Конечно, трагично. Я по себе сужу — я бы не поддержал такой разговор в интернете. Не могу понять людей, которые на Фейсбуке, например, публикуют фотографию своего обеда и разворачивают вокруг этого целое обсуждение. Людям нечем стоящим заняться? Нет, тут, скорее, некое снижение планки требований к тому, что достойно для обдумывания, а что нет.

      • Александр Биргер
        25 октября 2016 at 0:48

        ..продолжение
        …навеявших на вас такое тяжкое ощущение. Как навеял, так же попытаюсь и развеять.
        1. русская культура не вся сосредоточена на сайте «7 ис.»
        2. Россия велика и обильна, полагаю у вас есть много лит. сайтов
        3. приходилось ли Вам слушать разговоры в какой-нибудь питерской-новгородской-…любой лит редакции в рос.федерации или другой республике-государстве? Поверьте на слово, там такие дела обсуждают…
        4. Разумеется, это никак не служит оправданием нашего с коллегами разговора, но и наш разговор никак не заслуживает такой реакции от Вас. Да и ни от кого. Но это не беда, чего не бывает в сети.

        • Сергей Николаев
          25 октября 2016 at 1:21

          В редакции «Ариона» был один раз в жизни, в «Звезду» заходил несколько раз, но сразу уходил. А так всё по почте. О чём они там говорят, Бог его знает, но читать наши журналы иной раз так скучно… Но я не о том. Я о том, что водка стала национальной трагедией, а поэты и прозаики продолжают писать о ней с умилением. Видимо, литературная традиция сильнее реальности. В реальности же население мрёт от рака и других болезней с невероятной скоростью. Целые районы страны превращаются в пустыню.

    • Борис Дынин
      25 октября 2016 at 2:25

      Уж если запахло одеколоном!
      Я встретил свое 20-летие на сопках Камчатки, где ходил с рабочим Колей по речкам и их притокам вымывать шлихи. Вечером этого дня Коля достал из своего рюкзака затаенный Тройной, разлил по оловянным кружкам и предложил выпить за мое здоровье. Больше я никогда не пил Тройной. Вернувшись на базу, Коля пропил весь заработок и не смог вернуться на Большую землю. Что с ним стало, я не знаю, но вспоминаю его щедрый поступок с благодарностью. Сергей Николаев не прав. Этот разговор не унижение «интеллигентов», но отклик на минувшее (чтоб оно не повторилось!) с чувством, что выжили, а это хорошее чувство.

  3. Soplemennik
    24 октября 2016 at 10:43

    Слабаки.
    На целине, во время уборки, был сухой закон.
    Пришлось разок отведать «Тройной». Ой!
    Аромат земли родной вперемежку с рвотой.

    • Сергей Чевычелов
      24 октября 2016 at 11:49

      Спасибо за участие в блоге!
      Недавно из-за вынужденного безделья (надеюсь, временного) стал ходить с женой по магазинам. Стоит, стоит на полках родимый «Тройной». 1 доллар стоит, на наши — 14 рублей. И наклейка та же. Приписка «Ретро» все портит, как прочитал — покупать расхотелось. Да и «Шипр» дома есть, тоже ничего..

    • Артур Шоппингауэр
      24 октября 2016 at 20:59

      Летом 1956 года я зарабатывал обещанные 2 т пшеницы из казахстанского миллиарда в совхозе им. Чкалова, 28 тысяч гектар (~ два Лихтенштейна). Потом пшеницу зажали под предлогом возникших трудностей с перевозкой. Главврач, бывший замминистра здравоохранения РСФСР, чудесный малый, спас меня от сильнейшего алкогольно-пищевого отравления: 5 литров раствора марганцовки в течение 25 минут. Так вот, в его конторе кто-то гнал самогон и сбывал студентам с повышенной стипендией. Это было страшное пойло на вкус с дикой головной болью на похмелье. Но было. Одеколоном мы брезгали.
      А у вас?

      • Сергей Чевычелов
        24 октября 2016 at 21:45

        Я никогда не пробовал одеколон, потому что в моем окружении всегда был дешевый алкоголь. И даже в 1986-м. Я уже жил в Молдавии, где каждая семья имеет свое вино, и очень часто — чачу.

      • Soplemennik
        25 октября 2016 at 1:16

        В 1956 году мы были недалеко — совхоз «Домбаровский».
        Я заработал только 200 кг квитанциями, которые потом скупали у нас местные жители по рублю за килограмм. На эти деньги купил маме и тётке пару оренбургских платков среднего качества. Маминым платком до сих пор лечимся и в Мельбурне.
        Грандиозная массовая пьянка была только при отъезде. Уезжали с первым снегом, в самом конце сентября, а одеты были по-летнему.
        Обтрепались здорово. Вот и пришлось «согреваться». Интересную концовку напишу отдельно.

        • Юлий Герцман
          25 октября 2016 at 1:30

          Скудно вы жили, скудно… Вот в 1968 году на строительство ж/д Астрахань-Гурьев (я после окончания строительства еще года три трусливо ожидал вестей об авриях) самогонный аппарат привез с собой наш завхоз отряда, спроектированный нашими же студентами и изготовленный из бросовых частей двигателя вертолета.
          Закуской у нас были свежевыловленные из реки Урал осетры, но поскольку они были уже не икряные, то икру приходилось покупать по смешной цене. И ведь работали еще…

  4. Александр Биргер
    23 октября 2016 at 21:30

    Уважаемый Сергей Сергеич,
    спасибо за напоминание о нашей студенческой молодости. «Нашей» потому, что у многих тогда была своя «Дымерка».
    Что касается : «О том, что эта песня исполнялась «Северным», я узнал только сегодня», это и для меня новость.
    Есть, точнее, был такой поэт и бард Алексей Хвостенко, песню которого , как я понимаю, украли, опошлили и, наверное, продают. У А.Х. песня другая, рекомендую:
    http://www.megalyrics.ru/lyric/alieksiei-khvostienko/anasha.htm

    • Сергей Чевычелов
      23 октября 2016 at 21:45

      Спасибо, дорогой Александр!
      Я посмотрел ссылку. Мой младший (на 1 год) студенческий друг Саша Немилостивый тогда исполнял эту песню именно так, как ее исполнял Северный. Если Вы внимательно послушаете песню в исполнении Северного, то услышите английский текст, скорее всего какой-то группы из-за бугра. Так что мелодию он тоже украл.

      • Александр Биргер
        23 октября 2016 at 23:25

        Нет, дорогой Сергей, мелодия «забугорная» у «Северного» довольно убогая. Если послушать А.Х. , можно сравнить и убедиться.

  5. Сергей Чевычелов
    23 октября 2016 at 16:21

    Школа кончилась. Начался институт. 1 сентября вместо учебы нас послали в колхоз, в село с поэтичным названием Дымерка. …
    Открываем сундучок
    Там набитый косячок…

    • Артур Шоппингауэр
      23 октября 2016 at 22:48

      Замечательно, Сергей: и суть, и слог, и смех!

      Мы пили, что только нам было в цене:
      «Солнцедар», «Три семёрки» та й «Бiлэ мiцнэ»,
      Гранёный, гранёный и «килька» в разрез,
      Солёная слякоть, что шла на развес.

      (Поётся на мотив «Крутится, вертится…»)

      Ваш Артур.

      • Сергей Чевычелов
        24 октября 2016 at 10:14

        Спасибо, дорогой Артур!
        Дешевой бормотухи тогда было много. Но, насколько я помню, чаще всего мы пили именно «Билэ мицнэ» (биомицином называли его мы, студенты-медики) и пели песню на какой-то забугорный мотив:

        О, мама гумма-ма
        Мама, «Билэ мицнэ»!

        О, мама гумма-ма
        Мама, гарнэ такэ!

        О, мама гумма-ма
        Мама! Рупь двадцать две.

        О, мама гумма-ма
        Купите мне!

Добавить комментарий