Дети Испании вместе с другими советскими детьми производили в Кирове детали для «Катюш» в годы войны.

Рашковский -фото

 

Дети Испании вместе с другими советскими детьми производили в Кирове детали для «Катюш» в годы войны. Из истории жизни и работы ремесленных училищ в тыловом городе.

 

В период Второй мировой войны с целью подготовки резерва квалифицированных рабочих кадров Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 октября1940 года «О государственных трудовых резервах СССР» была создана сеть ремесленных и железнодорожных училищ с двухгодичным сроком обучения и школ ФЗО (фабрично-заводского обучения) с шести- и десятимесячным сроком обучения. В специальных ремесленных училищах срок обучения составлял 3—4 года. В художественных училищах — 3 года.

Подготовкой кадров в системе Государственных трудовых резервов руководило Главное управление трудовых резервов.

В соответствии с этим Указом Совету Народных Комиссаров СССР предоставлялось право ежегодно призывать от 800 тысяч до 1 миллиона  человек городской и колхозной молодежи мужского пола в возрасте 14-15 лет для обучения в ремесленных и железнодорожных училищах и в возрасте 16-17 лет для обучения в школах фабрично-заводского обучения. В порядке призыва председатели колхозов обязаны были ежегодно выделять по два человека молодежи мужского пола в возрасте 14-15 лет в ремесленные и железнодорожные училища и 16-17 лет — в школы фабрично-заводского обучения на каждые 100 членов колхозов, считая мужчин и женщин в возрасте от 14 до 55 лет. А городские Советы депутатов трудящихся обязаны были ежегодно выделять молодежь мужского пола в возрасте 14-15 лет в ремесленные и железнодорожные училища и 16-17 лет — в школы фабрично-заводского обучения в количестве, ежегодно устанавливаемом Советом Народных Комиссаров СССР.

Учащиеся находились на казарменном положении и состояли на полном государственном обеспечении (питание, обмундирование, общежитие, учебники, учебные пособия). На содержание учебных заведений Государственных трудовых резервов с октября 1940 до 1950 года Советское правительство затратило свыше 36 миллиардов руб.

Все окончившие ремесленные училища, железнодорожные училища и школы фабрично-заводского обучения считались мобилизованными. Они были обязаны проработать четыре года подряд на государственных предприятиях по указанию Главного управления трудовых резервов при Совете Народных Комиссаров СССР (с обеспечением им зарплаты по месту работы на общих основаниях). Они пользовались отсрочками по призыву в Красную Армию и Военно-Морской Флот на время до истечения срока, обязательного для работы на государственных предприятиях.

Только в мае 1941 года учебные заведения Государственных трудовых резервов выпустили 250 тыс. молодых рабочих для промышленности, строительства, железнодорожного транспорта. В годы Великой Отечественной войны учебные заведения профессионально-технического образования подготовили 2,48 миллионов молодых квалифицированных рабочих. Всего за период 1941—1951 годы система подготовки дала народному хозяйству СССР около 6,3 миллионов молодых квалифицированных рабочих.

Призыв молодежи в ремесленные и железнодорожные училища, входящие в систему Главного управления трудовых резервов при Совете Министров СССР, был отменен  только в 1953 году

Это официальные данные. А что же происходило в годы войны в наших училищах по материалам архивов и воспоминаниям.

 

Из результатов проверки производственного обучения в школах ФЗО строительного дела мастером каменной кладки, депутатом Верховного Совета РСФСР тов. Орловым от 21 февраля 1941 года №241с (секретно):

«В большинстве школ ФЗО производственное обучение по кирпичной и каменной кладке, плотничьим и другим строительным профессиям производится в мастерских. Ученики по программе не выводятся на строительные площадки, а только на них и возможно настоящее производственное обучение молодежи.

Учащиеся плотничьему делу ФЗО №4 города Кирова обучаются в мастерских на изготовлении мусорных урн».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.34).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 1 марта 1941 года №127сс (строго секретно) «Об огульном и необоснованном применении дисциплинарных взысканий и отдаче под суд учащихся школ ФЗО, ремесленных и железнодорожных училищ»:

«Всего, по данным Главного управления, за два месяца 1941 года директорами школ и училищ передано прокуратуре 2786 дел на учащихся  для привлечения их к судебной ответственности, как нарушителей учебно-производственной дисциплины, самовольно оставивших школы и училища. Большое количество дел возвращено органами Прокуратуры за отсутствием оснований для привлечения к уголовной ответственности.

Такая практика подмены углубленной и систематической воспитательной работы с учащимися голым администрированием совершенно недопустима и вредно отражается на учебно-производственной дисциплине».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.27-28).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 11 марта 1941 года №368сс (строго секретно):

«Пункт 9. Установить для учащихся школ железнодорожного строительства следующий перечень одежды и обуви стоимостью 215 рублей комплект (по розничным ценам на швейную и кожаную обувь государственного производства, утвержденным Экономсоветом СНК СССР):

  1. Полупальто из хлопчатобумажной ткани на вате – 1 шт.
  2. Гимнастерка и брюки из хлопчатобумажной ткани – 1 пара.
  3. Ботинки яловые – 1 пара.
  4. Ремень брючный – 1 шт.
  5. Фуражка суконная – 1 шт.

Пункт 10. Установить, что 50% стоимости выдаваемой одежды и обуви оплачивается за счет государства и 50% удерживается с учащихся директором школы из денежных выплат, получаемых учащимися за выполненные работы. Удержания 50% стоимости одежды и обуви производится равными частями в течение всего срока обучения. Удерживаемые суммы вносятся в доход бюджета».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.13).

Этот документ еще раз подтверждает лицемерие наших властей. Как оказалось половину стоимости обмундирования учащихся ремесленных училищ вычиталось из их зарплаты, о чем учащиеся даже и не знали. Нормативные документы об этом были засекречены и с ними знакомили только директоров училищ и бухгалтеров.

 

Из Инструкции о порядке призыва колхозной и городской молодежи в ремесленные и железнодорожные училища и школы фабрично-заводского обучения (ФЗО) от 12 марта 1941 года №367с (секретно):

«Лица, отбывшие или отбывающие наказание по суду или в административном порядке, а также лица, в семьях которых имеются осужденные за контрреволюционную деятельность в ремесленные, железнодорожные училища и школы ФЗО не принимаются».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.16).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 26 апреля 1941 года №22сс (строго секретно):

«Начальнику Управления трудовых резервов Кировской области тов. Пестерникову:

  1. Отобрать 33 человека учащихся школ ФЗО столяров-белодеревцев и не позднее 10 мая отправить в распоряжение Управления трудовых резервов Новосибирской области на завод №153 Наркомата авиационной промышленности (НКАП) для прохождения производственной практики. (Завод №153 города Новосибирска – это авиационный завод им. В.П. Чкалова – А.Р.).
  2. Проезд и суточные на время нахождения в пути обеспечивает НКАП из расчета 7 руб. 50 коп. в сутки».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.38).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 22 июля 1941 года №66с (секретно):

«Пункт 2. Обязать директоров ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО немедленно сдать Главвторцветмету все сигнальные колокола из цветного металла»

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.60).

Церкви все обобрали раньше, а теперь дошла очередь и до училищ.

Вот один из не публиковавшихся ранее архивных документов 1929 года:

«18 ноября 1929 года Вятский окружной административный отдел, рассмотрев вопрос о снятии колоколов со всех церквей города Вятки, что усматривается из многочисленных резолюций массовых собраний рабочих заводов и фабрик, рабочих и служащих различных советских учреждений и предприятий, служащих профсоюзных и кооперативных организаций. И, наконец, коллективов просвещенцев, учащихся различных школ и студентов ПЕДАГОГИЧЕСКОГО института, РАБФАКА и техникумов, нашел, что:

  1. Вятские городские церкви расположены преимущественно в центральной части города, охватывая тесным кольцом центральную площадь БОЛЬШЕВИКОВ с расположенными на ней зданиями окружного комитета ВКП(б), Окружной РКИ и других советских учреждений.
  2. Колокола церквей города Вятки отличаются от других городов тяжеловесностью (до 1300 пудов или 20,8 тонны один колокол) и, следовательно, оглушительностью звука.
  3. Верующее население города Вятки, как население культурного центра ведет свою жизнь исключительно по часам, следовательно в звоне, как способе оповещения о времени молитвенных собраний в той или другой церкви, — НЕ НУЖДАЕТСЯ, так как богослужение в церквях происходит ежедневно в одни и те же часы. Поэтому изъятие из церквей колоколов не может служить какой либо мерой препятствия или стеснения свободного отправления верующей частью населения своих религиозных обрядов, что обеспечивается для верующих советским законодательством.
  4. Численный состав верующего населения города Вятки весьма незначителен по сравнению с массой трудящихся, уже освободившихся от религиозных верований, следовательно, звон, производимый с таким оглушительным шумом, как бы по желанию меньшинства верующих, является стеснительным средством для покоя безрелигиозного (так в документе – А.Р.) населения. Вследствие чего со стороны последнего и возникают не только предложения по снятию колоколов, но и слышатся недовольство и упреки по адресу представителей советской власти, Окружного административного отдела по поводу якобы «бездействия» в проведении мероприятий по снятию колоколов, по мнению трудящихся, как мероприятий вполне своевременных и всесторонне целесообразных.

Учитывая вышеизложенное и, принимая во внимание переживаемый социалистическим хозяйством нашей советской страны кризис в металле, особенно цветном, из которого состоят колокола и из которого получится огромное количество машин и деталей, АДМИНИСТРАТИВНЫ ОТДЕЛ полагает: войти в Окружной исполнительный комитет о разрешении вопроса по снятию колоколов в срочном порядке. Как в городе Вятке (в первую очередь), так и в заштатных городах Вятского округа.

Начальник Вятского окружного административного отдела, начальник милиции округа Ермаков».

(ГАКО, ф. Р-877, оп.2, д.12, л.17).

Оказалось, что и здесь ярко проявилось лицемерие властей. Вибрации колокольного звона создают в мире духовно-материальном те же образы, что пронизывающий слои эфира свет солнца и сияние свечей и паникадил. Существует два стиля колокольного звона. Первый заклю­чается в том, что настроенные точно в современную темпери­рованную гамму, колокола дают мелодический рисунок. Как неотъемлемая часть богослужения, колокольный звон регулируется церковно-богослужебным уставом – Типиконом и, в соответствии с его требованиями, разделяется на три главных вида: благовест, трезвон и перезвон. Расширенный, украшенный и усовершенствованный народной мудростью колокольный звон так же, как иконопись и словесная мелодия – знаменный распев, широко и прочно вошел в церковный обиход и в домашнюю жизнь наших благочестивых предков. 

 

Из письма Кировского облисполкома от 2 августа 1941 года №1064с (секретно):

«Имеют место случаи возвращения учеников школ ФЗО в районы области. Свой побег они объясняют плохим питанием. В сельсоветах Ахтайнском и Мусерском учащиеся, самовольно прибывшие из школ, скрываются в лесах».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.3, л.29).

 

Из письма заместителя начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР  в адрес начальника Управления трудовых резервов Кировской области от 29 августа 1941 года №66сс (совершенно секретно):

«Предлагаю немедленно приступить к производству деталей к установкам М-13 и М-8 (это были «Катюши» — А.Р.) в соответствии с планом.

Установить на сентябрь 1941 года Кировскому управлению план – детали №9, 18 по 5.000 штук каждой.

К выполнению настоящего спецзаказа надлежит привлекать не только учащихся, но также работников и мастеров училищ»

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.65).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 25 сентября 1941 года №204сс (совершенно секретно) «О досрочном выпуске 3000 учащихся ремесленных училищ для направления на завод №74 Наркомата  вооружения СССР (находился в городе Ижевске – А.Р.):

«Во исполнение Постановления ГКО от 20 сентября 1941 года №696сс приказываю:

  1. Досрочно выпустить учащихся в возрасте от 16 лет и старше по Кировской области – токарей 50 человек и слесарей 150 человек.
  2. Воспитанникам выдать удостоверения об окончании ремесленных училищ с указанием профессий и разрядов.
  3. В личном пользовании выпускников оставить полупальто ватное, рабочий костюм, одну пару белья, ботинки, фуражку, пояс брючный и пару носков.
  4. Взамен выпущенных произвести дополнительный набор в ремесленные училища из числа городской и сельской молодежи мужского и женского пола».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.77).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 1 октября 1941 года №216сс (совершенно секретно):

«Утвердить следующий план производства деталей к установкам М-13 и М-8 на октябрь по Кировской области – 7.000 деталей №9-12 и 18 в сборе.

В первой декаде, среднесуточно, 210 шт.

Во второй декаде, среднесуточно, 245 шт.

В третьей декаде, среднесуточно, 280 шт.

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.82).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР (Свердловск, ул. Вайнера, 55) от 14 октября 1941 года №311с (секретно):

«В связи с эвакуацией завода №476 НКАП, разрешить Московскому управлению трудовых резервов эвакуировать вместе с заводом в город Киров на базе завода школу ФЗО №8 в составе 150 учащихся и 15 административно-технических работников. Вместе со школой эвакуируется все оборудование, инструмент и имущество школы».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.87).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР (Свердловск, ул. Вайнера, 55) от 30 октября 1941 года №322с (секретно):

«За последнее время имеют место отдельные случаи заболевания учащихся школ ФЗО, ремесленных и железнодорожных училищ сыпным тифом.

Заболевание сыпным тифом явилось следствием преступно-беспечного отношения директоров училищ к содержанию общежитий и соблюдению личной гигиены учащимися, что привело к завшивленности и недопустимой антисанитарии. Распространение сыпного тифа в условиях военного времени – прямое преступление перед родиной».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.93).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР (Свердловск, ул. Вайнера, 55) от 1 ноября 1941 года №2141сс (совершенно секретно):

«Утвердить план производства деталей к установке М-13 по Кировской области детали №9-12 и 18 в сборе – 15.000 штук.

В первой декаде, среднесуточно, 450 штук.

Во второй декаде, среднесуточно, 525 штук.

В третьей декаде, среднесуточно, 600 штук.

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.91).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР (Свердловск, ул. Вайнера, 55) от 5 декабря 1941 года №286сс (совершенно секретно):

«Благодаря большевистской работе ремесленных, железнодорожных училищ и школ ФЗО, исполняющими спецзаказ производства деталей к установкам М-13 план производства деталей значительно перевыполнен по всем указанным в плане деталям».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.1, л.101).

 

Из решения Кировского облисполкома от 8 декабря 1941 года №1556:

«Разместить эвакуированные в Кировскую область ремесленные училища:

  1. Московские ремесленные училища №8 и 37 объединить с Кировским ремесленным училищем №7 и разместить на заводе №32 НКАП (теперь, Авитек – А.Р.).
  2. Коломенское ремесленное училище №2, прибывшее с заводом им. Куйбышева объединить с Кировским железнодорожным училищем №2 и разместить на заводе им. Куйбышева».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.3, л.50).

 

Из плана производства боеприпасов по предприятиям и промысловым артелям Кировской области на декабрь 1941 года №1604сс (совершенно секретно):

Управление трудовых резервов, ружейно-противотанковая граната, 10.000 штук.

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.3, л.52).

 

Из письма Кировского облисполкома от 20 декабря 1941 года:

«Согласно решению Совета по эвакуации от 26 ноября 1941 года №14982с на завод танковой промышленности имени Куйбышева ( в Кирове он носил №38 – А.Р.) эвакуируется 1.000 человек учащихся из города Ленинграда».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.5, д.21, л.89).

 

Из воспоминаний парторга ЦК на заводе №266 Александра Ивановича Зенина:

«Однажды мне сообщили, что прибывшие для работы на нашем заводе и размещенные в одной из школ города ленинградцы разгромили школу и избили работников милиции.

Приезжаю на место и не верю своим глазам. Окна выбиты, две­ри сорваны, мебель поломана, посуда побита. Когда я сказал: «Как же вам не стыдно?», но видно было, что стыдно.  В этот момент сзади меня послышался хриплый голос верзилы лет 22-23-х: «А еще приехал начальничек». Выхватив нож, он бросился на меня. Мгновенный удар, нож отлетел в сторону, а «ленинградец» кувырком полетел вниз. И тут произошло неожиданное. Ребята как по команде закричали: «Товарищ начальник убейте его, это не наш, это бандит», но убивать уже было некого, он исчез, оставив на «поле брани» своё оружие и авторитет.

Ребята наперебой рассказывали мне, что это «рыжий» заставил их под угрозой ножа громить школу и спрашивали, что им теперь бу­дет за это.  Тут же из их среды был избран командир отряда, под руководством которого (с нашей помощью), школа была восстановлена, мебель отремонтирована, а ребята были направлены для работы на завод. Это были чудесные ребята, впоследствии ставшие членами производственных «Фронтовых бригад» (это звание присваивалось бригадам, достигшим наивысших показателей), а затем многие из них были приняты в комсомол».

 

Из письма заместителя наркома просвещения РСФСР Сарычевой в Кировский облисполком от 24 января 1942 года:

«Прошу освободить от призыва в ФЗО города Кирова учащихся 9 класса 8-й средней школы Зеличенко Энгель, Ефременко Энгелину, Фрумкина Израиля, Котляревскую Беллу и Лемберг Виктора.

Учащихся 9 класса 9-й средней школы Сундукову Нелли, Николаевскую Елену и Салтыкова Льва.

Учащихся 8 класса 10-й средней школы Ямарину Валентину, Титову Нинель, Львовскую Татьяну и Бим-Бад Татьяну и учащегося 9 класса Сарычева Карла.

Эти учащиеся – дети сотрудников Наркомата просвещения РСФСР, эвакуированные в Кировскую область. Они должны будут вместе с родителями возвратиться в Москву».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.679, л.15).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 11 апреля 1942 года №66ас (секретно):

«О плане производства изделий к установке М-13 в апреле 1942 года Кировским областным управлением трудовые резервы (свеча в сборе – детали №9-12 и 18) – 74.000 шт.».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.13, л.31).

 

Из письма заведующего Кировского ОБЛОНО Письменского (1) в облисполком от 24 апреля 1942 года:

«По имеющимся в ОБЛОНО сведениям на заводе №32 и других практикуется прием на работу подростков без документов и согласования со школами, что ведет к срыву Закона об обязательном семилетнем обучении.

Так, в период с 1 января по 15 апреля 1942 года по заводу №32 было принято на работу 385 таких подростков».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.679, л.109).

Школьники жили очень голодно, поэтому и шли работать на заводы, где давали обед.

 

Из письма управления связи Кировской области от 6 мая 1942 года в облисполком:

«Детский интернат и детский сад Наркомата связи СССР, размещенные в Вожгальском районе, находятся в крайне тяжелом положении, так как дело со снабжением их продуктами питания обстоит безобразно.

Дети не видят не только мяса, масла, крупы, но даже не имеют достаточного количества хлеба. Вожгальский райпотребсоюз снабжает их очень плохо в силу того, что не может вывезти с Кировских баз продукты питания».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.679, л.105).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 23 мая 1942 года №169ас (секретно):

«О выпуске в июне 1942 года из школ ФЗО Кировской области 50 электромонтеров для Московского треста №18 Глававиастроя НКАП».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.13, л.49).

 

Приказ Кировского областного управления трудовых резервов от 8 августа 1942 года №19сс (совершенно секретно) о направлении в августе 1942 года деталей №9-12 и №18 в сборе (для изделия М-13) в количестве 24.000 шт. на завод им. Колющенко (город Челябинск – А.Р.).

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.14, л.64).

 

Из Постановления Кировского областного совета и Бюро обкома ВКП(б) от 14 октября 1942 года «Об экономии в расходовании хлеба»:

Пункт 6а «Запретить с 15 октября 1942 года продажу хлеба без карточек по повышенным ценам, за исключением ресторанов».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.14, л.1).

 

Из письма заместителя заведующего Кировского ОБЛОНО в облисполком от 12 декабря 1942 года:

«На IV квартал текущего 1942 года детям отпущено на одного человека в день:

  1. Мяса или рыбы – 12 граммов.
  2. Масла животного – 5 граммов.
  3. Масла растительного – 5 граммов.
  4. Сахара – 10 граммов.
  5. Крупы по 260 граммов.

Молоко выдается только дошкольникам по 1,5 литра в месяц.

Отпуск даже этих продуктов, как правили, задерживается на большие сроки».

(ГАКО, ф. Р-2169, оп.1, д.679, л.332).

Учащимся ремесленных училищ отпускалось продуктов не больше. Поэтому все ремесленные училища, как и школы, детские дома, детские сады и интернаты завели свои подсобные хозяйства.

 

Из письма начальника Кировского управления трудовых резервов в адрес Главного управления трудовых резервов от 8 марта 1943 года №27с (секретно):

«На основании Постановления Правительства учащиеся системы трудовых резервов приравнены по нормам рабочим соответствующих отраслей промышленности.

Существующие законы торгующими организациями Кировской области не только искажаются, но зачастую игнорируются.

Факты.

Системой Кировлеспродторга обслуживаются школы ФЗО №10, 23, 27, 29, 30 и ремесленное училище №8, организованные на базах Наркомлеспрома. С 1 марта 1943 года они переведены на одноразовое питание. Директор Кировлеспродторга тов. Смирнов, несмотря на неоднократные вызовы его по этому вопросу в Обком ВКП(б), Облисполком и Облторготдел, категорически отказывается снабжать учащихся трехразовым питанием, мотивируя это отсутствием продуктов подсобных хозяйств и децентрализованных заготовок.

Проверка установила, что доводы руководителя Кировлеспродторга оказались несостоятельны. Фонды он перерасходовать не мог, а если и израсходовал их, то не по назначению.

Дело о плохом питании учащихся школы ФЗО №8 и плохом обслуживании со стороны ОРСа завода «Память С.М. Кирова» передано уржумскому районному прокурору.

С 1 марта 1943 года, в связи с введение карточной системы, резко ухудшилось питание школ ФЗО и ремесленных училищ. Такое положение с питанием ничуть не является причиной отсутствия продуктов, а косностью руководителей ОРСов и целых систем: Леспродторга, Лестрестторга, Вятского речного пароходства, Треста общественного питания и Облпотребсоюза.

Областное управление трудовых резервов принимает ряд мер, но это не дает эффекта.

Просим вас принять меры к предотвращению возможного отсева учащихся из школ ФЗО».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.12, л.240).

 

Из объяснительной записки Кировского управления трудовых резервов от 13 марта 1943 года (секретно):

  1. Училось в школах ФЗО – 7239 человек.
  2. Отчислено по болезни – 117 человек.
  3. Находится в самовольной отлучке – 534 человека (фактически в самовольной отлучке было больше, но часть их была заменена школами за счет добровольцев).

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.12, л.205).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 26 марта 1943 года и НКВД СССР №2216с (секретно):

«Во исполнение Постановления по борьбе с беспризорностью и хулиганством, областному управлению трудовых резервов Кировской области передать, а УНКВД Кировской области принять здание ремесленного училища №2 города Халтурина с мастерскими, находящимися в них оборудованием и инструментов, а также подсобные и жилые помещения с жестким инвентарем и подсобное сельское хозяйство.

Административно-технический и преподавательский персонал, необходимый для окончания обучения переводимых в другие училища учащихся ремесленного училища №2 переводится вместе с учащимися.

Освобождаемый персонал перевести для работы в трудовой воспитательной колонии по договоренности с УНКВД».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.12, л.78).

 

Из приказа начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 31 марта 1943 года №164с (секретно):

«1. Произвести выпуск в марте-апреле 1943 года из ремесленных училищ Кировской области 120 учащихся, достигших 16-летнего возраста и освоивших программу производственного обучения и передать их для работы заводам Наркомтанкопрома, в том числе Воронежскому ремонтному заводу 50 слесарей и 10 токарей, а заводу №39 – 60 токарей.

  1. Оставить в безвозмездном пользовании учащихся, выпускаемых из ремесленных училищ, выданное им обмундирование, за исключением шинелей».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.12, л.29).

 

Выписка из приложения к приказу начальника Главного управления трудовых резервов при СНК СССР на третий квартал 1943 года от 16 июля 1943 года №475сс (совершенно секретно):

«По Кировской области комплектов деталей №9-12 (2 шт. в комплекте) к снарядам М-13 – 36.000 шт. Поставка заводу №73 Наркомата боеприпасов».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.12, л.75).

 

Из распоряжения Главного управления трудовых резервов при СНК СССР от 30 сентября 1943 года №712с (секретно):

«Произвести выпуск в октябре 1943 года из ремесленных училищ Кировской области 5 учащихся электромонтеров, достигших 16-летнего возраста и освоивших программу производственного обучения и передать их для работы на завод №28 Главкислорода при СНК СССР (находился в Балашихе, под Москвой – А.Р.)».

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.12, л.75).

 

Из списка выпускников ремесленного училища №6 города Кирова, направленных в 1943 году для работы на завод №39 в город Москву:

  1. Арноси Анхилес, родился в 1926 году в Астурии (Испания).
  2. Маркос Фернандес Исавель, родился в 1926 году в Астурии (Испания).
  3. Гарсия Иглеснас Маруха, родился в 1926 году в Астурии (Испания).

(ГАКО, ф. Р-3051, оп.1, д.12, л.223).

И еще.

Совсем недавно, мой приятель Валерий Николаевич Дубров рассказал мне, что в годы войны, когда он жил в доме по адресу улица Карла Маркса, 62, в подвале этого дома, вдоль всего дома, располагалась мастерская, в которой изготовляли автоматы ППШ. Этот дом, знакомый всем жителям города, находится на углу улиц Карла Маркса и Энгельса (теперь – Преображенской) и был построен еще до войны. По воспоминаниям Валерия Николаевича весь двор дома был завален металлической стружкой синего цвета, что говорит о том, что обработка металла велась на высокой скорости с большой подачей. Работали в мастерской совсем молодые ребята. По-видимому, мастерская принадлежала одному из ремесленных училищ нашего города Кирова.

Во время войны ремесленники делали удивительно большой объем работ по изготовлению продукции для фронта.

Как позднее пояснил другой житель этого дома в годы войны, Геннадий Павлович Мартышкин, эта мастерская изготовляла турели для самолетов.

Так что историю производства учащихся наших ремесленных училищ нужно еще изучать и изучать…

 

Примечания:

 

(1) Письменский Андрей Аверьянович, родился 1 сентября 1902 года на хуторе Ямота Мечетенского уезда Донской области.

Окончил церковно-приходскую школу.

С 1915 по 1919 год учился в реальном училище станицы Великокняжеской Донской области.

С апреля 1919 года по ноябрь 1926 года красноармеец, полевой адъютант, помощник командира полка по хозяйственной части в 20 и 21 кавалерийском полку 4-й кавалерийской дивизии 1-й Конной Армии.

С ноября 1926 года по сентябрь 1930 года преподаватель истории в профтехшколе Охты города Ленинграда.

В 1930 году окончил исторический факультет Ленинградского педагогического института им. А.И. Герцена.

С сентября 1930 года по сентябрь 1932 года – ассистент кафедры новой истории Ленинградского педагогического института им. А.И. Герцена.

В 1932 году окончил аспирантуру по новой истории в Ленинградском педагогическом институте им. А.И. Герцена с правом преподавания новой истории в высших учебных заведениях.

С сентября 1932 года по июнь 1936 года – заместитель директора по учебной и научной части, доцент Ленинградского педагогического института им. А.И. Герцена.

С июня 1936 года по сентябрь 1938 года – инструктор отдела школ Ленинградского горкома партии, заведующий кафедрой новой истории Ленинградского педагогического института им. М.Н. Покровского.

С сентября 1938 года по июль 1941 года – директор Ленинградского института усовершенствования учителей и заведующий кафедрой новой истории.

С июля 1941 года по март 1942 года – уполномоченный Ленинградского горисполкома в Кировской области по эвакуации.

С марта 1942 года по февраль 1944 года – заведующий Кировским областным отделом народного образования.

В феврале 1944 года освобожден от должности. Отозван для работы в Ленинграде.

(ГАСПИКО, ф. П-1290, оп.17, д.3707).

 

Полная версия:

 

http://xn—-7sbbraqqceadr9dfp.xn--p1ai/articles/150928-deti-ispanii-vmeste-s-drugimi-sovetskimi-detmi-proizvodili-v-kirove-detali-dlya-katyush-v-godyi-voynyi

 

Александр Рашковский, краевед, 5 мая 2015 года.

 

 

 

 

 

 

 

Share
Статья просматривалась 601 раз(а)

Добавить комментарий