Николай Мотовилов. Классификация литературы о Катастрофе. 2а Виды литературы о Катастрофе. 1) Документы

С разрешения автора

Первый документ, имеющий прямое отношение к Катастрофе, появился на свет задолго до ее начала – в 1920 г. Это – программа НСДАП с ее пунктами 4-8, 23-24, направленными прямо против евреев, и рядом других пунктов, также косвенно направленных против них. Это еще не программа поголовного уничтожения, но уже программа геноцида, ибо изложенные в ней требования (лишение прав гражданства, депортации и т.д.) равносильны созданию условий, несовместимых с выживанием, что входит в понятие геноцида.

Ряд документов, разоблачающих антисемитскую политику нацистов, вошел в «Коричневую книгу» 1933 г., вышедшую в Амстердаме. Во время войны 1941-1945 гг., особенно в первый ее период, советская пресса регулярно сообщала об антиеврейских зверствах гитлеровцев, хотя далеко не обо всех (сводки Совинформбюро от 8 и 9 августа 1941 г. и др.). В начале ноября  целая страница «Правды» была занята сообщениями об «уничтожении гитлеровцами 52 тысяч мирных жителей Киева», то есть об убийствах в Бабьем Яру (позже эта страница была изъята и заменена). В 2-томном сборнике «Документы обвиняют» (1941-1943) много места уделено операциям СС и вермахта по истреблению евреев Белоруссии. Напротив, в сборниках «Зверства немецких фашистских захватчиков» (вышло 15 выпусков), как и в сообщениях ЧГК, убийства евреев маскируются эвфемизмами «мирные жители», «мирные граждане» и т. п. Исключение составляет выпуск, посвященный Белоруссии: здесь довольно подробно изложена история минского гетто и его ликвидации. К документам следует приравнять очерки военных журналистов, написанные по горячим следам («Народоубийцы» Эренбурга, «Треблинский ад» Гроссмана, очерк Симонова о Майданеке) и свидетельские показания, данные во время войны и в первый год после ее окончания, в частности, на Нюрнбергском процессе. Из таких показаний составилась «Черная книга», опубликованная лишь через много лет.

После Нюрнбергского процесса публикация документов по Катастрофе почти прекратилась и возобновилась лишь в середине 50-х годов, особенно после процесса Эйхмана: в ГДР вышли сборники “SS im Einsatz” с соответствующей главой (1957), “Faschismus – Getto – Massenmord” (1960), “Kennzeichen J” (1966), в ФРГ – “Der gelbe Stern” (1960), в Польше – “Polacy-Zydzi” (1969), в Италии – «Письма приговоренных к смерти» П. Мальвецци и Дж. Пирелли (начало 50-х годов) с обширными комментариями, содержавшими краткие сведения о датах антисемитских преследований и числе погибших евреев в отдельных странах. Выходили также издания с иконографическими материалами: фотографиями, рисунками и т. п. с комментариями; наиболее обширные – “Meczėnstwo, walka I zagłada Zydów Polsce” (1960).

Новая волна публикаций документов – особенно в бывшем СССР и Восточной Европе – последовала с конца 80-х гг. в связи с частичным рассекречиванием архивов и падением цензуры, вследствие чего появилась возможность касаться таких «неудобных» тем как участие коллаборационистов и др. людей в преследовании евреев, антисемитизм в странах-победительницах и, очень важно, еврейское Сопротивление и участие евреев в борьбе гитлеризмом (только в конце 80-х гг. были обнародованы данные о числе евреев, погибших на фронтах). Вышли «Неизвестная Черная книга» (материалы, не вошедшие в текст «Черной книги», подготовленной к печати). «Документы обвиняют» под редакцией Ф.Д. Свердлова, а в Израиле – «Уничтожение евреев СССР в годы немецкой оккупации» и др.

Документы (конечно, в том случае, когда нет сомнения в их подлинности) – важнейшая часть литературы о Катастрофе. Даже если бы не было дневников, воспоминаний, научных монографий и т. д., они могли бы служить основой для преподавания курса. Во-первых, самое их существование разбивает миф «Катастрофы не было». Во-вторых, документы – это единственный достоверный источник цифр, и при всем их разноречии (по одним сведениям, в Освенциме было уничтожено 4 млн. человек, по другим – 1,5 млн.) они разбивают миф о «преувеличенном» числе жертв Катастрофы. В-третьих, наконец, работа с документами приучает к скрупулезному изучению текста, вынуждает обращать внимание на каждое слово, на каждую формулировку. Что такое Катастрофа? Только истребление евреев? Нет! Возьмем известное заявление Гитлера, подлинность которого никто не ставит под сомнение: «… если международные еврейские финансисты сумеют еще раз втянуть народы в мировую войну, то результатом войны будет… уничтожение еврейской расы в Европе»[1]. Не «евреев», а «еврейской расы», то есть всех, имеющих даже малейшую примесь еврейской крови или хоть какое-то отношение к еврейству. Таким образом, жертвой гитлеровского «окончательного решения» мог стать любой из нас, независимо от национальности и вероисповедания.

По моему убеждению, именно документы должны быть положены в основу курса по изучению Катастрофы.

[1] Цит. по кн.: А. Ермаков. Вермахт против евреев. – М., 2009. Стр. 329.

Share
Статья просматривалась 951 раз(а)

1 comment for “Николай Мотовилов. Классификация литературы о Катастрофе. 2а Виды литературы о Катастрофе. 1) Документы

  1. Ефим Левертов
    24 августа 2016 at 23:20

    Продолжение комментария к статье Эллы Грайфер «К концепции преподавания истории Холокоста» http://berkovich-zametki.com/2016/Zametki/Nomer7/Grajfer1.php

Добавить комментарий